На Мадейру 14-летний Уильям Рейд попал зимой 1836 года как все — на корабле. Плавание из Эдинбурга до Лиссабона, а оттуда до живописного утеса Сальто-де-Карвалью, у подножия которого был порт Фуншал, заняло несколько недель. Все это время юный шотландец драил палубу за кормежку. Он экономил деньги, которые дал ему отец, уверенный, что пять фунтов и волшебный воздух португальского острова вылечат его сына от туберкулеза. Из двенадцати братьев и сестер Уильям был самым хилым, но и самым образованным. Он вычитал в новом медицинском журнале «Ланцет», что в Атлантическом океане под боком у Африки есть вулканический остров размером всего 57 на 22 километра, где царит вечная весна и венценосные британские особы, разумеется, инкогнито, уже давно поправляют свое здоровье. А народ попроще зарабатывает состояния на виноделии. В производство вина, мадеры, и собирался вложить сбереженные пять фунтов юный Рейд. В городке Килмарнок, откуда он был родом, все мечтали повторить подвиг их земляка, в 15 лет озолотившегося на придуманной им выпивке, благодаря которой его имя, Джонни Уокер, осталось в истории.

Увы, в 1830-х годах виноградники на острове поразила эпидемия мучнистой росы, а позже
их почти уничтожило нашествие опаснейшей для винограда тли — филлоксеры. Уильяму Рейду, с которым местный климат действительно сотворил чудо — через месяц он уже забыл о своей болезни, пришлось отложить отцовские пять фунтов до лучших времен. Тем более что по старой шотландской традиции «отцовские деньги» полагалось беречь на «черный день». Рейд нанялся в пекарню ночным рабочим — днем он был слишком занят. Шотландец, быстро научившийся говорить по-португальски, объезжал разоряющихся хозяев виноградных поместий кинтас и предлагал им заработать на желающих поправить свое здоровье англичанах — сдать свои дома в аренду. Шотландец был уверен, что после уже упомянутой статьи в «Ланцете», в которой легочные заболевания рекомендовалось лечить на Мадейре, «единственном месте на свете, где зимой тепло, но нет ветров, пыли и уж тем более смога», состоятельные англичане хлынут на остров. И ему нужно только подготовиться к их приезду.

К следующей зиме в списке Рейда было несколько десятков кинтас по всему острову, но даже их не хватило, чтобы принять всех желающих. Богатые англичане буквально заполонили остров. Они приезжали на всю зиму с семьями и прислугой. Довольно быстро слава о целебном воздухе и уютных кинтас острова распространилась по всей Европе. На Мадейре стали появляться гости из России. Одним из первых здесь побывал художник Карл Брюллов. Несмотря на болезнь — он приехал на Мадейру лечить сердце — Брюллов много работал. За год, что художник провел на острове, помимо пейзажей он написал портреты зятя Николая I герцога Лейхтенбергского, тоже приехавшего на Мадейру для поправки здоровья, и еще нескольких высоких чинов из его свиты.Читать дальше >>>