Пять утра. На трассе 163 начинается обычный трудовой день —  восемь тысяч свиных пятачков с мясокомбината «Нутрибрас» отбывают в Гонконг. Караван грузовиков вывозит 150 тонн сои, предназначенной для Европы. Тонны коровьей печенки отправляются в Россию. Куриные лапки — в Азию. Амазонская рыба — в Испанию.

Сегодня, как и вчера, Бразилия снова постарается накормить весь мир. Леонарду Муси чуть свет уже на своей пашне.

Здесь, на федеральной трассе, он считается соевым бароном. Только на рассвете у Леонарду есть время для интервью. Но его мобильный звонит без перерыва. «16 тонн в Саудовскую Аравию, 110 — в Китай, 30 тонн на маслобойню», — командует он. За его спиной, на
709-м километре шоссе 163, каждые пять секунд проносятся фуры с прицепами. 1500 километров на север до Амазонки. 2000 километров на юг до портового города Сантуш. Мату-Гросу — географический центр Бразилии. И центр континента.

Сейчас здесь происходят невиданные метаморфозы: нетронутая природа превращается в гигантскую фабрику по производству еды.

Леонарду Муси всего сорок лет, но он уже один из продовольственных магнатов. Начинал Муси двадцать лет назад скромным сельхозрабочим. В 1995 году, когда разразился соевый бум, он, как и многие бразильцы, отправился покорять «Дикий Запад» страны. В 1999 году купил первую соевую плантацию  площадью
940 гектаров. А сейчас у него более 100 тысяч гектаров земли.

Словно демонстрируя свои достижения, Муси достает калькулятор из кармана. Нажимает кнопки и бормочет себе под нос: «60 тысяч гектаров сои, 56 мешков с гектара, по 55 реалов за мешок... Получается, — он смотрит торжествующе, — 184 миллиона реалов с одного урожая».

В пересчете на евро это 54 миллиона.

Вот она, золотая лихорадка XXI века.

Самая большая ферма Леонарду Муси находится в окрестностях города Синоп на 842-м километре федеральной трассы 163. И больше похожа на промзону, чем на фазенду. В складских помещениях размером с футбольный стадион стоят сельскохозяйственные машины, названия которых словно взяты из фантастических фильмов. Вот, к примеру, «пульверизатор». В небо как раз взлетает самолет, чтобы с помощью этого агрегата распылить 4000 литров химикатов и уничтожить расплодившегося злостного вредителя полей — белокрылку. Посреди ангара стоит
22-летний Винисиус Перри. «У нашей работы нет ничего общего с романтикой золотоискателей. Главное — технологии и эффективность производства».

Когда тут говорят о золоте, подразумевают сою — мелкие стручки соломенного цвета с несколькими горошинками внутри, которые на 20 процентов состоят из масла и на 37 процентов — из белка. В наши дни из сои производят сотни видов продовольственной продукции — от шоколада до майонеза и растительного масла. Сою используют в косметике, из нее делают биотопливо и корм для скота. Можно сказать, что в современном мире уже не хлеб, а соя всему голова.

Винисиус Перри — дипломированный агротехник. Как и все местные работники, он носит джинсы и бейс­болку, но все равно выглядит как типичный «компьютерный гений» из Кремниевой долины. Он так и сыплет фразами вроде «коэффициент оптимизации», «повышение эффективности», «автоматизированное управление». Похоже, покорение бразильского «Дикого Запада» превратилось в модный стартап. Сам Перри называет  свой метод «высокоточным сельским хозяйством».

Что это значит? С каждой плантации Винисиус берет сотни проб почвы. Затем составляет для каждого квадратного километра полей особую питательную диету из минеральных удобрений. А после этого вводит данные геолокации в компьютерную программу, управляющую полностью автоматизированной техникой, которая и удобряет поля по его схеме. «Каждое поле для меня — как пациенты для врача, — говорит Винисиус. — Одному нужны таблетки от холестерина, другому — больше железа, третьему — витамин B12».

Он воспринимает свою работу как большой эксперимент. Это все равно что искать золотую жилу. Какая будет отдача? Насколько увеличится урожайность, если правильно обращаться с землей? «Главное отличие фермеров от золотоискателей в том, что наше богатство — земля — неисчерпаемо», — говорит Винисиус. Как и количество пестицидов, которые вы на нее выливаете, возражают ему. «И это тоже», — соглашается он.Читать дальше >>>