Каждую субботу и воскресенье самый большой рынок Таиланда собирает толпы покупателей со всего света. В паутине узких коридоров и галерей их ждут продавцы более тысячи магазинов, лавок и уличных прилавков. В качестве приманки: посуда и мебель, бельё и продукты, ювелирные украшения и антиквариат. Но больше всего бангкокский рынок Чатучак известен тем, что здесь можно купить экзотических животных. В том числе – исчезающих, торговать которыми запрещают законы всех стран мира. За 20 с лишним лет существования рынка этот нелегальный бизнес ничуть не ослабел, но лишь стал активнее и прибыльнее.

Бангкок считается неофициальной столицей мировой торговли дикими животными, и все её нити сплетаются в районе рынка Чатучак. Вам нужен живой крокодил, тигр или питон? Пусть вы не увидите этих животных выставленными к продаже, но непременно найдете на рынке того, кто сведет вас с нужными людьми. Как правило, живой товар ждёт где-то неподалёку – в одном из частных домов или в фургоне, припаркованном в тёмном переулке.

Но даже на открытых прилавках в северо-западном углу рынка можно увидеть такое, от чего у иностранных защитников животных недоуменно поднимаются брови. Здесь свободно продаются американские попугаи ара, птицы-носороги, совы, игуаны, редкие виды рыб и даже медвежата. Цены на живой товар варьируются от нескольких долларов до десятков тысяч.

– И что, его можно купить? – спрашиваю продавщицу, указывая на сине-желтого попугая-ару.

– Купить можно, вывозить нельзя, – меланхолично отвечает продавщица, с сомнением глядя на фотоаппарат у меня на шее. На клетке ары висит табличка с надписью на английском и тайском: «Не фотографировать!»

Продавцы нелегальных животных не любят фотографов. Хотя тысячедолларовый сине-желтый – не самый криминальный из попугаев. Есть в наличии и более редкие виды. Стоят дороже, а как вывезти – вам объяснят.

Профессионалы этого жутковатого бизнеса способны пронести через таможню даже слона. Яйца редких птиц и рептилий прячут в нательных жилетах с десятками карманов. Змей обматывают вокруг пояса. Тигрят и медвежат везут в узких пластиковых контейнерах с пробитыми дырками для воздуха. Огромных марабу заматывают в полиэтилен, как тушки цыплят – только клювы торчат наружу. Игуан прячут внутри искусственных протезов рук или ног, а небольших животных усыпляют и засовывают в сувениры из поддельных слоновьих бивней.

Тайская пресса регулярно взрывается сенсационными сообщениями о задержании очередных контрабандистов, пойманных в аэропорту с полными чемоданами зверей. Например, некий гражданин ОАЭ пытался провезти в своем багаже двух пантер, двух леопардов, двух макак и азиатского черного медведя. Детёнышей, конечно. А год назад гражданин Индонезии пытался вывезти три чемодана, где уместились животные 259 видов! Включая пауков, змей, ящериц, белок, попугаев и черепах. Всю эту живность задержанный, по его собственному признанию, свободно приобрёл на рынке Чатучак.

Но всё это лишь вершина айсберга. Основные потоки живой контрабанды идут не через аэропорты, а по суше и морю. Большая часть товара попадает в Таиланд из Камбоджи, Лаоса, Вьетнама, Индонезии. И уже отсюда расходится по миру.

По некоторым оценкам, до конечного потребителя доезжает едва ли каждый пятый из попавших к браконьерам животных. Чтобы добыть одного детеныша гиббона, браконьеры готовы убить всю его семью. А сколько животных погибает по дороге из-за стресса, полученных ран и невозможных условий содержания? И всё же бизнес остаётся выгодным. В Таиланде контрабандисту или нелегальному торговцу животными по закону грозит тюремное заключение до четырех лет и штраф в тысячу евро. Но до тюрьмы дело не доходит практически никогда, а штраф мало кого пугает. Тот же детеныш гиббона стоит в десять раз больше. Весь же объем мировой нелегальной торговли дикими животными – это десятки миллиардов долларов ежегодно. И значительная часть этих денег проходит через Чатучак.

 Читать дальше >>>