Стремительная походка, открытый взгляд, зычный голос. За одно это многие в Джидде, «экономической столице» Саудовской Аравии, назвали бы Сомайю Джабарти необычной женщиной. Кого-то она могла бы даже шокировать. Взять хотя бы хиджаб и абайю — длинное женское платье-балахон с рукавами. У большинства платок низко надвинут на лоб и скрывает чуть ли не все лицо. А черная абайя превращает женщину в темное пятно.

Сомайя Джабарти как цветок. Хиджаб у нее красный или синий. Абайя — желтая или зеленая. Помада — розовая. В стране, где женщину кутают с головы до ног, как что-то неприличное, это уже вызов обществу. «Что такого? — говорит она. — Цветная одежда не запрещена. Если другие ее не носят, я не виновата».

Необъяснимо, но факт: в любом обществе есть личности, которые смелее, рискованнее и принципиальнее большинства. Даже в таком ультраконсервативном государстве, как Королевство Саудовская Аравия. В одной из самых несвободных стран мусульманского мира, которая благодаря огромным запасам нефти стала и самой богатой.

Саудовская Аравия — оплот ваххабизма. Это жесткий вариант ислама, основанный на буквальном прочтении Корана. Его идеология проникла во все сферы. Организовать концерт, купить алкоголь, доверить женщине управление машиной — ни в коем случае. Зато публично обезглавить осужденного или устроить порку блогеров — пожалуйста. Особенно если они подвергают сомнению авторитет исламских проповедников. В этой модели нет места женщине, которая занимается общественной деятельностью. Но бывают и исключения.

45-летняя Сомайя Джабарти относится как раз к их числу. Она дипломированный литературовед и первая в истории страны женщина, возглавляющая газету. В феврале 2014 года Сомайя стала главным редактором «Сауди газетт», одного из ведущих англоязычных периодических изданий королевства.

Серьезная ежедневная газета со всеми положенными рубриками: внутренняя политика, Ближний Восток, международные новости, аналитика, экономика, спорт и развлечения. Некоторые статьи перепечатываются из «Нью-Йорк таймс». Основная аудитория — восемь миллионов иностранцев, живущих в стране. Среди читателей есть и высокооплачиваемые специалисты, и гастарбайтеры, которых саудиты нанимают, чтобы сэкономить деньги.

На должность главного редактора Сомайю продвинули влиятельные мужчины из медийного бизнеса.
Кто-то из них действительно по достоинству оценил ее профессионализм. Остальные, скорее всего, просто хотели поддержать свой либеральный имидж. Но и те, и другие любят подчеркивать, что Сомайя Джабарти — их «продукт».

«Вы хотите поговорить о Сомайе? — спрашивает Халед Альмаина, ее предшественник на посту главного редактора. — Она была моей ученицей. Правда, ей еще многому нужно научиться, чтобы стать такой же влиятельной, как я».

Кабинет Сомайи действительно не похож на офис влиятельного человека. Большая комната с кожаными креслами и тяжелыми коврами скорее напоминает приемную бюрократа средней руки.

«Вообще-то, это мой бывший кабинет, — уточняет Халед. — Но Сомайя может им пользоваться, если ей хочется».

Под началом у Сомайи Джабарти десятки сотрудников. Она отвечает не только за все, что печатается в газете, но и за финансовое благополучие издания. При этом по закону прав у нее не больше, чем у несовершеннолетнего, которому необходим взрослый опекун.

К примеру, без разрешения мужа она не может поехать в командировку. Официальное согласие супруга требуется ей даже для того, чтобы сопровождать делегацию королевской семьи на международный саммит. Муж Сомайи уже на пенсии, просто сидит дома.
На самом деле, ему нет никакого дела ни до супруги, ни до ее занятий — их брак существует только на бумаге.  Такое бывает и в Саудовской Аравии. Главное — сохранить репутацию. Но это не значит, что Сомайя Джабарти смирилась с обстоятельствами. «Времена меняются, — говорит она. — И законы тоже пора менять».

Стоит только зайти в холл издательского дома, где расположены офисы «Сауди газетт» и других редакций, и сразу становится ясно, насколько организация труда в Саудовской Аравии отличается от европейских стандартов.Читать дальше >>>