Под стук колес

Попробуйте-ка сообщить друзьям, что собираетесь в отпуск в Мавританию: подавляющее большинство покрутят пальцем у виска и удивленно спросят: «А что там делать?!». Да что говорить, единицы способны с ходу указать хотя бы приблизительный район континента, где она находится. И это прекрасно: пустыня, при всей своей безбрежности и безжизненности, — очень хрупкий и незащищенный ландшафт, который может и не пережить «атаки» досужих туристов. Так что подобное воздержание — только к лучшему.

И недаром лишь по счастливой случайности не разбившийся в пустыне пилот почтовой авиации Антуан де Сент-Экзюпери писал в своем дневнике: «На первых порах вся она — только пустота и безмолвие, но лишь потому, что не открывается первому встречному».

Мавритания вроде бы относится к арабскому северу — Магрибу, однако вместе с тем принадлежит и к «черной Африке». Когда-то ее территория изобиловала реками, водоемами и экзотической живностью, за которой сейчас любители сафари отправляются на восток и юг континента. Все изменилось около десяти тысяч лет назад, когда из-за мощной солнечной радиации и затяжных засух зародилась и начала свою уверенную «экспансию», которая продолжается и по сей день, величайшая пустыня мира, Сахара.

Эта обширная страна — одно из тех заветных мест, где можно побывать в архетипичной, словно списанной с рекламных постеров и буклетов, пустыне. Громадные барханы меняют свою форму, очертания и цвет в течение дня: подобным зрелищем можно любоваться бесконечно. В неусыпной работе над обликом дюн художником и творцом выступаем сама природа, кладущая жирные мазки песка на пустынный холст, а резцом и шлифовальным кругом — непоседа ветер. Кто-то замечал, что изменчивые, волнующиеся песчаные горбы больше всего смахивают на живые существа и существуют скорее по законам биологии, а не физики. Днем здесь только два главных цвета: рыжевато-желтый — у песка и иссиня-голубой — у бездонного неба. Ночью же «верх» становится бархатно-черным, а «низ» выцветает и блекнет, как одежда после многократной стирки. Но главное, что Сахара — пространство глухой, ватной, бескомпромиссной тишины, которую иногда прорезает деликатный шепот извивающихся между барханами песчаных змеек. И лишь изредка — шум от проносящегося по ее просторам самого протяженного поезда в мире.

Собственно говоря, это не один поезд, а целых три — составы регулярно отправляются из местечка Зуэрат, рядом с которым находится крупное месторождение железной руды, до портового города Нуадибу, где эта руда сгружается на специальные суда. Длина поездов может разниться, но, как правило, они состоят из 200 вагонеток общей протяженностью в два с половиной километра! В силу того, что железная дорога служит достойной альтернативой утомительного путешествия по разбитым шоссе страны, составы пользуются большой популярностью. Некоторые счастливчики могут позволить себе приобрести билет на сидячее место в единственный пассажирский вагон, однако большинство людей предпочитают… просто забираться в вагонетку, которая способна перевозить до 85 тонн руды, и ехать, по сути, зайцем — обратно до Зуэрата поезда следуют порожняком.

Помимо местных жителей в них изредка можно увидеть и отчаянных туристов в поисках адреналина — дорога на север тянется вдоль Западной Сахары, территории непризнанной республики, который контролируется как марокканскими войсками, так и революционерами из фронта Полисарио, который борется за независимость государства. Впрочем, никаких эксцессов и ограблений поездов (грабить-то некого и нечего) ожидать не приходиться. А потому главным приключением становится сама поездка.

На весь путь целиком (а это 674 километра) требуется около 15 часов, однако большинство сходит в местном административном центре, городке Чум, до которого ехать полдня. Стоит учитывать, что вагонетки весьма велики и предназначены исключительно для железной руды, а не для людей, так что ни проводников, ни туалетов, ни даже рессор не полагается — что превращает путешествие в самую настоящую авантюру.Читать дальше >>>