Поднявшись вечером на самый верх перевала Харднотт-Пасс, можно увидеть чередующиеся сцены рождения и смерти. Вот заходящее солнце заливает желтым светом голые горные хребты. Их вершины похожи на сверкающие скалистые острова, беззвучно плывущие над серой морской бухтой в облачной пелене, которая наползает со стороны Атлантического океана.

Потом тишину нарушает порыв ветра, прижимающий к земле траву и стебли на горных склонах. С моря надвигается армада облаков. Темным приливом она накатывает на склоны, взбирается вверх по долинам и постепенно гасит солнечные лучи.

С высоты Озерный край похож на громадную сцену. Гора Скофел-Пайк, хоть и считается одной из самых высоких вершин в Англии, поднимается ввысь всего на 978 метров. Но если горам Камбрии и недостает высоты, это компенсируется их потрясающей красотой и прямо-таки сакральной ролью, которую этот край играет во взаимоотношениях британцев с природой.

В здешних горах солнце и проливные дожди внезапно сменяют друг друга. На заросшем папоротником плоскогорье видны небольшие живописные лощины. Деревни с извилистыми улочками, застроенными каменными домами, утопают в цветах. Бурные горные речки, пенясь бурунами на древних гранитных порогах, мчатся в озера Дер­вент-Уотер, Конистон-Уотер, Алс-Уотер, Уиндермир. Вот туман над поверхностью Уиндермира рассеивается, и взору открываются раскинувшиеся за ним просторные каменистые поля, поросшие низкой травой.

Здесь, в Озерном крае, среди пасторальных пейзажей можно увидеть обнаженные скальные выходы, и это сочетание идиллии с гнетущей суровостью природы образует дивные картины. В конце XVIII века эту местность в графстве Камбрия к северу от Манчестера открыли для себя английские поэты и художники — и запечатлели ее в своих произведениях. Поэты Сэмюэл Тейлор Кольридж и Уильям Вордсворт, самые значимые из ранних английских романтиков, противопоставляли здешний одухотворенный горно-озерный ландшафт техническим ритмам зарождающейся индустриальной эпохи. Своей новой религией они сделали Природу — и горы, реки и деревни Камбрии обрели новый, сакральный смысл.

Для них и красоты этого отдаленного уголка, и строгость ландшафта стали неким идеалом. Вордсворт называл деревню Грасмир, где он в 1799 году поселился в доме, увитом розами, «самым красивым местом на Земле», а благодаря его «Путеводителю по озерам» здешние края до сих пор как магнитом притягивают туристов.

Сейчас каждый год около семидесяти тысяч посетителей переступают порог «Голубиного домика» Вордсворта, благоговейно разглядывают его письменный стол, заходят в бывшую детскую, влажные стены которой вместо обоев оклеены газетами начала девятнадцатого века, и, затаив дыхание, выходят в сад, разбитый на склоне холма.

Ленка Когоутова из Чехии еще никогда там не бывала. Она с утра до вечера продает пончики в одном из многочисленных магазинчиков, которые выстроились вдоль главной улицы Грасмира. Кафе, пиццерии, гостиницы, памятные места, связанные с именем Вордсворта, книжные магазины. Конечно, она знает, кто он такой. «Это поэт, но он уже умер, — говорит Ленка. Потом, улыбнувшись, добавляет: — Извините, мне надо работать».

Второе лето подряд она живет здесь во время каникул, чтобы заработать себе на учебу. От желающих отведать пончиков нет отбоя. Улицы Грасмира, застроенные приземистыми домами из гранита и сланца, запружены толпами туристов. Кого тут только не встретишь: английские пенсионеры и школьники, гости из Японии, многочисленные альпинисты, экспрессивные итальянцы…

В Озерный край каждый год приезжает более пятнадцати миллионов туристов. Одни — чтобы почтить память Вордсворта, другие — чтобы подняться в горы по тропам, по которым когда-то взбирался к вершинам великий поэт. В витринах магазинов выставлены книги, описывающие каждый мало-мальски значимый эпизод из его жизни.

Озерный край, некогда восхищавший стихотворцев и живописцев своей первозданной природой, стал музеем британской культуры под открытым небом. Эти озера на севере Британии окутаны аурой искусства, как непроницаемым коконом.

Вечером Ленка отправляется в соседний город Амблсайд, где она ночует. Над озером Уиндермир возвышаются безлесные горы, похожие на скульптуры. Они уже не укрыты туманом, и их влажные склоны поблескивают на солнце как сказочные видения.Читать дальше >>>