Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Запах женщины

Далекий Мадагаскар гораздо ближе, чем кажется: его аромат хранит каждый второй флакон духов. Крупнейшие парфюмерные дома мира закупают масло вечнозеленого дерева иланг-иланг с местных плантаций
текст: Татьяна Кондратенко
Pierre-Yves Babelon Shutterstock / Сбор цветов иланг-иланга на Мадагаскаре

Аромат с историей

Легкие кожаные ботинки на худощавых ногах Разоарималалы просят каши. Она их только-только надела, ловко выскочив из черных тапочек, в которых обычно работает на плантации. Разоарималале Марии Терезе 58 лет. Почти десять из них смуглая малагасийка трудится на плантации иланг-иланга. Это дерево, подарившее острову Нуси-Бе у северо-западного побережья Мадагаскара второе имя — «благоуханный остров».

При взгляде на остров Нуси-Бе с воды можно заметить, как полоса белоснежных пляжей сменяется бамбуковыми рощами и темно-зелеными посадками сахарного тростника. Они контрастируют с плантациями иланг-иланга — то тут, то там отливающих лимонными пятнами благодаря своим цветкам.

Деревья могут достигать до 30 метров в высоту, но на плантациях Нуси-Бе по форме они напоминают скорее поломанные зонтики. Ветви иланг-иланга специально срубают, чтобы работницам было проще дотянуться до лимонных цветков — с длинными узкими лепестками, грациозно свисающими вниз.

Благодаря иланг-илангу (в переводе с тагальского языка — «цветок всех цветков») далекий Мадагаскар оказывается намного ближе, чем кажется на первый взгляд.

Впервые эфирное масло иланг-иланга в композиции духов использовал французский парфюмер с русским прошлым Эрнест Бо. Именно ему Габриэль (Коко) Шанель заказала создать «идеальный запах для женщины».

В 1921 году Бо выставил перед Коко Шанель серию образцов — модельер выбрала пятый номер. Мастер создал глубокий и многосоставный запах. Нероль, бергамот, лимон и… цветы иланг-иланга — основа верхних нот созданного Бо аромата. Они вступают в игру сразу после нанесения парфюма на кожу. Творение Эрнеста Бо получило название Chanel No. 5.

Сегодня до 90 процентов всех известных ароматов — «Шанель», «Диор», «Живанши», «Гермес» — базируются на запахе иланг-иланга. Крупнейшие французские парфюмерные дома — главные импортеры масла с плантаций острова Нуси-Бе.

Родом это душистое дерево из Индонезии. В начале XX века на остров Нуси-Бе иланг-иланг завез индийский миссионер. Благодаря теплому влажному климату растение быстро прижилось. Выросшие на Нуси-Бе плантации смогли обеспечить тысячи островных жителей работой. И превратили далекий остров Мадагаскар в главного поставщика эфирного масла иланг-иланга — наравне с Индонезией.

Цветочный «улов»

Разоарималала аккуратно наклоняет ветку дерева и кончиками смуглых пальцев срывает лимонный цветок.

— Вот, понюхай…

В нос ударяет дурманящий сладкий запах — букет из жасмина, гардений, с легкими нотками аромата орхидей, но еще более терпкий. Его чувствуешь уже подплывая к Нуси-Бе — то есть гораздо раньше, чем сам остров оказывается в поле видимости. А на рассвете в воздухе появляются еще нотки ветивера, пачули и эвкалипта. Их тоже выращивают на Нуси-Бе.

На работу Разоарималала просыпается в три часа утра — по понедельникам и пятницам, когда идет сбор иланг-иланга. В четыре ей уже нужно быть на плантации. Женщина живет неподалеку, в десяти минутах ходьбы от работы.

«Цветы собирают исключительно женщины, нас здесь около 20 человек, — рассказывает малагасийка. — Они опыляются ночными мотыльками, поэтому для производства масла сбор цветов начинается на рассвете, чтобы собрать самые свежие. Утром я беру мешок или плетеную корзину и сама выбираю участок на 800-гектаровой плантации. Как? Доверяю своему предчувствию и наметанному глазу. Смотрю, где деревья выглядят пожелтее».

Сбор длится до десяти утра. А после — работники взвешивают цветочный «улов» на заводе по производству эфирного масла. Он находится тут же, на плантации — небольшое глиняное здание на холме.

За один день Разоарималала собирает примерно пять-шесть килограммов цветков. Получая за каждый килограмм 300-500 малагасийских ариари (шесть-десять рублей).

Иланг-иланг цветет почти круглый год. С одного дерева получают до 100 килограммов цветов в год.

После каждого десятого килограмма работницам вручают «билеты», на которых указан объем улова. В конце месяца со стопкой квитанций женщины приходят за зарплатой.

Чем пахнет пар

У завода по производству эфирного масла рядом с саженцами иланг-иланга на корточках сидит худой старик. С выцветшими серыми глазами и такого же цвета курчавыми волосами. Битафа — долгожитель, ему 86 лет. Почти всю свою жизнь он следит за саженцами иланг-иланга и занимается посадками. Шортами ему служат обрезанные наспех брюки, а растянутая футболка неуклюже болтается на худощавом теле. На голове у старика — потрепанная соломенная шляпа.

Он поднимается, обтирая о футболку испачканные в земле руки, и идет к самому высокому дереву на плантации — единственное, у которого не обрубили ветки. На его стволе вырезана изящная фигура малагасийской девушки — с обнаженной грудью, длинной косой и пухлыми губами. Яркая деталь — цветок иланг-иланга, аккуратно вплетенный в волосы.

«Это символ плантации — Жоржетта», — улыбаясь тонкими губами, рассказывает Битафа.

Имя скульптуре старик придумал сам. Жоржеттой звали его жену, с которой они вместе работали на плантации. «Два года назад моя Жоржетта умерла, а в прошлом году скульптур Стивью с соседнего островка Нуси-Кумба вырезал эту фигуру. Она мне напоминает жену в молодости», — делится старик.

Завод на острове был построен в 1942 году, когда Мадагаскар еще находился под французским протекторатом. Позже производство купил индиец малагасийского происхождения. С тех пор ароматный бизнес передается из поколения в поколение — сейчас заводом владеет проживающая в Хельвиле индийская семья.

Внутри просторного зала сладкий запах бьет в нос еще сильнее. На входе висит черно-белый портрет Махатмы Ганди. Снимок своего кумира повесил хозяин завода — индиец Эдуар.

Вдоль стен ровным рядком выстроены двухметровые медные сосуды. Здесь три раза в неделю — по понедельникам, средам и пятницам — из цветов иланг-иланга получают пахучее масло путем паровой дистилляции. За сотню лет эта технология почти никак не изменилась. А дальше колбы отправляются в долгое путешествие — к самому сердцу французской парфюмерии — в город Грасс на Лазурном берегу.

«Пока женщины взвешивают корзины по утрам, в каждой цистерне нагревается вода — по 300 литров в каждой», — указывая на большие медные сосуды с крышками, рассказывает местный гид Алехандре. — «В каждый сосуд опускают почти полтонны свежих цветов».

Ароматный коктейль доводят до кипения. Горячая вода «разрывает» железы растения, и эссенция медленно высвобождается в виде пара. Он собирается в трубках охлаждающих установок, а после — снова приобретает жидкую форму и сливается в накопительную емкость. Масло гораздо легче воды: плотным слоем оно собирается на поверхности — и через сепаратор выходит чистая эссенция душистого эфирного масла.

«Первый выход — масло высшего сорта — именно оно ценно для парфюмеров, — Алехандре берет со стола одну из пробирок с жидкостью желтоватого цвета. — Уже через час получают масло первого сорта, которое используют в косметологии. Затем второй сорт. И, наконец, последний выход масла третьего сорта — из него делают лосьоны для тела и мыло».

Дерево-иностранец, привезенное в прошлом веке на Нуси-Бе, превратилось в неотъемлемую часть культуры чувственного острова. Здесь даже делают мороженое со вкусом иланг-иланга. А молодые малагасийцы, когда признаются в любви своим избранницам, сравнивают свою симпатию с запахом желтых цветов — символом искренних и светлых чувств.

Бухта русских

На часах три часа дня. Для большинства тружеников плантации рабочий день закончился. Остаются лишь пару человек, которые прячутся от палящего солнца в здании завода и в маленькой лавке, где торгуют продукцией.

С холма, где находится завод, по тропинке спускаются трое невысоких парней. В руках они держат топорики и большие ножи, которыми срезают ветви деревьев. При виде туристов они расплываются в улыбках и повторяют «вазаха» — так на Мадагаскаре называют белых иностранцев. Благодаря своим лазурным пляжам и построенным французами высококлассным отелям Нуси-Бе стал визитной карточкой Мадагаскара. Чаще всего сюда едут французы, немцы и итальянцы.

А русских путешественников он привлекает еще и своей историей. Во время русско-японской войны 1904-1905 года у берегов Нуси-Бе два месяца стояли на якорях русские корабли Второго Тихоокеанского флота под командованием адмирала Рожественского. Здесь русские моряки пополняли запасы угля, продовольствия и чинили корабли. Место их стоянки малагасийцы так и прозвали — «Бухта русских». Об этом эпизоде истории напоминает памятник русским морякам, установленный на площади в Хельвиле, столице Нуси-Бе. А еще — легенда, которую рассказывают местные жители. Они верят, что в «бухте русских» адмирал Рожественский перед уходом в восточный поход якобы затопил сокровища.

17.03.2015