Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Вторая родина

текст: Владимир Есипов
Елена Соболева Русский гастроном в центре Иерусалима

Заснеженный лес, тройка с бубенцами, речка,  деревенская церковь, золотые купола. Cиние буковки летят через облака, поднимаются ввысь и складываются в слова. «Любовь», «дом», «память» и «родина» летят по небу, пока не приземляются на Храмовой горе и не начинают петлять по узким улицам старого Иерусалима.

Это заставка нового русскоязычного израильского телеканала «Родной», которая должна символизировать связь мигрантов cо своей бывшей родиной. Круглосуточный телеканал открылся осенью 2009 года, к 20-летию самой большой волны миграции в Израиль евреев из бывшего Советского Союза. Незадолго до распада СССР в Израиль приезжали почти по 200 000 человек в год.

Переселенцы из царской России и репатрианты из бывшего Советского Союза и позднее Российской Федерации всегда играли важную роль в жизни Израиля. 

Например, первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф родился в Бессарабии (сегодняшней Молдавии) и переехал в Палестину  в 1905 году. Его именем названа центральная улица города.

Один из самых известных из современных репатриантов тоже родился в Молдавии. Авигдор Либерман переехал с родителями в Израиль из Кишинева, когда ему было 20 лет. Он начинал работать грузчиком в аэропорту, 11 лет назад основал партию «Наш дом – Израиль» (НДИ), а в начале 2009 года стал министром иностранных дел.

По спискам партии НДИ на последних выборах в парламент прошли 15 кандидатов. Среди них и 40-летний Станислав Мисежников из Москвы, который также вошел в правительство, заняв пост министра туризма страны.

Репатриант возглавил министерство туризма неспроста: число туристов из России бьет все мыслимые рекорды. Осенью 2008 года Израиль и Россия отменили визы для взаимных поездок, и с тех пор поток туристов из России увеличился почти вдвое. По итогам 2009 года, министерство туризма Израиля ожидает в стране четыреста тысяч человек – больше, чем когда-либо в истории. Больше того, прошлой осенью Россия по количеству туристов в Израиль впервые обошла США. Интерес к стране оказался таким большим, что осенью на рейсах из Москвы в Тель-Авив совсем не осталось свободных мест. Сегодня авиасообщение между столицей России и Израилем такое же напряженное, как между Москвой и Лондоном. Все больше компаний открывают рейсы в курортный Эйлат на Красном море.

В Хайфе, третьем по величине городе Израиля, чуть ли не каждый третий житель – выходец из бывшего Советского Союза. В других городах русскоязычных жителей хоть и меньше, но и там они – большая и желанная целевая группа. На гастроли в Израиль едут все, от группы «На-на» до Анатолия Кашпировского. Кроме газет и телеканалов на русском языке здесь есть даже литературный альманах. «Иерусалимский журнал», среди прочего, поддерживают фонд «Русский мир» и министерство культуры Израиля. С осени 2009 года журнал выходит и в Москве.

<quote>Кроме книг и развлечений в стране, конечно, огромной спрос на традиционные продукты питания. В гастрономе «Мания», что напротив входа на центральный рынок Иерусалима, витрины и полки от пола до потолка заставлены продуктами  с родными названиями на русском, рядом с которыми красуются витиеватые надписи на иврите: Ряженка. Кефир. Торт «Птичье молоко». Огурцы  малосольные. Мойва копченая. Сельдь иваси. Килька. Капуста морская. Морковь по-корейски. Вареный сервелат. </quote>

Как складывается жизнь переселенцев из бывшего Советского Союза в новой стране? Чего не хватает нашим бывшим соотечественникам больше всего? Чему они радуются, что их волнует, по чему скучают? И чем они гордятся после многих лет, прожитых на новой родине? Довольны ли они жизнью? Или, может быть, предпочли бы вернуться назад?

GEO представляет восемь портретов русскоязычных граждан Израиля.

 

Никита Сергеев, рядовой армии Израиля (Хайфа)

 

Семь лет назад Никита Сергеев приехал в Израиль из Новокузнецка с мамой и сестрой. Его отец остался дома, и теперь они летают в гости друг к другу.  Никита мечтает о карьере офицера. Через полтора часа после интервью он примет присягу в центре старого Иерусалима, у Стены Плача.

 

<quote>Больше всего мне здесь не хватает снега на Новый год  настоящей елки. Потому что в Израиле в декабре идет дождь и все кругом зеленое. У нас все-таки в Новокузнецке было иначе. Да и мандарины здесь какие-то странные, не как в Сибири, – не оранжевые, а зеленые и продаются круглый год.

 

Люди здесь другие – более открытые и общительные. Если бы вы подошли ко мне с вопросами и фотоаппаратом в Новокузнецке, я бы отвернулся и не стал разговаривать. А здесь с нами заговорили на улице в первый же день незнакомые люди. В России люди дружелюбны только с теми, кого знают лично, а здесь можно разговаривать с кем угодно.

 

Я хочу стать офицером. Мне кажется, что у меня здесь больше возможностей продвинуться, сделать карьеру, чем в России. В общем, мы довольны, что переехали сюда. Сестра быстро выучила язык и адаптировалась к новой стране. А мама хоть и моет теперь полы, чтобы заработать, но тоже не жалеет, потому что всегда мечтала переехать в Израиль </quote>.

 

Элина Ноткина, фоторедактор ежедневной газеты «Едиот Ахронот»

 

Элина Ноткина приехала в Израиль 13 лет назад из Ташкента. Во время службы в армии познакомилась с молодым человеком по имени Мейр. Он родился в Израиле, но когда ему было семь лет, родители переехали в Англию. Когда Мейру испольнилось 19, он вернулся в Израиль, оставив родителей в Англии. С тех пор Элина и Мейр вместе.

 

<quote>Все-таки странно: нас здесь называют «русскими», но я сама себя такой не считаю. С Мейром я говорю по-английски, с родителями по-русски, а с лучшей подругой, которая, кстати, родом из России, на иврите. На каком языке я думаю? Скорее всего, на иврите… 

 

Тяжелее всего здесь пришлось бабушке с дедушкой; они всю жизнь прожили в Узбекистане, а тут пришлось учить новый язык. Родителям было проще, они оба архитекторы. Отец теперь занимается интерьером синагог, а мама работает у частного подрядчика.

 

Я мечтаю купить дом родителям. Иногда прямо cплю и вижу, что выигрываю миллион в лотерею и покупаю дом. И что не надо расплачиваться по кредиту, потому что они здесь очень дорогие.

 

Конечно, Израиль – мой дом. Мы всегда болеем за наших, то есть за Израиль, когда по телевизору показывают футбол или баскетбол. Вот только я не знаю, хочу ли я, чтобы мои дети прожили здесь тоже всю жизнь. Но даже если мы и уедем на какое-то время в Лондон, мы обязательно вернемся сюда, рано или поздно.</quote>

 

 

Елена Ковальская, танцевальный терапевт (Рамат-Ган)

 

Елена Ковальская работала в еврейском молодежном агентстве «Сохнут» в Петебурге и однажды по дороге из Тель-Авива в Москву разговорилась в самолете с молодым человеком, который сидел рядом с ней. Оказалось, что тот эмигрировал в Израиль из Белоруссии 15 лет назад. «Мы начали переписываться, влюбились друг в друга, и вот я живу здесь».

 

<quote>Я скучаю по Питеру – по его улицам, по моим друзьям, по отдельным людям. Но я нисколько не скучаю по настроению в городе. В Израиле совсем другая атмосфера, более открытая. Здесь незнакомые люди спокойно разговаривают друг с другом на улице, улыбаются друг другу. В один из первых дней ко мне на автобусной остановке подошла какая-то девчонка и сказала: «Слушай, у тебя такие классные туфли – где ты их купила?» Я была поражена – совершенно незнакомый человек заговорил со мной с доброй и открытой улыбкой!

 

Мне здесь совсем не страшно. В Иерусалиме ночью я чувствую себя гораздо спокойнее, чем в Питере по дороге домой от метро «Проспект Большевиков». Мне кажется, что здесь безопаснее, чем в России. Не считая, конечно, войны. Но ее принимаешь как данность и перестаешь думать о ней совсем. 

 

Я хочу остаться жить здесь, в Израиле, и при этом уже сейчас знаю: мои дети будут говорить по-русски и обязательно прочитают Пушкина и Достоевского. Этот культурный слой терять нельзя.</quote>

 

Ефим Риненберг, артист и режиссер (Иерусалим)

 

Ефим Риненберг родился в Грузии и переехал в Израиль 19 лет назад. Он учился в иерусалимской школе искусств на театральном отделении. Сегодня Ефим играет главные роли в постановках русскоязычного театра  «Микро» и кроме всего прочего преподает актерское мастерство в театральной школе в Иерусалиме.

 

<quote>Автобус, на котором я ездил в школу, взрывали дважды. Взрывали кафе, в котором я часто бывал. Взрывали рынок, на который я ходил за овощами. Однажды я опоздал на теракт всего на две минуты.

 

После всего этого начинаешь понимать, что каждый день может быть последним, что никакой будущей жизни нет и что нужно жить здесь и сейчас. Потому что смерть может настичь тебя в любой момент, и никогда не знаешь, придет она в виде человека с сумкой или в виде трактора на улице.

 

Поэтому здесь нет свободы выбора, а есть обязанность выбора – рано или поздно выбирать приходится каждому, от этого выбора не уйти и не спрятаться.

 

Я обожаю Иерусалим, весь этот хаос разных людей и улиц, это постоянное напряжение, этот город, в котором можно за 100 метров по улице пройти из одного века в другой. Израиль – это вообще удивительное место, вся страна соткана из маленьких кусочков, здесь есть крайне религиозные люди и крайне нерелигиозные. Мне кажется, что это одно из самых свободных мест в мире.</quote>

 

Игорь Бяльский, главный редактор «Иерусалимского журнала» (поселение Текоа)

 

Четыре года назад Игорь Бяльский с семьей переехал жить в поселение Текоа в десяти километрах от Иерусалима, основанное  в 1977 году репатриантами из Советского Союза.  «Иерусалимский журнал» выходит четыре раза в год и считается одним из лучших русскоязычных литературных журналов в мире.

 

<quote>В деревне у нас хорошо, видите: решеток на окнах нет, и маленькие дети играют на улице допоздна. Здесь чистый воздух, много зелени. Отношения с жителями соседних арабских сел нормальные.

 

... В Израиле совсем другое отношение к армии. «Косить» от воинской службы здесь просто неприлично. Оба моих сына выбрали пехотный спецназ, оба стали офицерами. Младший и сегодня в армии. 

 

Еще я горжусь нашей медициной. Очередной раз привезя в больницу отца, я увидел в приемном покое бывшего президента страны, и никакой разницы в отношении врачей к нему и к моему отцу, который приехал сюда пенсионером и для Израиля сделать ничего не успел, я не заметил.

 

Идея нашего журнала – представить современную израильскую литературу на русском языке. Она немного другая, чем российская литература. Другие проблемы... Когда дети в армии, а в твоем городе взрываются автобусы, начинаешь смотреть на мир по-другому. Не может быть, чтобы это не отражалось и в том, что и как ты пишешь.</quote>

 

Елена Скобло, продавщица в русском гастрономе (Иерусалим)

 

Пятница, 13.30. В русском гастрономе «Мания» закончилась «селедка под шубой» и разочарованная покупательница уходит ни с чем. В кассу очередь, скоро шаббат, а значит, все магазины закроются. В гастрономе есть все – от сырокопченой колбасы и свиных ребер до «птичьего молока» и ряженки. Елена Скобло рассказывает о жизни, не отходя от кассы.

 

<quote>У нас принято говорить, что лучше улыбаться сегодня, чем плакать завтра. Вот мы все время и улыбаемся. А вот недавно я была в Москве, хотела купить бутылку лимонада в уличном киоске, но не знала, что все холодильники в Москве закрыты на замок. Когда я попыталась его открыть, продавщица так громко закричала на меня, что я испугалась и ушла, ничего не купив.

 

Вообще-то я не собиралась в Израиль, но все же поехала сюда из Киева – вслед за мужем, прямо как «жена декабриста». И нисколько не жалею об этом.

 

Многие эмигранты негативно относятся к стране. Конечно, все непросто – ведь все-таки это восточная страна, со своими традициями. Бывает и трудно, потому что надо много работать. Но если ты работаешь много и тяжело, ты добьешся всего, чего хочешь. Нужно только работать, работать и работать. Только здесь понимаешь, что ничего не падает с неба и что все нужно заработать тяжелым трудом. Но если поставить себе цель, то всего добьешся. А какое у тебя сегодня с утра настроение, никого не волнует. Тут капитализм – чего объяснять!</quote>

 

Евгений Быховский, официант (Тель-Авив)

 

Евгений Быховский приехал в Израиль 15 лет назад из Санкт-Петербурга. Днем он работает бухгалтером, а вечером подрабатывает официантом в грузинском ресторане «Наночка», который считается одной из «горячих точек» на карте ночного Тель-Авива, потому что здесь всегда полно посетитетелей, независимо от дня недели.

 

<quote>В Израиле очень требовательная, можно даже сказать, тяжелая публика. Часто встречаются истеричные клиенты, которые отказываются платить, если им что-то не нравится. Могут сначала съесть половину порции и только потом сказать, что не вкусно, чтобы не платить.

 

Еще здесь очень модно требовать у официантов поменять отдельные ингредиенты блюд, например «сделайте мне капучино с молоком однопроцентной жирности, чтобы не было пены». Еще любят требовать сделать «коктейль таким же вкусным, как в другом баре».

 

Но у нас в ресторане мы никогда не меняем ингредиенты по требованию клиентов, иначе можно разориться, если бегать за каждым. 

 

Почему израильская публика такая сложная? Потому что  израильские родители балуют своих детей. Наши бы давно наказали ребенка за капризы, а здесь разрешают буквально все. Недавно вот была громкая история: на пляже русскоязычный папа шлепнул дочку по попе. Израильтяне сразу сообщили куда надо – и папу посадили на три месяца в тюрьму за насилие над ребенком.</quote>

 

Татьяна Робина, руководитель информационного центра для туристов (Хайфа)

 

Татьяна Робина родилась и выросла на Украине, в Донецкой области. В 1994 году она с отличием окончила педагогическое училище по специальности «учитель музыки» – и сразу после этого уехала из родного Артемовска в Израиль. Здесь у нее родился сын, с которым она теперь каждые полгода летает к своим родителям.

 

<quote>Мне было 19 лет, когда я рванула в Израиль, молодая и амбициозная. Но оказалось, чтобы сделать здесь карьеру музыканта, иногда даже уровня консерватории мало. Когда я приехала сюда, ничего, кроме слова «шалом», на иврите не знала. Мне пришлось с нуля учить новый язык, начинать заново всю жизнь. Иногда приходилось работать по 20 часов в день.

 

Многим здесь тяжело, многие возвращаются в Россию или на Украину. Здесь все другое – и язык, и менталитет. Далеко не каждый может привыкнуть к тому, что чтобы прийти в гости, нужно договориться заранее и нельзя просто так постучать в дверь и сказать «Привет!» Весь день у всех расписан по минутам!

 

Здесь каждый день нужно доказывать, что ты чего-то стоишь, причем не просто своим внешним видом, а и головой тоже. Нужно бороться,  причем бороться каждый день, а иногда это все-таки очень утомительно.

 

Но несмотря на это, я обожаю мою работу и очень люблю Хайфу, ведь именно здесь я нашла себя и раскрылась.

 

Для меня Израиль – это путь в самостоятельность.</quote>

03.05.2011