Новости партнеров


GEO приглашает

Итоги первого сезона интеллектуальной он-лайн игры Лига знаний «Естественный интеллект». Это интерактивное тестирование с элементами игры для популяризации и повышения естественнонаучной грамотности в области биологии, химии, географии и физики


GEO рекомендует

Ресторатор и путешественник Уиллиам Ламберти принял участие в съемке #TUMItravel. Вы тоже можете присоединиться к проекту, выложив в соцсети фотографии под хэштегом


Новости партнеров

Всеобщая оцифровка населения

Отпечатки пальцев вместо паспорта и снимки радужной оболочки глаз вместо кредитки? Это не фантастика, а реальность для жителей Индии
текст: Флориан Ханиг
Jonathan Torgovnik

Очередь к столу вьется через весь административный центр Мерхаули, беднейший квартал Дели. 12-летний Дивик Ранджан ждет уже час. Наконец приходит его черед. «Приложи пальцы к стеклу», — командует человек за компьютером. Мальчик кладет ладонь на прибор, окошко сканера вспыхивает зеленым. На экране компьютера проступают четыре черных пятна с сетью тонких линий — отпечатки пальцев.

Сняв отпечатки с другой руки и больших пальцев, мужчина протягивает мальчику прибор, похожий на бинокль, и просит посмотреть в окуляры. Дивик еще шире распахивает свои и без того большие черные глаза. И проекция их радужной оболочки постепенно вырисовывается на экране. Напоследок делается фотография анфас.

Дедушка Дивика диктует по буквам адрес внука и предъявляет его единственное удостоверение личности — ученический билет. «Было страшно, — признается мальчик. — Но когда я вырасту, мне это пригодится».

На всю оставшуюся жизнь сыну школьной учительницы и служащего государственной молочной компании официально присвоен ИИН — 12-значный индивидуальный идентификационный номер. Это позволит ему в будущем снимать деньги с банковского счета без пластиковой карты с пин-кодом. Достаточно будет просто посмотреть в сканер банкомата. А для поступления в вуз ему не понадобится паспорт.

Треть населения Индии безграмотна и живет менее чем на один евро в день. Но страна готовится с помощью одного прыжка оказаться в цифровом будущем. С сентября 2010 года вместо паспортов индийцы получают индивидуальные идентификационные номера. Каждый такой код — это «адрес» файла в базе биометрических данных с отпечатками пальцев и снимками радужной оболочки глаз, по которым можно установить личность гражданина.

Это самая большая биометрическая программа в мире — она охватывает шестую часть населения планеты. По своему размаху этот мегапроект можно сравнить со строительством древнеегипетских пирамид или высадкой на Луну.

Лишь у пяти процентов граждан Индии есть паспорт. Из 1,2-миллиардного населения страны только 33 миллиона человек платят налоги. Счет в банке имеет менее трети граждан. Основная масса индийцев занята в «теневой» экономике. У них нет ни документов, ни банковских счетов, ни медицинских, ни пенсионных страховок. Эти несколько сотен миллионов человек — невидимки для государства. Благодаря им коррумпированные чиновники списывают гуманитарную помощь, раздав нуждающимся лишь пару мешков риса.

В 2008 году в своей книге «Образ новой Индии» индийский миллиардер Нандан Нилекани высказал пророческую идею: введение индивидуальных идентификационных номеров станет фундаментом «индийского возрождения». «Удостоверение личности» напомнит каждому индийцу о его гражданских правах и обязанностях», — писал он. Граждане смогут положить свои накопления в банки и тем самым вернуть в оборот огромные суммы, лежащие «под матрасом». Цифровая идентификация может стать и противоядием от коррупции, обеспечив прозрачное начисление пособий — прямо на банковские счета. Иначе почти половина социального бюджета правительства (250 миллиардов долларов) будет потрачена нецелевым образом.

Идеи Нилекани произвели сильное впечатление на власти. Вскоре после выхода его книги правительство приняло биометрическую программу под названием «Аадхаар» — «Фундамент». Председателем правительственной комиссии премьер-министр назначил самого Нандана Нилекани.

С тех пор создатель одной из первых в Индии компаний по производству программного обеспечения живет на два города, курсируя между двумя мирами. Одну неделю работает в Бангалоре, другую — в Дели. Штаб-квартира программы «Аадхаар» находится в столичной высотке. Здесь носят строгие костюмы, говорят друг другу «сэр» и не смеют и шагу ступить без разрешения начальства.

Другое дело — Бангалор. В индийской Силиконовой долине разрабатываются технологии для проекта. Вдоль Оутер-Ринг-Роуд выстроились филиалы международных компьютерных гигантов — офисы из стекла и стали. В обеденный перерыв толпы сотрудников — мужчины в джинсах и футболках, девушки в сари, с чип-картами на шее вместо кулонов — устраивают пикники на искусственно орошаемых газонах. Развернув коробки с пиццей, говорят с калифорнийским акцентом о своих встречах на прошлой неделе с клиентами в США или Сингапуре.

Здесь, вдали от столичной бюрократии, Нилекани собрал лучших программистов страны. Один из них — Шрикант Надхамуни, технический директор проекта. Ему за сорок, он лысоват, любит носить черные водолазки. Вылитый Стив Джобс. 14 лет Надхамуни проработал в американской Силиконовой долине — на руководящих постах в «Сан Майкросистемс» и «Интел». Но потом решил вернуться в Индию, чтобы воспитать детей в национальных традициях. А еще потому, что увидел: на родине его талант востребован. «Индийцы — отличные программисты, но плохие управленцы. Почему бы не использовать наше преимущество в одной сфере, чтобы подтянуть уровень в другой», — говорит он.

Перед ним стоят сложнейшие задачи. Допустим, в реестр будут заноситься только имя, дата рождения и пол гражданина (мужской, женский или официально признанный третий пол «хиджры», мужчины-транссексуалы). Даже тогда для хранения информации вместе со снимками лица, радужной оболочки и отпечатков пальцев понадобится по четыре-восемь мегабайт на человека. Если умножить это на 1,2 миллиарда человек, то объем гигантской базы данных составит около петабайта (1024 терабайта). Этого достаточно для хранения двух миллиардов экземпляров Библии.

Конечно, можно было ограничиться только отпечатками пальцев — обработать такой объем информации было бы проще. Но у многих бедных индийцев кожа на пальцах стерлась от тяжелой физической работы, и сканеры не могут различить на них папиллярные узоры. Зато по радужной оболочке глаз можно опознать человека с точностью до 99 процентов.

Обеспечить дистанционный доступ к файлам — не самая сложная задача. В деревнях будут работать «живые банкоматы» — специально обученные курьеры с портативными сканерами. Им достаточно будет послать с мобильного телефона снимки радужной оболочки глаз и отпечатков пальцев клиента в центр «Аадхаар», а потом сверить идентификационный номер с биометрическими данными в реестре.

Сложнее защититься от мошенников, которые могут многократно регистрироваться под разными именами и затем получать по несколько социальных пособий сразу. Чтобы исключить такую возможность, нужно сличить каждую серию отпечатков пальцев и снимков радужной оболочки глаз со всеми (!) имеющимися в реестре. А ведь биометрические данные — это не просто последовательность знаков. Система воспринимает эти изображения как географические карты с тысячами нюансов. Каждый из которых надо сравнить — деталь за деталью.

Даже сопоставление нескольких отпечатков пальцев требует огромных вычислительных ресурсов. А сколько их понадобится, когда в реестр будут внесены биометрические данные более миллиарда человек? С каждым годом все больше банков, страховых агентств, школ и госучреждений будут запрашивать у граждан идентификационный номер. И число желающих зарегистрироваться возрастет. Пока неизвестно, сколько потребуется серверов и какие программы позволят справиться с гигантским объемом данных.

В биометрическом центре в Дели, где получил свой номер 12-летний Дивик Ранджан, сейчас регистрируется по 400 человек в день. В очереди стоят бок о бок университетские профессора в костюмах и жители трущоб в набедренных повязках, индуски в красных сари, с кастовыми метками на лбу и мусульманки в паранджах. Такое единение для Индии — редкость. Люди разных классов, национальностей и религий живут здесь словно в параллельных мирах. И целиком отождествляют себя со своей социальной, родовой или профессиональной группой. В центрах сканирования они получают не только личный номер, но и впервые могут почувствовать себя равноправными гражданами.

24.07.2012