Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Все запахи Парижа

Разнообразие парфюмерных брендов во Франции неподготовленному туристу вполне может вскружить голову
текст: Анастасия Булдыгина
фото: Дмитрий Костюков

Cреди бесконечного множества пузырьков в небольшом магазинчике Guerlain в четвертом округе Парижа стоит неприметный овальный флакон с круглой крышкой. На зеленой этикетке, окруженной выгравированными на стекле пчелами, герб и название: Eau de Cologne Imperiale, что в переводе означает «Императорская кельнская вода».

В ней — апельсин, бергамот, лимон, лаванда и розмарин. Аромат из таких составляющих весьма тяжелый, но в то же время бодрящий. Он вряд ли подойдет юной девушке, его скорее должна носить уверенная в себе женщина, элегантная и неприступная, как королева. А точнее, императрица.

Духи из этих пяти компонентов были созданы специально для Евгении де Монтихо — супруги Наполеона III, последнего императора Франции. И произошло это ровно 160 лет назад.

В 1853 году Пьер Франсуа Паскаль Герлен, французский парфюмер, получивший образование химика в Англии, преподнес эти духи императорской чете в день их свадьбы. Вручая флакон, Герлен объяснил, что на создание аромата его вдохновили красота и чувство стиля Евгении — ведь на нее равнялись все модницы Европы. Духи понравились императрице, за что Наполеон пожаловал Герлену титул придворного парфюмера.

А пчелы, которыми был украшен подарочный пузырек, с тех пор являются символом не только императорской власти, но и парфюмерного дома.

Бутик у метро «Сен-Поль», в десяти минутах ходьбы от Нотр-Дама, не самый большой магазин Guerlain в Париже, зато в нем можно узнать об истории создания бренда. В центре зала — полукруглая стеклянная витрина. В ней  тот самый флакон с «Императорской кельнской водой», формулу которой удалось сохранить до сегодняшнего дня: любая женщина может почувствовать себя императрицей всего за семьдесят с лишним евро, что чуть больше трех тысяч рублей. В соседнем окошке — пузырек с не менее знаменитыми духами Shalimar, первым восточным ароматом в мире.

В Shalimar также чувствуются цитрусовые, мандарин и лимон, но запах уже более мягкий, немного пряный — за счет сандалового дерева и ладана в базовых нотах. Кстати, разделять аромат на три аккорда (верхние ноты, ноты сердца и базовые ноты) придумал именно Герлен. Но не основатель дома, Пьер Франсуа Паскаль, а его сын Эме. Он также первым стал добавлять в духи не только натуральные компоненты, но и синтетические и в 1889 году создал первый в истории аромат унисекс, подходящий как мужчинам, так и женщинам. Назывались эти духи Jicky.

С момента основания в 1828 году парфюмерный дом Guerlain создал несколько сотен ароматов. Среди них особое место занимают коллекции — группа духов ограниченного выпуска, объединенных одной идеей. К примеру, коллекция «Ароматические путешествия». Токио, Нью-Йорк, Лондон, Москва — все эти города пахнут очень по-разному. Аромат японской столицы очень свежий, с жасмином и зеленым чаем, Нью-Йорка — дерзкий, с нотами корицы и бергамота, Лондона — глубокий и нежный благодаря кедру, розе и грейпфруту. У Москвы же запах очень сладкий, отдает сливой и смородиной. И каждый из этих ароматов будто переносит на улицы одноименного города.

А есть ли в этой коллекции Париж? «Париж? — улыбается Халима Реграги, отвечающая в Guerlain за связи с общественностью, указывая рукой на все витрины сразу. — Он в каждом из этих ароматов».

Еще один французский парфюмерный дом с богатой историей — Fragonard. Он был создан в 1926 году в южном провансальском городе Грасc. Как и Guerlain, Fragonard — дело исключительно семейное. Правда, в отличие от первого дома, который в 1994 году был продан последним потомком знаменитого парфюмера Жан-Полем Герленом французской компании LVMH, владеющей маркой Louis Vuitton, Fragonard до сих пор остается в лоне семьи. Сегодня им управляют три сестры — правнучки основателя парфюмерного дома Эжена Фуша. В качестве названия этот французский предприниматель выбрал имя художника XVIII века, родившегося в Грасcе, — Жана Оноре Фрагонара.

Фуш преуспел благодаря туристам. В Грасс толпами съезжались путешественники со всего света: во-первых, это была цветочная и парфюмерная столица Франции. Здесь выращивали и выращивают цветы и растения для создания ароматов. Здесь же располагают свои фабрики крупнейшие производители духов — в начале XX века их было три, сейчас же в Грассе более 40 парфюмерных заводов. Вторым важным фактором для туристов была близость к морю, а точнее, к знаменитому Лазурному Берегу. Эжен Фуш воспользовался этой ситуацией и стал предлагать духи целенаправленно именно туристам, и только в Грассе.

За пределы Прованса ароматы Fragonard вывел внук Фуша Жан-Франсуа Коста. Будучи страстным коллекционером, он собирал все, что было связано с парфюмерией: старинные флакончики, этикетки, несессеры, аппараты дистилляции, картины, костюмы. В конце концов экспонатов набралось столько, что хватило на три музея — в Грасcе, соседнем Эзе и Париже.

Сегодня во французской столице музеев Fragonard два. Оба в двух шагах от Опера Гарнье. Один из них, тот, что на бульваре Капуцинок, находится в здании бывшего театра. Неприметная табличка с оживленной улицы уводит по длинному коридору во внутренний двор, оттуда в приемную, где, очевидно, раньше были театральные кассы, а потом сразу на сцену. В просторном зале с высокими потолками на бывших помостках блестят золотые бутылочки разных размеров. На втором уровне за стеклом — галерея с историческими экспонатами. Музей наверху рассказывает не столько об истории Fragonard, сколько о развитии парфюмерного дела во всем мире.

На входе — первые аппараты для получения помад и эссенций. Помадой раньше называли затвердевшие ароматизированные животные жиры. Ее получали методом горячего настаивания: в большом резервуаре топили жир, затем кидали туда цветы, тщательно перемешивали в течение нескольких часов, снова кидали цветы, и так десять раз. В конце процедуры жиры впитывали в себя цветочный запах, их охлаждали и полученную массу отправляли в основном в церковь, где помаду использовали для бальзамирования.

Однако не все цветы способны отдать свой запах при высокой температуре. К примеру, жасмин при нагреве теряет свой аромат. Поэтому в XIX веке в Грасcе появился еще один метод получения помады — метод холодного настаивания. Принцип был примерно тот же, только жир при этом не нагревали. Его тонким слоем размазывали на стеклянных пластинках в деревянных рамах, а цветы просто укладывали сверху. И все это нужно было делать ранним утром. Цветы собирали вручную и обязательно до восхода солнца, ведь на рассвете, когда бутоны раскрываются, у них самый сильный аромат. Каждое утро цветы выкладывали на стекло вновь и вновь, так продолжалось на протяжении всего периода цветения. В итоге получалась все та же помада. Только к XIX веку к ней уже давно стали добавлять алкоголь, чтобы получить эссенцию — жидкий экстракт компонента, который используют для создания духов.

Но на рассвете распускаются не все цветы. К примеру, фиалка — любимый цветок французских женщин — самый сильный аромат приобретает ночью. А значит, и собирать ее тоже нужно ночью. Впервые это сделали опять же в Грассе, в 1946 году. Из полученной эссенции Fragonard создал тогда один из самых знаменитых своих ароматов — Belle de Nuit, или в переводе на русский  «Ночная красавица». К запаху фиалки парфюмеры добавили розу, герань и сливу, благодаря чему аромат получился очень глубоким и в меру сладким.

Сейчас на заводе Fragonard, что находится в Грасcе, методы ни горячего, ни холодного настаивания уже не используют. Практически все фабрики в мире эссенции получают с помощью дистилляции. Второй популярный сегодня метод — настаивание на летучих жидкостях (к примеру, на эфире).

Сразу за аппаратами дистилляции в экспозиции театра-музея выставлены всевозможные парфюмерные флаконы — от пятого века до наших дней. Проходя вдоль витрин, легко проследить, как век за веком парфюмеры приобретали все новые знания. Сначала бутылочки были без крышек, их наполняли только помадой. Когда появились жидкие эссенции, женщины стали носить помандерки — маленькие резервуарчики в виде кулонов на шее или на поясе. Считалось, что эти запахи способны отгонять болезни.

Затем в моду снова вернулись привычные нам флаконы, но делать их стали не только из стекла, но и из фарфора. Ведь в стекле духи живут всего три года: после они начинают терять свой запах. В фарфоре срок хранения увеличивается до пяти лет. Fragonard же использует для своих флаконов алюминий, в нем духи остаются невредимыми около восьми лет.

В конце экскурсии, которую в музее проводят бесплатно для всех желающих, гостям предлагают попробовать себя в роли «носа» — главного человека в парфюмерном доме, того, кто придумывает все ароматы. Игра заключается в том, чтобы правильно определить на нюх, из чего сделаны помады в безымянных коробочках, а затем расставить их на картинки компонентов. Угадать нужно всего восемь запахов. Талантливый же «нос» способен различать до двух тысяч ароматов.

Обычно «носом» парфюмерного дома является его основатель или глава. Однако сегодня многие компании прибегают к помощи сторонних парфюмеров. Fragonard, к примеру, уже восемь лет заказывает формулы независимым «носам».

«Но главная особенность нашего парфюмерного дома в том, что мы не экспортируем духи за границу, — довольно улыбается Жак-Пьер Кожан, директор театра-музея Fragonard. — Нашу продукцию можно купить только во Франции и только в фирменных магазинах».

Если внимательно посмотреть на историю крупнейших парфюмерных домов во Франции, то может сложиться впечатление, что популярность к парфюмеру приходит лишь с годами, а иногда с веками. 44-летний Франсис Кюркджян доказал, что это не так.

Этот талантливый француз с армянской фамилией увлекся парфюмерией в 15 лет. В детстве он мечтал стать танцором, но не смог поступить в «Парижскую оперу». А вот в Международную парфюмерную школу в Версале его взяли с радостью. В 26 он уже активно сотрудничает с домами Guerlain, Christian Dior, Acqua di Parma, создает аромат Le Male для Жан-Поля Готье. В 2001 году он получает престижную премию Франсуа Коти, главную награду среди парфюмеров. А спустя восемь лет,
в свои 40, открывает собственное дело.

Один из бутиков Франсиса Кюркджяна находится в двух шагах от модной улицы в первом округе, знакомой всем любителям шопинга, — улицы Сент-Оноре, соседствующей с садом Тюильри и Лувром. В весьма небольшом зале едва бы уместилось больше десяти человек сразу. Витрину слева занимает инсталляция с контурами города — все достопримечательности Парижа в уменьшенном виде на одной линии. Прямо напротив входа — экран, на котором круглосуточно показывают «Завтрак у Тиффани». Справа — полки с духами. Все флаконы сделаны в едином стиле: кубические пузырьки из стекла с огранкой, как у алмаза, и простыми на первый взгляд серыми крышками.

«Внешний вид флакона не так важен, как то, какой аромат у него внутри, — объясняет скромность оформления Жулиана Сильва Декамп, менеджер парфюмерного дома Francis Kurkdjian. — Однако наш дизайн все же не так прост: крышки, к примеру, сделаны из цинка, как и крыши Парижа».

На почетном месте в витрине стоят духи Lumiere Noire («Ночной свет») — бестселлер среди покупателей, особенно русских.  В них ноты розы, тмина и нарцисса, а еще перца чили. Этот аромат был создан специально для Катрин Денев, которая разрешила использовать свою формулу для производства духов на продажу. Франсис Кюркджян часто выполняет индивидуальные заказы знаменитостей, но их имена и ароматы обычно остаются в секрете.

Кюркджян создает уникальные духи под конкретного человека. На один заказ может уйти от трех до шести месяцев: парфюмер общается с клиентом, узнает его привычки и пристрастия, приезжает к нему домой... И создает неповторимый аромат. Удовольствие это не дешевое — около 12 тысяч евро за формулу, но зато таких духов не будет больше ни у кого.

Работы Франсиса Кюркджяна продаются в 70 странах мира, в том числе и в Москве. Более того, в этом году в ноябре в московском ГУМе парфюмер представит аромат, который он придумал специально для российской столицы. Кюркджян — не только талантливый «нос», но и мастер представлений. Каждую новую коллекцию он сопровождает инсталляциями — украшает место не только предметами, но и запахами. Ведь наши впечатления во многом зависят от того, что мы при этом ощущаем, в том числе вдыхаем. Еще в Древнем Египте верили, что жилища богов пропитаны ароматами, наподобие тех, что создавали парфюмеры. А значит, только через запахи мы ближе к райской жизни.

08.11.2013