Новости партнеров


GEO приглашает

26 августа журнал ОК! устроит семейный пикник в Парке Горького


GEO рекомендует

Moser Mobile Shaver с легкостью удаляет щетину до 2 мм и обеспечивает суперблизкое чистое бритье, что позволяет найти время на поддержание внешнего вида даже в самом напряженном графике


Новости партнеров

Турция: уникальное озеро Ван

В поисках некурортной Турции стоит променять море на озеро: отъехать подальше от побережья, на самый восток страны, где отели только строятся
текст: Наталья Думко
фото: Наталья Думко

Для всех Турция — это там, где в глаза льется солнце, на ухо шепчет морская волна, пахнет свежим кофе и в руках млеет шелк постели пятизвездочного отеля. А в восточной материковой части Турция совсем другая — без моря и дискотек, без свежевыжатого апельсинового сока за евро и улыбчивых разносчиков полотенец. Здесь вместо гостиниц возвышается древний Арарат, в загадочной дымке раскинулись холмистые лавовые степи, а стеклянная гладь озера Ван отражает кобальтовое небо. Здесь гостеприимство еще не отполировано и не вменено в рабочую обязанность. Зато оно непосредственно, как душевный порыв.

Это края с характером сложным, суровым, но неожиданно дружелюбным к гостям. За последние пятнадцать лет сюда, в Восточную Анатолию, стеклось почти семьсот тысяч приезжих из Ирана, соседних регионов Турции, Средней Азии. Теперь население региона насчитывает более миллиона человек. Провинция Ван становится новым домом для беженцев, искателей приключений, желающих начать новую жизнь. И, конечно, эти земли — кладезь находок для ученых: археологов, историков и биологов.

Провинция Ван расположена на самом юго-востоке Турции, в часе лета от Стамбула. На востоке она граничит с Ираном. Здесь никогда не было спокойно. Из-под земли то тут, то там торчат зубцы древних башен, некогда соединявшихся протяженными крепостными стенами — сначала древнего царства Урарту, царства Васпуракан в Великой Армении, Византийской империи, государства сельджуков, Османской империи. Ванские степи слышали плеск не только озерных волн — эти земли нередко заливало кровью. Именно в Ване было сердце Великой Армении, но впоследствии армяне были изгнаны солдатами Османской империи. Воспоминания об этом страшном событии остались только в старых текстах и в руинах крепостей.

Сегодня правительство Турции желает стереть с этой земли постыдное клеймо геноцида и превратить регион в центр познавательного туризма. В Ване сохранились архитектурные следы великих древних цивилизаций и природно-геологические феномены: крепость Ван, жемчужина царей Урарту, которая датируется девятым веком до н. э. Урартские замки Кеф и Аянис, которые, по мнению ученых, также давно разменяли по две с половиной тысячи лет. Курдский замок Хошап.

Администрация региона уверена: неоднозначное прошлое, проблемы с курдами и армянами не отпугнут туристов. Надо только построить дороги, отели, рестораны, и туристы потянутся. А пока большинство приезжих в этих краях — турки из соседних провинций, любители экстремального отдыха и… бизнес-переселенцы.

Атакану Акта 38 лет. Последние семь он управляет рестораном в городке Эрджиш. Впрочем, назвать этот населенный пункт городом можно с натяжкой, но чувствуется, что он начал расти и останавливаться не собирается. По окраинам стоят недавно построенные дома, туда-сюда носятся фургоны со стройматериалами. Сейчас бабье лето, лучшее время для работы — прохладный ветерок, красно-желтые деревья, не душно. К летней жаре тут наверняка появится пара-тройка новых улиц.

Дедушка оставил в наследство Атакану большой трехэтажный дом, и внук вместе с дядей переделал  жилище в ресторанчик. Атакан угощает своих гостей простой местной едой: шашлыками из баранины, овощами, свежими и печеными. И, конечно, турецкой пиццей. Отличие ее от итальянской — в толстом корже и сыре. Он местный, более терпкий. «В Стамбуле, где я жил до Эрджиша, гораздо сложнее начать свой бизнес. Здесь нам повезло: место рядом с автобусной остановкой, так что посетителей много! Желающие посмотреть Арарат приезжают из Бельгии и Германии, из Франции и Испании, — говорит Атакан. — Правда, для местных работы совсем не много. Фабрик-заводов здесь нет. Трудятся в основном на своей земле или на стройках».

Стройки — неотъемлемая часть сегодняшнего пейзажа в провинции. Государство реконструирует архитектурные памятники, строит дороги и горнолыжный комплекс. Насколько хватает взгляда — повсюду каркасы домов, мешки с цементом, строители. Возводятся виллы для приезжих, в степи вырастают новые деревушки. Полным ходом идет строительство отелей — в том числе при помощи государственных фондов. Местные власти обещают, что уже совсем скоро здесь будет рай для туристов.

Однако, окидывая взглядом эти диковатые края, кажется, что беззаботный отдых все-таки будет диссонировать с характером Вана. Все здесь провоцирует на каникулы «дикарем». Налан Дирик, местный журналист и историк, недавно путешествовал с группой коллег из Стамбула по лавовым полям по дороге к Арарату. «Мы останавливались в попутных деревушках, и все были потрясены отношением местных жителей, их гостеприимством, — рассказывает Налан. — Дети высыпали на улицу на нас поглазеть: не каждый день тут бывают гости издалека. Люди живут небогато, но тепло принять путника тут закон. Нам сразу же предложили остановиться на ночь, устроили ужин. Местные жители разводят овец, так что нас угощали мясом на углях. И, конечно же, овощами и вкусным хлебом из тандыра». 

Единственный серьезный отель Вана на сегодняшний день — четырехзвездочный «Мерит Шахнамар». Он отдувается за весь регион по части «звездности». Гостиница стоит на редком месте озерного берега, где нет обрыва. Дюрану Курту 41 год, и он колдует с проводами на террасе отеля. «Я родился и живу в Анкаре. В «Мерит» меня наняли устроить большой дискозал. Я сделаю танцпол, настрою свет, звук. Кстати говоря, я и в Москве работал. Такой небольшой клуб на одной из маленьких кривых улочек, которых в Москве много, название, извините, забыл».

Дюран работал также в Берлине и Париже. У него известная в узких кругах  фирма. В Ване он давно не бывал и очень обрадовался, что со времени последнего визита «Мерит» превратился в такой большой отель. «И рядом строятся еще несколько подобных! Насколько я понимаю, в регион действительно вкладывается много денег. И давно пора. Вы посмотрите на это озеро! Это же волшебство!» — зачарованно вглядывается Дюран в предзакатную синеву Вана.

Гостиницы в провинции Ван строятся не только для туристов. Недалеко от центра города расположен отель для кошек породы ван. Генетические исследования подтвердили, что эта порода с длинной рыже-белой шерстью и гипнотизирующими двухцветными (голубым и карим) глазами является одной из древнейших в классификации домашних кошек. А озеро Ван, запечатлевшееся в ее названии, объясняет и такую редкую для кошек особенность, как любовь к купаниям. Подавляющее большинство местных сувениров так или иначе обыгрывает фигуру ванской кошки, а на одном из центральных проспектов города Ван даже стоит памятник этой живой местной достопримечательности. Считается, что ванские кошки — мощный талисман.

В отеле «Кеди Эви», или «Кошкин дом», у животных есть и свои комнаты, и огромные вольеры, где они могут вдоволь выяснять отношения. Четырехлапых постояльцев можно покупать, но категорически запрещено вывозить с территории Турции: кошки — такое же культурное достояние, как, скажем, картины или антиквариат музейной ценности. Покидать страну кошкам можно только в качестве дипломатических подарков — одну такую преподнесли Бараку Обаме по случаю того, что он в числе первых стран, которые он посетил после вступления в должность президента, выбрал республику Ататюрка.

Мехмет Гюпнар, работающий в кошачьем отеле, признается, что в нерабочее время кошкам все-таки предпочитает собак — за их сторожевые навыки. У Мехмета двое дочерей, и проблемы региона серьезно волнуют 37-летнего отца. «Сейчас в Ване стало гораздо безопаснее. Это особенно приятно осознавать мне, курду. Правительство действительно делает  много полезного, создает рабочие места. Времена меняются. К примеру, моя старшая дочка, ей 15, учится в Анкаре, хочет быть учительницей английского языка. А младшей пять, и она уже хочет остаться в Ване. Выучиться на писательницу или доктора, еще не решила», — радуется Мехмет.

Отношения между курдами и турками в регионе Восточной Анатолии непростые. Большинство населения этой области Турции составляют курды, а сами турки здесь — те, кого принято называть «бюджетниками»: учителя, полицейские, военные, чиновники. Существует боевая организация Рабочая партия Курдистана. Иногда стреляют. Танки и военные базы за колючей проволокой вдоль ванских дорог — обычное дело.

«Это может встревожить только туристов, но лично я не вижу причин для беспокойства, — уверяет Ибрагим Хасан, 20-летний студент университета города Ван. — Все очень преувеличено. Посмотрите! — Он взмахивает мечом в сторону своего соседа: — Я турок, а мой друг Дарга курд. Мы вместе учимся на программистов и состоим в историческом клубе. Что нам делить?» Ребята одеты в костюмы воинов Урарту — они выступают с небольшим шоу исторической реконструкции на Ярмарке регионов Восточной Анатолии, куда провинции съезжаются похвастать своими чудесами.

Ахмет Джамаль сидит за столом с необъятными кочанами капусты и арбузами им под стать — гордостью провинции Муш. «Это не продукты селекции, — обиженно отмахивается Ахмет. — Из-за извержений вулканов у нас очень плодородная почва. Настоящая курдская долма получается только из листьев такой капусты!»

Кроме долмы из гигантских кочанов весом 40 килограммов Ван знаменит своими завтраками. В каждом кафе и ресторанчике по утрам — «ван кахвалты». Это целый парад необычных вкусов. К ингредиентам турецкого завтрака оливкам, помидорам, огурцам и свежему хлебу присоединяются сыры из Восточной Анатолии: сыр отлу с горными травами и плетеный оргю. Вдобавок к ним тахини, паста из молотого кунжута, и муртага — каша из масла, яиц и пшеничной муки. Сладости — мед, каймак (сладкие топленые сливки) и шарики из толченых грецких орехов в сладком сиропе. И бесконечный чай, который официант без устали подливает в маленький стеклянный стаканчик. Чай — важная составляющая «ван кахвалты». Он необычного вкуса, и официант делает загадочные глаза, когда спрашиваешь, что там. Говорит — тайна. И вздыхает.

Озеро Ван называют морем из-за уходящих за горизонт просторов соленой воды. Это самое большое содовое озеро в мире; местные жители издревле стирают в нем одежду, используя гамму химических элементов, которыми богат Ван, для отбеливания и дезинфекции. Из-за специфического состава воды кристально чистый Ван не может похвастать многообразием водной фауны. На его волнах блещет чешуйками только один вид рыбы — похожая на сельдь Alburnus tarihi, родственница уклейки. Купаться в озере можно только летом, да и то вода остается довольно прохладной даже в самые жаркие дни.

На озере всего четыре крупных острова, среди них — Ахтамар, бывший остров-резиденция армянских царей. Как у всякого живописного места, история острова связана с трагической легендой о любви молодого человека к прекрасной девушке Тамар. От тех далеких времен осталась лишь церковь Святого Креста, построенная в начале десятого века. Реставрация этой православной святыни закончилась в 2007 году, однако христианский крест на ее купол вернулся совсем недавно — армяне всего мира требовали от правительства Турции водрузить его на историческое место, но власти мусульманской страны пошли на уступки только в октябре 2010 года.

Сентиментальная легенда, церковь, остров, панорамные виды озера — у острова Ахтамар не было шансов избежать романтических паломников. Эла и Озан приплыли на остров отпраздновать годовщину знакомства, и их совсем не смущало, что вместе с ними на пароме находятся 25 шумных иностранцев. «Нас, кажется, все на пароме сфотографировали, — смеется Эла. — Но это самое романтичное путешествие в моей жизни». «Мы приехали в Ван из соседней провинции Битлис, — рассказывает Озан. — И увидели, что остров даже красивее, чем на картинке! Обязательно расскажу всем своим друзьям об Ахтамаре. Каждый должен свозить сюда свою девушку».

Романтические путешествия иногда заканчиваются не менее романтичными подарками. Например, кольцом или красивыми запонками. «Жители Вана — все-таки больше азиаты, традиционно предпочитают золото, тогда как остальные турки — серебро, — рассказывает Имран Пиниджи, уже десять лет после окончания школы работающая в ювелирном магазине своего брата. — Брат ездил в Стамбул и Анкару и понял, что Ван сейчас больше, чем столица, открыт для всего нового. Так что нас не удивляет, что в последнее время стало больше покупателей. Магазин этот мы держим уже 37 лет, есть с чем сравнивать».

Работать в магазине родственников — распространенный тип карьеры в провинции Ван. Среди продавцов шелковых и не очень платков на рынке тринадцатилетний Назри выделяется респектабельным костюмом и галстуком. Назри прибежал помочь матери после уроков, и это его школьная форма. Каждый ребенок должен окончить школу, за этим строго следит ювенальная полиция. Но дети вливаются в семейный бизнес самым естественным образом, вопреки любому трудовому кодексу, задолго до наступления работоспособного возраста, и домашние задания готовят в основном «без отрыва от производства» или торговли.

Многие девушки-подростки трудятся в мастерских по производству ковров. Про эти заведения в народе ходят страшные рассказы о суточных сменах, душных помещениях, невыносимых перегрузках для зрения и позвоночника. В одной из таких мастерских под распространенным в Турции названием «Карпет Виллидж» делаются традиционные ванские ковры килимы. Они гладки, как поверхность озера, благодаря технологии переплетения шерстяных нитей с шелковыми, и стоят столько, что жалость к мастерицам сразу исчезает: ковер площадью полтора квадратных метра обойдется примерно в сорок тысяч рублей.

Главный менеджер Геркхан Стемиш категорически отрицает слухи о рабских условиях работы своих наемниц и уверяет, что все это предания старины далекой, что трудовой кодекс давно взял под контроль традиционный промысел, и что теперь смена длится всего четыре часа.

Между тем сам Геркхан очень горд, что вверенной ему мастерской, несмотря на повсеместную победу гуманизма, удается удерживать стандарты качества. «Мы принципиально не повторяем орнаменты, все ковры эксклюзивны и сделаны вручную с соблюдением всех секретов старинной технологии. Так же как в Ван приезжают туристы, «наевшиеся» курортной Турции, так и покупатель ванских ковров должен хорошо разбираться в ассортименте, чтобы понять уникальность наших изделий».

Геркхан Стемиш, в отличие от многих патриотов Вана, не поддался эйфории, вызванной государственной программой развития региона. По сравнению с Австрией, где он часто бывает, туристов в его родной провинции — считанные энтузиасты. Реформы проводятся, но осторожно. Местный народ богатеет, но медленно, аккуратно, без скачков.

Вот только в одном обстоятельстве Стемиш, правда, видит явный признак прогресса: все больше иранцев приезжает сюда тайком через границу покупать женские джинсы.

29.06.2012