Урок начинается с провокации. Зачем вы пришли на курсы?

«Ну… Летать все равно приходится».

«Чтобы меньше пить».

«И не мучать мою семью».

Шестнадцать гостей московской школы по борьбе с аэрофобией «Летаем без страха» мнутся на своих стульях. Лишь один из них ни разу не поднимался на борт самолета. Остальные летают, некоторые — чуть ли не раз в месяц. Здесь — на базе Авиационного учебного центра «Трансаэро», недалеко от метро «Динамо» в Москве, — работает единственная в России школа борьбы с аэрофобией. Она была создана в 2007 году. Групповой курс стоит 33 200 рублей и включает в себя лекции по теории, занятия на тренажере и «выпускной» рейс из Москвы в Санкт-Петербург и обратно.

«Слушаю вас, а внутри все трясется. И руки потные. Как только представляю себя в кресле самолета, пропадает всякая надежда на избавление от страха», — признается участница курсов, сотрудница крупного российского аэропорта.

Современная жизнь немыслима без авиаперелетов. Пассажиры, которые бояться летать, принимают или успокоительные, или алкоголь. У многих есть свои ритуалы, призванные «повысить безопасность полета». Чтобы задобрить судьбу, одни читают молитвы, другие надевают «те самые» платья, а третьи дают своим котам корм особой марки. Но не помогает. Как признаются сами аэрофобы, их разум отключается уже на стойке регистрации. А силы воли хватает лишь на то, чтобы не начать биться в истерике в салоне самолета.

C одной стороны, у них есть повод для беспокойства: по данным Международной ассоциации воздушного транспорта (ИАТА), безопасность полетов в России почти вдвое ниже мировых показателей. Если в мире один инцидент приходится на 500 тысяч рейсов, то в России — на 275.

С другой стороны, шансы разбиться в ДТП в 300 раз выше, чем погибнуть в авиакатастрофе. От врачебных ошибок умирает в 120 раз больше людей. Опаснее самолета даже велосипеды — в авариях с их участием смертей в 28 раз больше.

Но это лишь статистика, сухие цифры. А когда речь заходит о страхах, все гораздо сложнее — телеканалы и газеты молчат о десятках жертв ДТП в день, предпочитая смаковать подробности авиакатастроф, жертв которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Из-за этого люди начинают бояться того, что не опасно.

«Вы мыслите криво!» — наступает на слушателей курсов Алексей Герваш, профессиональный пилот и авиационный психолог. 37-летний выпускник Иерусалимского университета и летной школы в Вашингтоне, Герваш налетал более 1250 часов. По его словам, нельзя переносить земные правила в воздух. «На земле водительские права можно купить. Но, чтобы стать пилотом гражданской авиации, нужно учиться годами!»

Все фобии работают одинаково — человеческий мозг цепляется за любую информацию, оправдывающую страх.  Аэрофобы постоянно ищут новости об авиапроисшествиях, в полете следят за каждым движением бортпроводников и прислушиваются к шуму двигателей. «Наша задача — понять, где выдумка в том, что мы слышим из газет и по ТВ, а где реальность», — говорит Алексей Герваш.

Интеллектуальную нагрузку на летчиков Герваш сравнивает с нагрузкой университетского профессора: чтобы управлять современным самолетом, нужно свободно говорить по-английски, разбираться в компьютерах, физике, метеорологии, радионавигационном оборудовании. И уметь — в случае чего — самостоятельно проложить и рассчитать маршрут полета. Надо мгновенно считать в уме и разбираться в устройстве самолета.

«Ну и какой авиакомпанией вы посоветуете летать?» — прерывает его один из студентов.

«Любой! — отрезает Герваш. — Небо общее, стандарты качества самолетов едины. Королева Елизавета Вторая никогда не допустит, чтобы в небе над Лондоном заходили на посадку ненадежные самолеты».

Но страх остается. И он объясним, ведь сегодняшняя авиация — самый технологически сложный вид транспорта. И как все сложное и непонятное, она рождает множество мифов. Школа «Летаем без страха» развенчивает некоторые из них.Читать дальше >>>