Если театр, по словам Станиславского, начинается с вешалки, то берлинский универмаг «КаДеВе» — с решетки... Каждый день в 9:45, словно по мановению волшебной палочки, кружевная ограда из кованого железа перед парадным входом уползает под землю. Звучит гонг. Стеклянная дверь податливо распахивается под рукой, и вот она — современная сказка.

В «КаДеВе», как в тридевятом царстве, все начинается с выбора: налево пойдешь — к «Тиффани» попадешь, направо пойдешь — к «Гуччи» попадешь, а прямо пойдешь — вообще неизвестно куда попадешь.  В холле каждые пару месяцев, как и в витринах магазина, меняется декорация. То покупателя ждет выставка прусского фарфора KPM. То на мраморном полу колосятся полторы сотки пшеничного поля, арт-проект модных берлинских дизайнеров. Перед Рождеством в центре холла вырастает елка такой вышины и такой ширины, что дух захватывает. Под елкой сидит Санта-Клаус. А однажды между неоклассицистскими колоннами возник лунный ландшафт с почти как живым космонавтом и почти как настоящим луноходом. А вокруг — часы фирмы Омеgа. Те, с которыми астронавты НАСА в космос летают, и те, которые носил президент Кеннеди. Не холл универмага, а поле чудес. Лишь пройдя его, проникаешь непосредственно в «Торговый дом Запада», как в переводе с немецкого называется эта сказка. Впрочем, знатоки не советуют заходить с парадного входа. Потому что с непривычки можно в потребительский шок впасть. А то недолго и заблудиться на всех этих 60 тысячах квадратных метров площади, восьми этажах, между 26 лифтами и 64 эскалаторами. Не зря же «Кауфхауз дес Вестенс» считается самым большим универмагом континентальной Европы. Как говорили раньше в «КаДеВе», «если этого товара нет у нас, то его не существует в мире...». В век интернета этот девиз себя изжил, но и сегодня в ассортименте «КаДеВе» есть почти все. От стальных картофелечисток для левшей до собачьих ошейников, инкрустированных кристаллами Swarovski. Для четвероногих друзей, кстати, в «КаДеВе» устроены будки ожидания — три для болонок, три для догов.

Сервис, продуманный до деталей, — с первого дня это было главной целью основателя «КаДеВе». В 1907 году берлинский предприниматель Адольф Яндорф открыл элитный магазин по примеру американских торговых центров, в которых под одной крышей собиралось все, что душе угодно, — от библиотеки и парикмахерской до банка и кофейни. Районы Шёнеберг и Шарлоттенбург, на границе которых Яндорф возвел свое детище, в те времена были скромными скучными пригородами. Сам Яндорф не мог тогда предположить, что благодаря его «КаДеВе» всего за пару лет улица Тауенцин обретет всемирную славу. И ничто на эту славу не повлияет — ни экспроприация торгового дома у его еврейских владельцев во времена национал-социализма, ни пожар и рухнувший в 1943 году на крышу американский военный самолет, ни 200 тысяч граждан ГДР, которые после падения Берлинской Стены ежедневно штурмовали легендарный  центр загнивающего капитализма. Сегодня такой поток посетителей в «КаДеВе» случается только в предрождественские выходные. Но у парадного входа толкучка всегда.  Почему старожилы и предпочитают идти в обход.

Ведь гораздо удобнее вслед за какой-нибудь деловитой дамочкой пенсионного возраста проскользнуть внутрь через один из боковых входов. Подобные дамочки — неотъемлемая часть антуража «КаДеВе». Летом почти наверняка в светлых брючках, лукаво приоткрывающих пожухшую щиколотку. Зимой, скорее всего, в уютном стеганом батничке. Но в любое время дня и года — со свежеуложенной прической и идеальным неброским маникюром. Витрины бутиков такая дамочка разглядывать не станет (зачем ей позолоченный мобильник с русским интерфейсом?!), а верным курсом направится к лифту, и сразу на шестой этаж — этаж гурманов и деликатесов.

Из трех с половиной часов, которые посетитель в среднем проводит в «КаДеВе», как минимум час-полтора уходит на отдел продуктов, второй в мире по площади и разнообразию ассортимента.Читать дальше >>>