В Риме нет ни крупного порта, ни прямого выхода к морю. Но секрет его величия кроется в воде.

Именно благодаря ей город перерос свои естественные границы. И стал столицей всего античного мира. Для поддержания этого статуса требуются сотни миллионов литров чистой воды в день.

В ближайших окрестностях Рима таких запасов живительной влаги нет. Чтобы ее получить, нужно одержать победу над самым главным противником — природой. В этой войне римлянам противостоят не враждебные армии, а горы и овраги, болота и леса, окружающие их город. Борьба продолжается долгие столетия. И ставит перед инженерами все более сложные, почти невыполнимые задачи. В результате на свет появляется одно из величайших архитектурных творений человечества — римские акведуки.

Древние греки, ассирийцы и североитальянские этруски начали строить водопроводы раньше римлян. Но никто не поднял эту технологию на такой высокий уровень, как инженеры из города на Тибре.

К моменту завершения республиканской эпохи в 27 году до н. э. Рим снабжают водой пять магистральных акведуков общей протяженностью более 200 километров. По ним через речные долины, ущелья и горы в город течет свыше 200 миллионов литров воды в день.

Идущая по акведукам вода собирается в специальных резервуарах, откуда по тысячам свинцовых и глиняных труб доставляется в городские кварталы, общественные купальни и к многочисленным фонтанам. И даже в частные дома богатых горожан.

Идеально отлаженная система — это вообще «конек» римлян. Пусть они и не великие изобретатели, зато умеют доводить до совершенства технические инновации других. Не они придумали катапульты, но именно они повысили их мощность до максимума. Не они начали первыми строить водяные мельницы, но воздвигли самые крупные из них. Так и их водопровод — не первый, но лучший.

Именно такой жизненно необходим Риму к концу IV века до н. э.

Примерно за сто лет до этого римляне покоряют соседние италийские племена. Захватывают полисы этрусков, втягивают в военный союз латинян, а затем и самнитов. Людей на берегах Тибра становится все больше. К концу IV века до н. э. в Риме уже около 75 тысяч жителей. И город продолжает расти.

Новым горожанам нужна чистая питьевая вода. С помощью родников, цистерн и каналов эту проблему уже не решить.

В 312 году до н. э. цензор Аппий Клавдий, в обязанности которого входит в том числе надзор за сооружением и содержанием общественных зданий, разрабатывает план строительства первого в римской истории магистрального водопровода. Но многие сенаторы против. Проект кажется им слишком масштабным, дорогим и рискованным.

Их можно понять. Мыслимое ли дело — проложить с востока до самого города 16-километровый акведук, большая часть которого пройдет под землей? Тем более что на это же время запланировано строительство Аппиевой дороги — почти 200-километровой трассы, ведущей на юг. По размаху, стоимости и технической сложности это крупнейшая строительная программа в римской истории.

Но сенат не может наложить вето на этот проект. Слишком остро стоит проблема водоснабжения в растущей столице.

Проектирование акведука всегда начинается с поиска полноводных источников. В 312 году до н. э. находят в Сабинских горах к северо-востоку от города озера с идеально чистой водой. Теперь дело за «малым» — доставить ее в Рим. Вода в античных акведуках не перекачивается насосами, а движется «самотеком» под действием силы тяжести. Поэтому каналы водопровода нужно прокладывать с равномерным уклоном в сторону города.

До начала строительства инженерам необходимо точно определить не только отправную, но и конечную точку водной магистрали. Продвигаясь от нее к источнику, они шаг за шагом составляют карту рельефа местности — фиксируют местоположение возвышенностей и впадин, высоту холмов и глубину лощин. Выбирают оптимальный маршрут, а при необходимости — и обходные пути. Только после этого рабочие деревянными кольями размечают линию, по которой пройдет акведук.Читать дальше >>>