Субботний вечер в Рейкьявике. Вокруг прохожих на центральной улице Лёйгавегюр вьются снежинки. Но, несмотря на ледяной ветер, в воздухе чувствуется радость. Бары и рестораны со стеклянными фасадами забиты людьми. По главной торговой магистрали города тянется поток машин, среди которых много новеньких внедорожников. Из динамиков грохочет музыка. Боковые стекла опущены: себя показать и на других посмотреть. Пассажиры перекидываются фразами с пешеходами. Советуют, куда сходить, обмениваются адресами, машут друг другу рукой. Исландская столица готовится к бурной ночи. Похоже, у ее жителей опять хорошее настроение. И на то есть причины.

Пять лет назад все было совсем иначе. Осенью 2008-го тогдашний премьер-министр страны Гейр Хорде выступил с  драматическим телеобращением к народу, предупреждая сограждан об угрозе национального дефолта. Свою речь он закончил печальным призывом: «Боже, храни Исландию!»

Страна стояла на краю пропасти. Лопнули три крупнейших исландских банка — «Глитнир», «Кёйптинг» и «Ландcбанки», —  которые до краха американского «Леман Бразерс» активно привлекали деньги за границей. Они в одночасье стали банкротами, как только вкладчики в панике начали опустошать свои счета.

Правительство принимало чрезвычайные законы. Граждане теряли сбережения. Безработица, о которой до этого в Исландии знали лишь понаслышке, подскочила до 9,2 процента, инфляция — до 17. Ни по одной другой стране Европы кризис не ударил так сильно, как по Исландии.

А потом... случилось чудо. За считанные годы экономика страны оправилась. С 2010-го ВВП Исландии неуклонно росла. Безработица опустилась ниже шести процентов. Инфляция стабилизировалась, государственный бюджет стал почти бездефицитным. Торговый баланс в профиците: Исландия продает за границу больше, чем покупает. И теперь европейцы с удивлением смотрят на своего северного соседа, стремительно преодолевающего последствия кризиса. И задаются вопросом: в чем секрет этого чуда? Каков он, рецепт, позволяющий ставить на ноги страну после таких ударов?

У исландского успеха две составляющие: экономическая и психологическая. Во-первых, правительство, в отличие от лидеров большинства стран Евросоюза, не стало спасать разорившиеся банки за государственный счет. Тем более что бюджет не выдержал бы такой нагрузки: общий объем кредитов, набранных банками за границей, в десять раз превышал ВВП страны. Поэтому государство гарантировало сохранность лишь частных вкладов граждан Исландии. А вопрос о компенсации потерь иностранных вкладчиков, в основном голландцев и англичан, был вынесен на всенародный референдум. И подавляющее большинство ответило: нет.

Оздоровлению экономики помогла и девальвация национальной валюты. С начала кризиса исландская крона подешевела по отношению к евро вдвое. Это повысило конкурентоспособность основного экспортного товара — рыбы. В результате рыбу и промышленную продукцию, например алюминий, страна смогла предложить на мировом рынке по более привлекательным ценам. Положительную роль сыграло и то, что Исландия богата источниками «дешевой» энергии: водными и геотермальными  ресурсами.

Наконец, подешевевшая крона вызвала туристический бум.
В страну хлынули толпы любителей дикой природы. В некоторых областях доходы от туризма выросли в десятки раз. Местами он даже сместил с первого места главную отрасль экономики — рыболовство.

Ужесточение контроля за финансовыми операциями вынудило банки оставлять наличность внутри страны. Инвесторы могли вкладывать деньги только в отечественную экономику. Благодаря этому были созданы сотни новых предприятий малого бизнеса. И вот тут сработал второй, психологический фактор. Хотя из-за кризиса многие исландцы потеряли деньги и работу, а некоторые до сих пор не могут расплатиться с долгами, они восприняли катастрофу 2008 года как шанс построить новую Исландию.

«Когда у всех были деньги, мы ничего не хотели изобретать. Из-за финансового бума мы обленились», — говорит бизнесмен Гвюдьоун Маур Гвюдьонссон, основатель «Министерства идей», ассоциации по поддержке стартапов. Зачем изобретать что-то свое, когда дешевле купить чужое?Читать дальше >>>