Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Вертикальные джунгли

Всего за полвека Сингапур превратился из аграрного государства на окраине третьего мира в центр высоких технологий. Как теперь сделать шаг назад к природе, не потеряв достижений постиндустриального общества? «От сада в городе до города в саду» — таков план развития острова, преобразующий мегаполис в цветущий рай
текст: Елена Соболева
фото: Елена Соболева

Именно так должна выглядеть станция землян на Марсе. Громадная полусфера купола из отражающего избыточное тепло стекла, внутри — искусственный климат, поддерживаемый кондиционерами и трубами с холодной водой под полом, и, конечно же, пресловутые яблони, которые будут «и на Марсе цвести». Здесь, правда, яблони и вишни с успехом дополняют розы, кактусы, оливы и… 32-тонный баобаб. Его привезли морем из Сенегала, а сажали в грунт двое суток.

Энди Квек, 42-летний директор проекта «Сады у залива», все это время не спал, лично принимая участие в посадке. Семь лет и миллиард долларов — эту арифметику Энди знает наизусть: он был одним из трех энтузиастов, начинавших проект в 2005 году. Сейчас «Сады у залива» — 86 гектаров насыпной почвы, отвоеванной у Южно-Китайского моря. Их обслуживают три тысячи человек. Сингапур — одно из самых густонаселенных мест планеты, и земля в Марина-Бэй бесценна. Если в новой бухте построить виллы, то можно озолотиться. Но: «лучшее должно принадлежать всем». Не один Энди так считает, это девиз всей страны, в которой причудливо соединились достижения коммунизма и капитализма. «Сады у залива» — воплощение идей советских фантастов об обществе будущего, где все равны, а красота и гармония — плод доступных технологий.

С воздуха две стеклянные полусферы напоминают то ли перевернутые морские раковины, то ли сиднейскую оперу. Они так и называются — «консерватории» или, как говорит Энди, «театры, полные растений». Это теплицы наоборот, потому что в жарком климате Сингапура воздух нужно не нагревать, а охлаждать. Дневная температура в «Цветочном куполе», где имитируется сухой средиземноморский климат, — плюс 24 днем, плюс 16 ночью. В соседнем «Туманном лесу», где собраны растения с Амазонки и Бали, тоже 24 выше нуля, но очень высокая влажность и ветер из-за 35-метрового искусственного водопада. Многие сингапурцы приходят сюда не только посмотреть на незнакомую флору, но и впервые испытать, что такое прохлада.

<vrezl>Рядом «супердеревья» — 18 металлических конструкций высотой от 25 до 50 метров, похожих на пальмы с густыми кронами. Сверху донизу они увиты орхидеями и папоротниками. Днем эти гиганты предоставляют тень, в которой растут настоящие деревья, а ночью — превращаются в площадки для светового и музыкального шоу. Вблизи них словно внутри фильма «Аватар».

«Ожидания все время повышаются, — комментирует Энди. — Ни у кого нет времени терпеть, пока сад вырастет». Кроме того, людям нравится, чтобы было чисто и удобно. «Контролируемая природа? Почему бы и нет? В современных условиях это необходимое зло», — уверен он.

Один миллиард долларов — не много ли за красоту? Не лучше было бы вырастить что-то съедобное? Ведь Сингапур обеспечивает себя продовольствием всего лишь на семь процентов. «Для пятимиллионной страны площадью 716 квадратных километров снова стать аграрным государством нереально, — считает Энди. — Но можно сделать ее привлекательной как для жителей, так и для туристов».

И в этом сингапурцы преуспели. Полвека назад никто и подумать не мог, что остров размером чуть больше Уфы ждет столь фантастическое будущее. Этот осколок Британской империи получил независимость от Малайзии в 1965 году, потому что никому не был нужен: тут не было ни пресной воды, ни строительного песка. Около двух миллионов островитян — китайцев, малайцев и индийцев — жили в деревянных лачугах, во дворах месили грязь коровы. Новое государство страдало от коррупции и экологических бед — загрязненных рек и постоянных наводнений. В то же время набирала темпы индустриализация, грозившая превратить остров в бетонные джунгли.

Премьер-министр Ли Куан Ю сделал ставку на борьбу с коррупцией, улучшение образовательной системы и иностранные инвестиции. А еще на равные возможности в обеспечении жильем. И вскоре бывшие крестьяне въезжали в муниципальные многоэтажки;  многие брали с собой свиней, к которым привыкли, и все без исключения опасались высоты. Реки были вычищены, вытоптанные скотом пастбища засажены деревьями. Зелень, считал премьер-министр, поднимет боевой дух островитян.

Глава правительства лично решал, какие растения нужны. Вдоль дорог хорошую тень дают быстрорастущие акации, а для красоты лучше всего подходят бугенвиллии.

«Ли Куан Ю сам сажал по дереву в год. А бывало, он ехал по городу и видел, что какое-то дерево плохо себя чувствует. Тогда он останавливался, осматривал его и звонил в Парковый комитет», — рассказывает министр городского планирования Сингапура Сиао Ка Пинг. Этот приветливый и моложавый 57-летний чиновник в идеально скроенной рубашке и очках в тонкой оправе совсем не похож на бюрократа. Скорее на менеджера, который точно знает, что делает. Министерство городского планирования распределяет участки земли, контролирует их использование и городской дизайн.

«Сингапур должен быть отличным городом для жизни, работы и развлечений», — озвучивает господин Сиао миссию своего министерства. Город-государство живет по генеральному плану, разработанному в 1971 году. Он предусматривает баланс промышленного и экологического развития на 50 лет вперед. Земли под парки отводились уже тогда, хотя денег на их обустройство еще не было. Сегодня, когда ВВП страны практически сравнялся с ВВП Дании и ОАЭ, Сингапур может позволить себе проводить конкурсы и отбирать лучшие международные проекты. Например, «Сады у залива» проектировала британская компания «Грант Ассошиэйтс».

За полвека Сингапур увеличил свои владения на 130 квадратных километров, намыв почти пятую часть территории. «Можно насыпать еще пятьдесят, но не больше! Иначе мы выйдем за границы морской акватории», — говорит Сиао. А как насчет сельского хозяйства? Министр решительно качает головой. Сингапур делает ставку на не требующие больших площадей производства микрочипов и лекарств. «Плохо, конечно, зависеть от поставок продовольствия из соседних стран, но такова жизнь,  — продолжает он. — С другой стороны, как бы ни росло население острова, 40 процентов территории всегда будет занимать зелень».

Когда не хватает места, сады переезжают на крыши. Как, например, в «Пиннакл энд Дакстон» — самом большом в городе муниципальном здании, построенном пять лет назад. Семь 50-этажных башен, 1848 квартир, самый длинный в мире «небесный сад», разбитый на мостах, соединяющих башни на уровне 26-го и 50-го этажей. Квартиры в доме с садом можно получить по государственной программе обеспечения жильем. Но доступ в сад открыт для всех желающих.

Последняя тенденция — деревья оккупируют не только крыши, но и стены. Тон задает новый отель «Паркроял он Пиккеринг» в центре города. Сады, водопады и зеленые стены занимают 15 тысяч квадратных метров здания — вдвое больше участка земли, на котором оно построено. 670 метров периметра дома просто добавлено выступающими террасами, засаженными растениями. Высокие пальмы парят над проезжей частью, белые цветы вьющегося перца-лолота свисают с 16-го этажа. Не так ли выглядели мифические Сады Семирамиды?

То же самое, но с поправкой на скромный бюджет, в Школе искусств (SOTA), обычной городской школе. Стены шестиэтажного здания — это сплошной зеленый ковер из вьющихся растений, закрепленных внутри на металлических сетках с подведенной системой полива дождевой водой. Кажется, будто дом порос ровным мхом. На крыше — четыреста метров беговых дорожек, вдоль которых растут трехметровые лировидные фикусы и белые ароматные цветы лилии-гименокаллиса, похожего на звезды.

«Паркроял» и Школа искусств — детища архитектурного бюро WOHA, название которого составлено из первых слогов фамилий его создателей, сингапурца Вонг Мун Сума и австралийца Ричарда Хассела.

47-летний Ричард считает, что в Сингапуре будущее интереснее прошлого. «Страна начинала с того, что копировала достижения других, — говорит он. — Копировать больше нечего, поэтому приходится придумывать». И для этого здесь созданы идеальные условия: «Чиновники не боятся экспериментировать и берут на себя риски». У Ричарда живые, горящие глаза увлеченного человека. «Сингапур — лаборатория будущего. Он уже столкнулся с проблемами, которые ждут Землю в ближайшие двадцать-тридцать лет: перенаселенностью, отсутствием природных ресурсов, недостатком пресной воды — и успешно их решает, прокладывая дорогу для всей планеты». «Зеленые» здания — тоже часть этого решения. Хороший пример того, как сделать, чтобы в перенаселенном месте было приятно жить.

И хотя Ричарду нравится декоративность его домов, архитектора беспокоит проблема продовольственной безопасности. «Мы уже думаем, не начать ли вместо пальм предлагать помидоры, — улыбается он. — И в качестве эксперимента на крыше нашего архитектурного бюро разбили огород».

Но если для австралийского архитектора огород — это почти шутка, то для британского фермера — настоящая профессия. 37-летний уроженец графства Сомерсет Роберт Пирс не только устраивает «съедобные сады» для поваров ресторанов на крышах пятизвездочных отелей вроде «Марина-Бэй Сэндс», но и охотно делится этим умением с другими.

«Сегодня мы узнаем, как... делать детей… — произносит Роберт под смущенное девичье хихиканье. —  Детей растений!» Грузный Роберт стоит перед аудиторией на крыше шестого этажа здания «Пиплз-Парк» в Чайна-тауне. Одну половину занимает парковка для машин, другую — садик Роберта: кадки, ящики и горшки, в которых растут салат и травы. На его бесплатный мастер-класс пришло четыре десятка женщин — все они хотят знать о простых способах черенкования растений.

«Отрезаем, укореняем, поливаем! Мята и базилик отлично приживаются прямо в земле. В воду ставить не надо — будут слишком слабые корни...» — дирижирует Роберт девушками, орудующими ножницами и лейками. Разъясняет, сколько надо воды, когда первый полив, можно ли ставить на солнце. Это все азы огородничества, но тема для большинства новая.

Одна из учениц, 35-летняя Мелисса, работает в тесном офисе, квартирка у нее, как и у большинства сингапурцев, небольшая. «Сады у залива» она считает «спасением, там приятно гулять после работы — глаз радуется простору». Мелисса — городской житель, салат и курицу видела только в магазинной упаковке. Ей хочется самой попробовать растить пищу, пусть и в горшках на балконе. Удачная попытка вырастить чой-сам — похожий на шпинат ингредиент китайских блюд­ — заставила Мелиссу прийти на мастер-класс: теперь она хочет попробовать салатную зелень и особенно розмарин. «Розмарин вырастить здесь трудно, — качает головой Роберт. — Климат все же не тот».

Может, и поэтому остров никогда не станет автономным с точки зрения сельского хозяйства. «Сингапурцы очень любят баранину, но овцы вряд ли будут счастливы в тропиках, — улыбается Роберт. — А для выращивания риса просто нет места... Но зато можно сделать цепочки поставок короткими». Вместо того чтобы везти салат из Голландии, надо сажать его на крышах домов. И уж точно — каждый способен частично обеспечить собственные потребности в овощах.

 По энтузиазму учениц понятно, что идеи Роберта пользуются широкой поддержкой. «Способность выращивать пищу — это фундаментальный навык человечества», — считает британец.

Ему вторит и Айви Синг, хозяйка «Болливуд Веджис» — одной из немногих ферм Сингапура. Ей удалось превратить четыре гектара заброшенной земли в плантации и стать крупнейшим в стране производителем бананов и папайи. Айви — коренная сингапурка, наполовину китаянка, наполовину индианка, на вид моложе своих 65, она воинственна и харизматична. Ее громкого голоса и метких шуток боятся все работники фермы.

«Нельзя есть цемент, — утверждает Айви, и глаза ее сверкают. — Большой ошибкой было превратить аграрную страну в индустриальную. Хода назад теперь нет. Это страшно — зависеть от поставок продуктов соседей».

Покупая десяток лет назад ферму, Айви понимала, что дохода не будет — слишком мало земли. Поэтому для «Болливуд Веджис» она придумала концепцию «агротейнмента», агроразвлечения. Теперь в «деревню» в получасе езды от центра приезжают школьники и семьи с детьми, чтобы впервые в жизни увидеть, как растут бананы и сладкий картофель. В стране, где менее одного процента земель отдано под сельское хозяйство, такие экскурсии необходимы.

«Каждому городу нужен загород, иначе можно сойти с ума», — считает Айви. При упоминании «Садов у залива» она морщится: столько денег угрохали, но разве там есть что съесть? «Эстетика Сингапура — зеленая, а реальность — нет!» — заключает она.

Джек Нг, сосед Айви, столь же деятелен, но настроен оптимистично. Свои три гектара земли он использует для экспериментов с «вертикальной фермой A-Go-Gro. Это изобретение похоже на девятиметровое колесо обозрения, к которому прикреплено два десятка ящиков, набитых рассадой. Движимые водяным мотором, они передвигаются по кругу: те, что были наверху, «приезжают» вниз, и наоборот. Так обеспечивается равномерный доступ солнечного света и, разумеется, посадка, уход и сбор урожая. В день с 500 башен собирают одну тонну капусты бок-чой, горчицы или салата. Но цель — две тысячи башен и десять тонн листовых овощей в день. Легкую конструкцию, потребляющую электроэнергии всего на 30 сингапурских долларов в год, можно поставить на крыше и даже балконе.

«Эта «городская ферма» стала необходимостью из-за смены нашего образа жизни», — говорит 42-летний изобретатель. Население стареет, рождаемость — одна из самых низких в мире. «Пенсионерам трудно нагибаться, но хочется делать что-то полезное. Я устроил так, чтобы не человек шел к растению, а растение к человеку».

Сингапур может обеспечивать себя едой, считает Джек, но «все зависит от правильного государственного планирования». Сейчас правительство изобретение Джека поддерживает, оценив его потенциал: на 50 гектарах земли, уставленных такими башнями, можно будет вырастить столько листовых овощей, что они обеспечат половину потребности Сингапура.

7540 человек на квадратный километр — это в полтора раза плотнее, чем в Москве. Но в Сингапуре перенаселенность совсем не ощущается. Напротив, отправляясь гулять по самому большому в мире Ботаническому cаду или по пешеходному мосту Хендерсон Уэйвс, соединяющему парки Маунт-Фабер и Телок на высоте 36 метров над шоссе, встречаешь совсем немного народу. Слышно только, как поют птицы — так, будто на острове кроме них никого нет.

«Все дело в организации», — объясняет министр Сиао. Люди живут в высотных домах большими компактными агломерациями — место между ними отдано паркам. Так реализуется проект Ли Куана Ю — «от сада в городе до города в саду».

И это еще далеко не все. Сорок два новых гектара «Садов у залива» ожидают своей очереди быть освоенными. Вот что говорит китайская пословица на стенде у Айви: «Хочешь быть счастлив день — выпей, неделю  — зарежь свинью, месяц — женись. А если всю жизнь — стань садовником».

В Сингапуре этот совет воплощается в масштабах всего государства.

11.06.2014