Сайты партнеров




GEO приглашает

Впервые Московский планетарий организует цикл лекции для взрослых. Первое занятие курса под названием «Популярная астрономия для начинающих» состоится 13 апреля.


GEO рекомендует

Дизайнеры Fossil разработали часы для гонщиков Grant Sport. Циферблат напоминает панельные приборы автомобилей начала прошлого века. И это не случайно. С первого дня основания в 1984 компания уделяет особое внимание внешнему виду изделий и делает акцент на винтажном стиле.

Великобритания: поезд в прошлое

Путешествие на поезде Belmond British Pullman — это перемещение не в пространстве, а во времени
текст: Елена Соболева

На лондонском вокзале «Виктория» среди современных поездов и электричек этот поезд выглядит как сказочный «Хогвардс-экспресс», вот-вот готовый отойти от платформы. Не хватает только клубов дыма паровоза, чтобы окончательно потеряться в веках — сейчас начало двадцать первого столетия или все-таки двадцатого? Паровоз к поезду «Бритиш Пульман» цепляют не чаще двух раз в месяц. Сегодня же десять вагончиков фирменной темно-коричневой окраски с кремовыми верх­ними панелями, сверкающие начищенной медью перил и дверных ручек, тащит дизельный тепловоз. Но это — единственная деталь, не позволяющая забыть про шумный мегаполис и лондонские пробки, по которым мы добирались до вокзала.

Остальное — улыбающийся стюард в черной ливрее, галстуке-бабочке и белых перчатках, хрустящие скатерти, плюшевые кресла, шампанское в серебряных ведерках со льдом, красные ковры в желтый ромбик на полу вагона — похоже на обещание путешествия в неторопливый век назад. Когда поезда компании «Бритиш Пульман» означали роскошь и класс, и когда кареты, запряженные лошадьми, еще вполне могли двигаться параллельным маршрутом. И с примерно равной поезду скоростью.

Десять вагонов — все, что осталось от некогда огромной компании Pullman, чьи поезда ходили по Америке и Европе, начиная с 1874 года. «Пульман» и тогда и сейчас обозначает путешествие первым классом. Когда железные дороги стали более демократичными, большая часть вагонов «Пульман» нашла свое новое пристанище в музеях или у частных коллекционеров. Так, один из «спасенных» и вновь отреставрированных вагонов нашего сегодняшнего поезда три десятка лет назад был найден ржавеющим в чьем-то огороде. Другой — восстановлен после бомбежки Лондона в 1940 году.

Некоторые из вагонов строились специально для членов британской королевской семьи. В других путешествовали знаменитости вроде Шарля де Голля, Нельсона Манделы и Никиты Хрущева. А два вагона даже были частью погребального поезда Уинстона Черчилля — подробность, которой особенно гордится старший стюард Алан Даулинг. У него седой короткий ежик волос и серые живые глаза, в которых спрятаны искры улыбок. Наверное, потому что его пассажиры расточают ответные улыбки столь же щедро, как стюарды наливают гостям шампанское — бокал за встречу, потом за отправление, бокал за путешествие и даже за возвращение.

«99 процентов времени, что я провожу, следя за обслуживанием пассажиров в поезде — для меня удовольствие, потому что я все время вижу улыбающиеся лица», — говорит 52-летний Алан. Убедившись, что его стюарды готовы подавать обед, Алан любезно соглашается провести экскурсию по всем вагонам, под перестук колес открывая все новые и новые подробности, обращая внимание на детали, которых в каждом вагоне так много, что без опытного гида многое можно и пропустить.

Например, пятьдесят пород дерева, используемых в отделке стен и дверей. В каждом вагоне на стене новая инкрустация — чаще целое панно: то «Орфей», то «Эвридика». В туалетах — мозаичные полы и раковины из цельного мрамора. Ручки и оконные рамы из темной меди, тонкий фарфор, тканевые абажуры на столах и снова шампанское: «для выхода на платформу».

Но главное — кресла, ничуть не похожие на обычные «привинченные» сиденья в поездах. Настоящие кресла на четырех ножках, которые можно удобно развернуть: хоть к столу, хоть поставить в круг и сыграть с попутчиками в игру, коротая время.

Этим и занимается компания, арендовавшая весь соседний вагон «Минерва». Веселые дамы, отмечающие 40-летие подруги, разгадывают «таинственное убийство» — игру, предложенную двумя нанятыми актерами. Вся компания будто сошла со страниц романа «Великий Гэтсби» — в платьях мягкого покроя в стиле 1920-х и замысловатых шляпках-клош с перьями и стразами.

Дресс-код для поездки строгий: смарт-кэжуал, исключающий джинсы, куртки и кроссовки. На деле все оказывается еще более нескромно — большая часть пассажирок в вечерних платьях и жемчугах, мужчины — в костюмах. Шестичасовая поездка стоимостью в 345 британских фунтов — не для бекпэкеров. Самое смешное, что эта поездка в общем в никуда... Отправляясь с вокзала «Виктория», поезд движется на морской курорт Брайтон, стоит пятнадцать минут на брайтонской платформе, давая пассажирам возможность размять ноги в танце — для этого даже заготовлен целый оркестр. Потом свисток, отправление — поезд делает круг и возвращается в Лондон. Весь маршрут — кольцо в 300 километров — он «проползает» за шесть часов со средней скоростью 50 километров в час, давая возможность насладиться деталями пейзажа за окном. Снова здравствуй, вокзал «Виктория»! И никаких обремененных чемоданами пассажиров, торопящихся по домам. Цель поездки — вовсе не перемещение в пространстве, а обед на серебре и мелькание пейзажей за окнами.

«Поезд — вот что главное, а куда он едет­ — на самом деле не важно», — делится впечатлениями пожилая пара: она в жемчугах, он во фраке. Отмечают серебряную свадьбу. Они мечтали об этой поездке давно, а места бронировали за полгода. Хотя именно сегодня поезд не полон. На 240 мест — 200 пассажиров, 30 стюардов и четыре вагона-кухни. Самые популярные поездки — на Рождество, места на них бронируются за год.

Этот поезд — единственный, и его расписание известно на год вперед. В 2015 году он совершит 136 поездок по Великобритании. Самые популярные направления: Кембридж, Бат и Йорк. Цены на билеты зависят от продолжительности поездки: начинаются с вполне демократичных 250-ти фунтов и переваливают за одну тысячу. Последнее — за путешествие по графству Корнуэлл длиной в два выходных.

В одном вагоне — что-то вроде корпоратива, шумно и весело, в соседнем — чинно и тихо: несколько пар, явно настроенных на романтический лад, среди которых опознаются двое американцев: по избыточному весу и ярко-белым зубам. «Для нас поезд — это вообще квинтэссенция Старой Европы, — говорят Кейт и Дейви. — Мы живем в Аризоне, на поезде не ездили ни разу в жизни». Они непрерывно смотрят в окно и с детским восторгом хлопают в ладоши, когда появляется синяя полоса моря.

Хотя видно в окно почти одно и то же: скромные анг­лийские пейзажи — зеленые поля да аккуратные домики с красными крышами. Наверное, если бы поезд шел в Корнуэлл или Йоркшир, вид из окна был бы интереснее: каменные замки и старые церкви. Но дорога до Брайтона оказывается прозаичнее. Не красит ланд­шафт и знаменитая британская погода — моросящий дождь и хмурое небо.  «Когда у нас на острове хорошая погода, об этом событии пишут в газетах», — в полушутку сообщает мне соседка. 

То, что происходит внутри поезда — гораздо интереснее, чем снаружи. Например, серебряные супницы, из которых наливают тыквенный суп в пустые фарфоровые тарелки, стоящие на столе. «Если принести тарелку уже с супом, от тряски он расплескается по краям — будет некрасиво», — делится опытом Алан.

Сегодня кроме тыквенно-морковного супа подают тартар из лосося, запеченное филе морского окуня с грибами шиитаке, а на десерт — тарелка местных сыров.

Как только поезд «переползает» мост через Темзу и замирает в ожидании, когда на вокзале «Виктория» освободится его законная платформа «номер один», становится понятно, что путешествовать — в любом случае означает меняться. И пусть даже никакой смены прост­ранственных координат не произошло. Но перемещение во времени удалось точно.

***

Необычные поезда и маршруты есть и в других странах мира. Японцы, к примеру, приспособили поезда специально для влюбленных пар. Об этом читайте в материале «Места для поцелуев».

А в Канаде воссоздали легендарный маршрут поезда The Canadian («Канадец») с помощью модели игрушечной железной дороги. Об уникальном проекте фотографа Джеффа Фризена можно почитать в материале «Крутой маршрут».