Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Вечный комфорт

текст: Григорий Кубатьян

Дом приведен в порядок,  полы подметены, на столе цветы в вазе — сегодня особенный день в жизни Гордона: три года со дня смерти отца. Гордон идет по дому и зажигает ароматические палочки на всех пяти его алтарях. Возле главного, семейного, он задерживается. Там, под доской с иероглифами, уже выставлены щедрые угощения в круглых мисках: рисовая каша, ветчина, кусок жареной утки, десерт и фрукты. Все как любил отец. В маленькие чашечки разлит зеленый чай. Вообще-то алтарь принадлежит всем предкам, но сегодняшний день посвящен отцу Гордона, и «банкет» организован в его честь. Красная лампа над алтарем подсвечивает подношения. «Это чтобы предки знали, что именно для них приготовили», — шутит Гордон. После того как предки оценят оказанное им внимание, еда попадет на обеденный стол.

Гордон — 43-летний банковский служащий, китаец. Его настоящее имя Чон Чень Минь, а Гордоном он представляется для иностранцев, неспособных запомнить ни слова по-китайски. Почти каждый четвертый житель Малайзии — китаец, после малайцев — китайцы вторая по численности национальность в 27-миллионном государстве Малайзия.

Гордон родился, вырос и живет сегодня в оживленном портовом городе Сандакан на северо-востоке острова Борнео. У него круглое доброжелательное лицо и печальные глаза. Недостаток волос на голове он скрывает под бейсболкой, которых у него целая коллекция. Гордон называет себя неверующим, но тем не менее его жизнь окружена мистическими предметами. Статуэтки кошек на тумбочке связаны цепочкой, «чтобы не распадались семейные узы»: Гордон живет с мамой и сестрой, и они очень дружны. Над входной дверью укреплены восьмигранный амулет и вилка, «чтобы отпугнуть злых духов». В доме расставлены алтари всевозможных божеств. В «подвальчике» под алтарем предков примостился Ди Чжу, бог подземного царства. Перед входом в дом дежурит «Мэнь Шэнь, покровитель входящих и выходящих». Выше укреплен алтарь «Тянь Хуана, бога неба, отвечающего за весь дом в целом». На кухне особый алтарь — там расположился «Цзао Цзюнь, бог еды». С последним связана любопытная, хоть и грустная история.

Будущий бог еды Цзао Цзюнь  был заядлым игроком, проигравшим в кости не только деньги и дом, но и свою жену. Скитаясь и попрошайничая, однажды он встретил ее на улице. Бывшая жена пожалела его и привела в новый дом, чтобы накормить. Внезапно вернулся ее новый муж. Боясь его гнева, она спрятала попрошайку в кухонный очаг. Не зная об этом, новый муж прошел на кухню и разжег огонь, бродяга сгорел и попал на небо. Но Бог решил послать Цзао Цзюня назад к людям, чтобы тот искупил свои грехи — служил в качестве духа кухни и заодно присматривал за людьми: честно ли живут, не грешат ли? Каждый год за неделю до начала китайского Нового года дух кухни отправляется с отчетом на небеса. В этот день с самого утра духа «угощают» сладким, чтобы рассказывал только хорошее.

Все алтари в доме у Гордона красного цвета, столь любимого китайцами, — это цвет радости и счастья. Вот только покойных нельзя одевать в красный цвет, «чтобы их души не превратились в привидения». Погребальные традиции очень важны в китайской культуре. Считается, что неправильно проведенная похоронная церемония может навлечь неприятности и неудачу на всю семью.

«Мой отец хотел умереть в кругу семьи, он хотел, чтобы я забрал его из больницы домой. Но я не верил, что он умрет, и оставил его умирать в больнице», — вспоминает Гордон со слезами на глазах. «Поэтому на могиле отца я сжег бумажный дом, машину и игру маджонг. Пусть в другом мире ему живется радостно».

Сжигание бумажных предметов — важный ритуал в китайской похоронной традиции. Китайцы уверены, что в загробной жизни сожженные предметы обернутся настоящими, и поэтому тратят уйму денег на изготовление «загробных богатств». Бумажный дом, автомобиль или катер несут во время траурной процессии на кладбище и сжигают перед погребением покойного.

Изготовить достойный бумажный макет — задача непростая, тут требуется помощь специалистов. Например, мастера Лу Хон По. Его лавка «Сян Яо Трейдинг» расположена в двух минутах ходьбы от дома Гордона, напротив буддийского храма на холме.

По дороге к мастеру Гордон советует не покупать бумажные поделки в качестве сувениров, как поступают иностранные туристы. Принести такой «сувенир» в дом все равно что купить без надобности гроб или похоронный венок — это может привлечь в дом несчастье и даже смерть кого-либо из близких.

Мы застаем 64-летнего мастера за работой. Ножом старик расщепляет бамбуковый стебель на тонкие рейки. Бамбуковая щепа, картон, цветная бумага и клей — из этих строительных материалов мастер готов собрать любой предмет по заказу клиента. На полках его мастерской уже стоят несколько клееных домов, остовы автомобилей и даже каркас коня.

Лу Хон По родился в Гонконге, но в годовалом возрасте вместе с семьей переехал на Борнео. Изготовление похоронных подарков — семейный бизнес. Мастер с десяти лет помогал своему отцу, а сегодня в мастерской с ним работают двое взрослых сыновей и дочь. Лу Хон По сам придумывает дизайн для своих работ, согласовывая его с клиентами. Для строительства домов и автомобилей старик использует упаковочные коробки из-под холодильников и стиральных машин.

У мастера есть и рекламный каталог: тяжелый фотоальбом с любительскими снимками его прежних работ. Глядя на него, удивляешься, сколь многим вещам можно найти применение на том свете! Вот, например, раздел с бумажными автомобилями. Большинство из них «Мерседесы» и «Роллс-ройсы», главные символы буржуазного благополучия в понимании китайцев. Но есть и спортивные «Феррари», и дешевые малайзийские «Протоны».

Далее в каталоге следуют катера и рыбацкие шхуны, все-таки Сандакан — приморский город. Следующая страница каталога — пассажирский самолет! Причем не какой-нибудь там персональный, а целый «Боинг–747». Должно быть, хоронили пилота.

Для каждой профессии в каталоге похоронных подарков найдется свой атрибут. Для строителя — бумажный экскаватор, для нефтяника — бензоколонка с кафетерием. Все это,разумеется, разноцветное, яркое и блестящее.

Размеры бумажных макетов зависят от финансовых возможностей клиента. В среднем модель автомобиля размером метр на два стоит 500 малайзийских ринггит (примерно 5000 рублей). Самые дорогие и сложные в изготовлении — дома. Ведь в каждом макете должны быть мебель, сантехника, телевизор. Забудешь что-нибудь, и покойному родственнику придется мучаться в следующей жизни. В альбоме мастера отдельно стоит фотография с синим унитазом.

А унитаз-то зачем?!

Оказывается, клиенты заказали в одной из похоронных мастерских солидный бумажный дом, но в нем забыли сделать туалет. Дом сожгли, а потом задумались — куда же ходить покойнику по нужде, не на улицу же? Пришлось заказывать унитаз отдельно, в мастерской у Лу Хон По. Ведь только он берется за любые, даже самые странные задания. Унитаз получился, как настоящий — с бачком и спусковой ручкой. Счастливые клиенты дополнительно сожгли его на могиле родственника.

Построить дом из бумаги проще, чем каменный, но и эта работа требует инженерных и архитектурных навыков. Самый большой по размеру заказ, который когда-либо получал мастер — восьмиэтажный отель с магазинами на первом этаже. На строительство трехметровой модели ушла целая неделя. Та работа принесла мастеру 1200 ринггит (примерно 12 000 рублей). А самая дорогая модель в истории мастера — особняк миллионера, площадью два на три метра, с садом, бассейном и гаражом — обошлась заказчикам в 3 500 ринггит (35 000 рублей).

Чем больше наследства оставил покойный, тем больше бумажных богатств отправляют ему вслед родственники. Именно богатство из всех благ считается самым важным. Символами материального благополучия завалены несколько полок мастерской: бумажные золотые слитки, «загробные» деньги в тугих пачках, перевязанных блестящими ленточками. На купюрах 12-значные цифры — триллион! И подпись: «Бумажное обязательство Адского банка» (The Hell Bank Note).

«Райского банка» нет, только «Адский». Наверное, в раю построили коммунизм, и деньги там не нужны. А в аду до сих пор капитализм, инфляция и преступность. Специально для защиты денег от воров можно заказать бумажный сейф. А чтобы застраховаться от инфляции, китайцы изобрели гениальную вещь — неиссякаемые золотые и серебряные рудники в виде вагонеток, заполненных золотой или серебряной фольгой. Вне зависимости от финансовых кризисов драгоценные металлы и на том свете всегда останутся в цене.

Кроме богатств покойнику дарят и предметы «для души»: гитару, массажное кресло, бойцовых петухов, настольные игры и даже игровые автоматы — все из бумаги. Могут изготовить и паланкин со слугами. Кстати, прислугу тоже делают из бумаги, чтобы отправить на тот свет вслед за хозяином: шофера, повара, садовника, горничную. Все как во времена императоров династии Цинь, когда в могилы закапывали целые армии терракотовых солдат и чиновников.

Домам даются номера, машинам — марки, а слугам — имена. На каждый бумажный предмет наклеивается стикер с именем владельца (покойника) и датой похорон. «Чтобы имущество не досталось кому-нибудь другому, — шутит мастер из Гонконга. —  На том свете немало бедняков, которые обрадовались бы нежданному подарку!» Рядом с макетами домов на полке лежит уродливая зеленая голова из папье-маше. «Это Ди Цзан — король призраков», — объясняет старик. В августе китайская коммуна на Борнео празднует День призраков, посвященный умершим предкам. Фигура Гуай Вонга и бумажные лошади готовятся специально для торжественного парада. Также нужно не забыть изготовить бумажных Шэнь Ту и Юй Люя, черного и белого служителей потустороннего мира, занимающихся сортировкой душ умерших.

В глубине лавки стоит аквариум с рыбками — антитеза похоронному характеру заведения. Рядом разложены подарки от благодарных клиентов: гипсовые статуи лягушки, рыбы и черепахи — символы богатства, благополучия и длинной жизни. Лавка открыта семь дней в неделю, люди ведь умирают и по выходным. Семейный бизнес процветает, и дети мастера не собираются менять профессию на более оптимистичную.

Конкуренты мастера Лу Хон По признают его превосходство. В лавке «Шьон Вень Тон» на окраине города тоже делают бумажные дома, но в основном здесь торгуют привозными товарами из Западной Малайзии. В пластиковых пакетах на полках разложены самые невероятные предметы для сжигания на похоронах: рубашки, джинсы, ботинки, шляпы, зонты, сумки, сигаретные пачки и колоды игральных карт — все из тонкой бумаги, но в натуральную величину.

В «отделе электроники» лежат бумажные мобильные телефоны, плееры, видеоигры, электрические фонарики с запасными батарейками и фотоаппараты с зарядными устройствами.

Последние сделаны по используемому в Малайзии английскому стандарту — если в раю окажутся европейские розетки, то работать не будут.

Отдельно выставлены «продукты питания»: известные марки лимонадов и пива (с несколько измененными именами), гамбургеры, жареные гуси и поросята, бутылки с вином, мороженое и шоколад. Есть даже набор для кухни с посудой и газовой горелкой. Не забыты и предметы гигиены: мыло, расческа, зубная щетка и паста, и уж совсем удивительный подарок — вставная челюсть. Те же, кто верит в существование на том свете супермаркетов, могут ограничиться приобретением пластиковой карты с подписью The Bank of Hell (Адский банк) и припиской: Good Luck! — «Удачи!»

На мертвых китайцев работает целая индустрия подарков.

«Но все же глупо тратить деньги на всю эту ерунду, — говорит на прощание Гордон. — Лучше бы люди больше заботились о родителях при жизни, а не пытались откупиться после их смерти».

04.05.2011