Над коралловой отмелью моря Сулу поблескивает на солнце белый пластик полукруглого жилого блока. Дом стоит на деревянных сваях, вокруг которых тихо плещется вода. Окна открыты настежь, но при полном безветрии это не спасает от жары — над отмелью висит знойное марево. Случается, что сюда неделями не заходит ни один корабль. Поэтому инспекторам, несущим вахту на морской станции, приходится самим заботиться о разнообразии своего меню, выращивая овощи в деревянных ящиках. Днем специалисты следят за рифами и гнездами морских птиц, высиживающих птенцов на коралловой отмели. А по вечерам убивают время, распевая песни под караоке.

Эта морская станция в северной части рифа Туббатаха, состоящего из двух атоллов, — один из самых дальних форпостов человечества в открытом море. До ближайшего порта Пуэрто-Принсеса на филиппинском острове Палаван — 170 километров. Но даже в этом укромном месте риф находится под угрозой. Именно поэтому правительство Филиппин и решило разместить здесь биостанцию. Небольшие вахтенные команды из моряков, инспекторов и сотрудников Всемирного фонда дикой природы (WWF), сменяя друг друга каждые два месяца, охраняют невидимые глазу сокровища — атолловую экосистему площадью тысяча квадратных километров.

Туббатаха — одно из прекраснейших мест нашей планеты. Оно находится в так называемом «коралловом треугольнике». Этот район Тихого океана между Борнео, Филиппинами и Соломоновыми островами густо усеян множеством коралловых рифов, атоллов и островков, многие из которых до сих пор не нанесены ни на одну карту.

Ученые неспроста называют этот район «центром морской жизни». Именно здесь наиболее высока концентрация биологического разнообразия. В «волшебном треугольнике», занимающем меньше двух процентов общей акватории Мирового океана, расположено более половины всех коралловых отмелей. Тут обитают свыше 75 процентов известных науке видов медуз и полипов, шесть тысяч видов рифовых рыб и три тысячи — рыб, обитающих в открытом море. В прибрежных зонах произрастает 51 вид мангровых деревьев из 70, насчитывающихся в мире; на здешних пляжах откладывают яйца шесть из семи видов морских черепах. Среди этого многообразия есть виды, которые в других местах встречаются крайне редко, а то и вовсе исчезли — например, каменные окуни (гигантские груперы) и рыбы-наполеоны. У рифа Туббатаха, уходящего в морскую бездну на тысячи метров, мелькают тени гигант­ских скатов и 11 видов акул, в том числе рыбы-молота и китовой акулы. В бирюзовых водах мелких лагун над обширными «пастбищами» из водорослей лениво скользят зеленые черепахи и черепахи биссы, тоже относящиеся к виду морских.

А многие из обитающих здесь существ, с которыми во время подводных погружений то и дело сталкиваются исследователи, науке вообще неизвестны. По некоторым оценкам, пока описано примерно 20 процентов всех видов флоры и фауны «кораллового треугольника».

Морские биологи не перестают спорить о том, почему именно в этом районе океана сконцентрировано такое многообразие видов. Британский натуралист Алфред Расселл Уоллес, исследователь эволюции, еще в 1850 году объяснял этот феномен тем, что в «коралловом треугольнике» пересекаются два принципиально разных зоогеографических региона — азиатский и австралийский. Современные ученые говорят еще об одном факторе — стабильные условия жизнетворно сочетаются с периодическими сдвигами. Климат здесь постоянен, температура воды в течение года практически одна и та же. Но при этом извержения вулканов и колебания уровня океана на протяжении миллионов лет меняли условия обитания, постоянно создавая ниши для развития новых видов живых существ.

Как ни странно, об этом «треугольнике» мало кто знает. Это тем удивительнее, что его южный сосед — австралийский Большой Барьерный риф с куда более скудными флорой и фауной — давно считается «тропическим лесом кораллового мира», который, безусловно, нужно охранять. Отчего же истинную колыбель морской жизни в Индо-Тихоокеанской области до сих пор обделяли вниманием?Читать дальше >>>