Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


В начале мироздания

Кто-нибудь слышал о сейшельском атолле Альдабра? Немногие. А ведь это уникальный заповедник. Одно из редчайших мест, куда еще не добрался человек
текст: Томас П.Пешак
Томас П.Пешак

Лодка начинает скрести днищем по дну лагуны — наконец-то! Позади уже 48 часов в пути: сначала перелет из Кейптауна на Маэ, главный остров Сейшел, оттуда шесть часов на маленьком винтовом самолете до острова Ассампшен, где живет один-единственный человек — смотритель. Там мы — шестеро участников экспедиции — перекладываем снаряжение в лодки и выходим в открытое море. Наша цель: атолл Альдабра, до которого 28 километров.

Аль-Хадра, то есть «зеленый», — так арабские мореплаватели называли таинственный атолл. Нетрудно догадаться почему: Альдабра еще скрыта за линией горизонта, а в небе уже видны причудливые скопления облаков, похожие на горы, подсвеченные снизу зеленоватым мерцающим светом.

Из-за отлива приходится высаживаться на мелководье
в нескольких сотнях метров от берега островка Пикар. После долгого пути сил почти не осталось, а нам еще нужно перенести на прибрежную научную станцию почти тонну продовольствия и аппаратуры. Мы бредем к берегу по колено в воде, которая вдруг начинает бурлить: это стая мальгашских ночных акул — около шестидесяти извивающихся серых рыбин — лихорадочно снует вокруг ног.

При виде акул усталость снимает как рукой. Оказывается, перетащить снаряжение на берег — пара пустяков. Подводный мир Альдабры легендарен. Этот сейшельский атолл удален от цивилизации дальше, чем Галапагосские острова; его девственная природа сохранилась лучше, чем в национальном парке Серенгети. Здесь можно изучать тайны эволюции, проходившей без всякого вмешательства людей. Здесь можно отправиться в путешествие во времени. В мир, который существовал еще до появления человека и где природа находится в своем естественном состоянии.

Я фотографирую подводный мир уже 15 лет и не раз задавался вопросом: как мог выглядеть первозданный океан? Что бы я увидел, погрузившись в Карибское море в доколумбовы времена или нырнув в заросли ламинарии у берегов Калифорнии, когда там еще не было рыбного промысла? Здесь, на атолле Альдабра, можно получить ответ на этот вопрос. Можно увидеть своими глазами уцелевшую частичку экосистемы, когда-то существовавшей на всех побережьях Земли.

Альдабра — один из самых больших атоллов в мире.
В его основании находится кратер потухшего вулкана, на котором выросла гигантская известковая башня из скелетов коралловых полипов. Вершина этой башни всего на несколько метров выступает над поверхностью океана, глубина которого в этих местах достигает четырех километров.

Такой остров может легко затонуть. И действительно, за последние два миллиона лет Альдабра уходила под воду по меньшей мере шесть раз. Но вновь «выныривала» из океана, когда начинался очередной ледниковый период. На континентах оседали гигантские массы льда, а уровень воды в Мировом океане понижался. Колонии кораллов Альдабры поднимались над уровнем моря, отмирали и, выветриваясь, превращались в известковую платформу, на которой находили пристанище наземные организмы. Потом снова начиналось глобальное потепление
и остров опять уходил под воду. Колебания уровня Мирового океана амплитудой до 200 метров то способствовали возникновению жизни на Альдабре, то вновь уничтожали ее.

Сегодня вытянутая в длину лагуна Альдабры соединена с океаном четырьмя проливами, которые делят атолл на четыре основных острова: Гранд-Тер, Пикар, Малабар и Полимни.

Еще в 1874 году Чарлз Дарвин вместе с другими учеными выступил с петицией в защиту атолла, принадлежащего ныне Республике Сейшельские Острова. Но Альдабру спасло не это, а ее удаленность от других островов Сейшел и полная непригодность для жизни. Едва ступив на атолл, сразу понимаешь, что никакой тропической идиллии тут нет и в помине. Острые как ножи выступы известняка грозят разодрать подошвы ботинок, повсюду непролазные кустарники, а берега лагуны — это вовсе не золотистые песчаные пляжи с пальмами, а густые мангровые заросли. Пресной воды на Альдабре нет, засушливый сезон длится восемь невыносимо жарких месяцев. На календаре март, но температура воздуха днем уже зашкаливает за 40 градусов по Цельсию.

В 1960-х правительства Великобритания и США планировали превратить Альдабру... в военную базу. Но их планам помешала волна протестов, прокатившаяся по всему миру, и девальвация британского фунта. А Лондонское королевское научное общество даже приняло атолл под свою опеку и построило там научную станцию. Наконец в 1982 году ЮНЕСКО внесла коралловые острова в Список объектов Всемирного природного наследия. И теперь попасть сюда можно только по специальному разрешению. Альдабра была спасена.

Правда, к тому времени на атолле уже было полно «нелегалов», завезенных людьми, — крыс, коз и кошек. Они представляют серьезнейшую угрозу для местной фауны. Коз, конкурировавших с гигантскими черепахами за еду, сразу начали отстреливать, но извести их полностью на огромной и труднопроходимой территории удалось только к августу 2012 года.

Теперь гигантские черепахи — полноправные хозяева Альдабры. На всех других островах Индийского океана они почти полностью истреблены, а здесь их больше ста тысяч. Как гигантские черепахи попали на Альдабру, ведь они плохо плавают? Да, пловцы они действительно неважные, но зато умеют дрейфовать по океанским течениям, месяцами обходясь без еды и питья. К тому же самки гигантских черепах могут столь же долго хранить в яйцеводе сперму. Так что теоретически для возникновения популяции черепах на Альдабре достаточно было и одной оплодотворенной самки, занесенной сюда течением
с Мадагаскара, до которого отсюда 450 километров.

Тяжело дыша, черепахи бродят по острову, щиплют сухую траву, объедают листья с кустарников, не брезгуя, впрочем, и дохлой рыбой. Жажду они утоляют из крохотных лужиц воды, которые за ночь образуются в углублениях известняка. После одиннадцати утра эти гиганты словно сквозь землю проваливаются. Под палящим солнцем черепахи не смогли бы прожить и нескольких часов, поэтому полуденный зной они пережидают в пещерах или в тени приземистых деревьев. Увы, судя по выбеленным костям, которые мы находим на берегу, не все черепахи успевают вовремя спрятаться в тень.

Ритм жизни на Альдабре диктуют приливы и отливы. Во время отлива из лагуны, которая по размерам немного больше Манхэттена, уходит две трети воды, обнажая белоснежный песок. Потом прилив через четыре узких пролива гонит обратно миллиарды кубометров воды. Между открытым морем и лагуной возникают стремительные потоки высотой до двух метров, которые несут с собой разную морскую живность. И начинается охота! В поисках планктона рыщут в бурных водах гигантские морские дьяволы, вокруг стай мелких рыб кружат дельфины и двухметровые ставриды. В один из дней я и сам решаю попробовать вместе с приливом попасть в лагуну через узкий проливчик Жьонне. Похоже, я погорячился: приливной волной меня крутит и вертит так, словно я попал в барабан стиральной машины. О фотосъемке не может быть и речи, я вообще мало что вижу.

Зато, если погрузиться вблизи берега, подводный мир Альдабры открывается во всем своем великолепии. Экосистема атолла полностью замкнута. Важнейшую роль в ней играет последнее звено пищевой цепи, представленное крупными хищниками — акулами, рыбами отряда окунеобразных и семейства люциановых. Увы — человек бездумно истребляет их во всех океанах, нарушая баланс в экосистемах.

Когда ныряешь у других рифов, за целую неделю удается сфотографировать одного-двух картофельных груперов. У берегов Альдабры можно всего за день встретить не менее дюжины этих огромных рыб. Они совершенно не боятся человека, а если подплыть слишком близко, груперы идут в атаку, защищая свою территорию. Даже акулы их побаиваются.

Еда, сон, работа. От восхода до заката я стараюсь как можно больше времени фотографировать под водой. А по вечерам сижу в библиотеке — это единственное помещение на станции, оснащенное кондиционером, — и копирую фотографии на жесткий диск. Каждый день на Альдабре — подарок, каждая минута — бесценна. Мне хочется опознать каждого представителя здешней фауны, поэтому перед поездкой на атолл я две недели штудировал все имевшиеся в моем распоряжении научные материалы, а потом составил список тем, которые сейчас отрабатываю. Иногда хороший кадр приходится «подстерегать» всего пару часов. Но чаще я целыми днями жду, чтобы поймать в объектив зеленых морских черепах, которые во время спаривания в любовном порыве «взмывают» над водой, или черных рифовых акул и двухцветных рифовых цапель, охотящихся на мелководье лагуны.

Во время вылазок на Малабар я укрываюсь в хижине на дальней оконечности острова. Условия здесь спартанские: бочка с дождевой водой, немного консервов и удочка. Зато постоянно заглядывают в гости пеликаны и фрегаты, то и дело пытается забраться в хижину гигантская черепаха. А крабам величиной с небольшую собаку, похоже, доставляет особое удовольствие донимать меня по ночам, с жутким грохотом бегая по крыше из гофрированного железа. Ближе к утру их обычно сменяет парочка цапель, которые встречаются на моей крыше, чтобы немного потанцевать.

Моя специализация — ныряние с акулами. Многие думают, что стоит только нырнуть где-нибудь в тропиках, как к тебе тут же подплывут эти хищницы. Но это не так. Там, где идет масштабный рыбный промысел, акулы встречаются так же редко, как носороги в Африке. И только в таких нетронутых цивилизацией уголках океана, как Альдабра, акул все еще много. И они все еще боятся человека. Мне кажется, все дело в том, что с точки зрения небольшой акулы дайвер с кислородными баллонами и ластами выглядит весьма угрожающе. Поэтому перед съемкой я обычно какое-то время плаваю вокруг хищниц, чтобы они ко мне привыкли.

Вода вокруг атолла кишит ими. Мальгашские ночные акулы стаями примерно по сотне рыб охотятся во время прибоя вблизи атолла. Мадагаскарские острозубые акулы, которые порой достигают трех метров в длину, подкарауливают добычу в лагуне. Темноперые серые акулы патрулируют самый большой пролив Гранд-Пас. Бурые акулы-няньки днем прячутся среди кораллов, а ночью отправляются поужинать крабами. Ближе к закату из морских глубин поднимаются в поисках добычи белоперые серые акулы.

В это трудно поверить, но у каждой акулы свой характер. Мальгашские ночные довольно быстро привыкают к человеку, а мадагаскарские острозубые побаиваются людей. Белоперые серые акулы — самые бесстрашные. Они то и дело тычут мордой в объектив фотоаппарата, а одна из них даже стала постоянно «путаться» у меня под ногами. Кстати, «смелость» акулы никак не зависит от ее размера, как принято считать. Самая большая из этих хищниц, встреченная мной, — трехметровая акула-молот,  — немедленно ретировалась, едва увидев человека, и больше не появлялась.

Даже у морских хищников одного вида разный темперамент: некоторые мальгашские ночные акулы подплывают очень близко, а другие держатся на расстоянии десяти метров. Еще поразительнее то, что у одной и той же акулы может меняться настроение. В понедельник она любопытна, во вторник осторожна, в среду угрюма. Наверное, у рыб, как и у людей, бывают неудачные дни.

У меня амбициозная цель. Возможно, я слишком самонадеян, но мне хочется с помощью фотографий изменить мир, убедить людей в том, что их энтузиазм и финансовая помощь необходимы для защиты океанов.

До 2009 года на Альдабру заходили небольшие круизные корабли, привозившие туристов на однодневные экскурсии. Не причиняя никакого вреда атоллу, люди возвращались в полном восторге от этой жемчужины Индийского океана.

Сегодня труднодоступность Альдабры уже не может гарантировать ей защиту. Морские браконьеры за несколько дней могут уничтожить всех здешних крупных подводных хищников. А противостоять им будут всего двое-трое рейнджеров. На Альдабре нет больших лодок, нет радара... Иначе говоря, нет никакой возможности защитить атолл и обитающих здесь живых существ.

В 2009 году сомалийские пираты похитили в местных водах команду катера, доставлявшего дайверов к местам погружения. После этого происшествия туризму пришел конец. Очень жаль. Важно, чтобы люди узнали об Альдабре и помогли защитить ее.

20.08.2013