«Интересно, какой вкус у этой жвачки на асфальте? М-м-м, клубничная... Да не собиралась я ее глотать. Господи, зачем так кричать! И хватит уже тянуть ошейник, я могу идти сама». Наверное, такие или примерно такие мысли посещают Фиби, годовалую карликовую таксу, по дороге в московскую школу «Контакт с собакой» на первом этаже панельного дома на Хорошевском шоссе. Сегодня у нее уже третье занятие. И похоже, что хозяйка Фиби, 25-летняя Катя, начинает делать некоторые успехи в понимании своей таксы. 

Школа «Контакт с собакой» мало похожа на обычные курсы дрессировки. Здесь никто не кричит,  здесь нет строгих ошейников, здесь никогда не ударят животное. Все учителя школы — три кинолога-инструктора, психолог и ветеринар — используют исключительно мягкие методы дрессировки. Главная цель школы — не подчинить собаку хозяину, а научить их, человека и животное, понимать друг друга.

Сегодняшний урок начинается с отработки команды «лежать-стоять». Тренер Анастасия Шава, улыбчивая 23-летняя девушка, опускается перед Фиби на корточки. Их глаза оказываются почти на одном уровне: главное для человека — сразу привлечь внимание собаки, поймать контакт глазами. Поэтому и общаться с ней надо «на равных».

Запах корма бьет таксе в нос. Все ясно: в руке у Насти угощение. Собака тут же принимается покусывать кулак, пытаясь достать лакомство. Но Настя непреклонна. Она начинает ритмично опускать и поднимать руку, повторяя при этом спокойным и уверенным голосом: «Лежать, стоять. Лежать, стоять. Молодец!»

«Фиби — собака шустрая, а четкий ритм слов помогает ей настроиться на занятие». Настя поднимается с пола, уступая место Кате.

Как говорит Анастасия Шава, многие московские дрессировщики придерживаются старых советских стандартов. В свое время ДОСААФ — Добровольное общество содей­ствия армии, авиации и флоту — было единственной организацией во всей стране, которая готовила специали­стов-собаководов.

Те методы вполне годятся для воспитания служебных собак, но мало учитывают психологию самих животных. «Иногда с собаками нужно вести себя так же, как звери ведут себя друг с другом», — уверена Анастасия Шава, ветеринар по образованию. В профессии она уже одиннадцать лет. Четыре года назад окончила курсы кинологов при Украинской федерации спорта с собаками и получила диплом инструктора-тренера. Дома воспитывает дворнягу и двух австралийских овчарок.

Следующее упражнение для таксы — команда «Рядом!». За каждую успешную попытку Фиби получает кусочек корма. И для нее это лучшая похвала. «Собаки не понимают человеческой речи, им не объяснишь, что хорошо, что плохо. Нужна мотивация», — объясняет Анастасия. По­этому любая команда — даже «Фу!» — должна сопровождаться угощением и ласковым «Молодец!». Только тогда животное начнет связывать упражнения с удовольствием и будет учиться гораздо охотнее и быстрее.

Как и все собаки, Фиби не очень любит, когда ее обнимают за шею и гладят по голове. Для человека это проявление любви, для животного — признаки агрессии. Если собака хочет показать, что пришла с миром, то подходит сбоку, двигаясь по кругу. А если хозяин идет на животное напрямую, стоит над ним, наклонив корпус или положив руки сверху на голову или спину, то нет ничего удивительного в том, что собака огрызается. Это обыкновенная защитная реакция, ведь для нее такие действия — сигнал к драке.

Наконец урок окончен, и Фиби разрешают поиграть. Вместе с белоснежным вест-хайленд-уайт-терьером Фионой они начинают носиться по комнате за плюшевым футбольным мячиком.

«Игра — это тоже часть тренировки, — заговорщицки шепчет Анастасия Шава, с улыбкой глядя на самозабвенно скачущих по залу животных. — Это придает собакам уверенности. Только почаще давайте им выигрывать». geo_icon