Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Удачи повелитель

Одного из самых успешных морских разбойников на рубеже XVII-XVIII веков — периода расцвета пиратства — звали Бартоломью Робертс. Он грабил порты на побережье Америки и захватывал грузовые суда между Африкой и Карибами. Пока Британский королевский флот не положил конец его бесчинствам
текст: Матис Мезенхеллер
Tim Wehrmann

Мыс Лопес, Западная Африка, 10 февраля 1722 года. В мелководной бухте недалеко от берега стоят на якоре три парусника, один из которых — 40-пушечный фрегат «Королевская удача». Это флагманский корабль Бартоломью Робертса, самого разыскиваемого флибустьера, грозы всей Атлантики — от Ньюфаундленда до Бразилии, от Карибского моря до Африки. Бартоломью Робертс слывет везунчиком-сорвиголовой. За три года он ограбил более четырехсот судов — рекорд среди морских разбойников. И ни у кого из пиратов нет такого грозного корабля, как «Королевская удача».

Сегодня команда Робертса празднует очередной успех. Трюмы другого пиратского корабля — «Маленького бродяги» — забиты награбленным золотом, драгоценностями и бочонками с ромом. Впрочем, запасы этого напитка подходят к концу: матросы, отремонтировав парусники и очистив их борта от ракушек и водорослей, «не просыхают» уже несколько дней.

Робертс завтракает у себя в каюте, когда ему докладывают: в открытом море замечен корабль. Наверное, португальский или французский? А может, это возвращается в бухту «Бродяга» — еще одно судно Робертса, отправленное на охоту пару дней назад? Но вскоре один из пиратов узнает в приближающемся паруснике «Ласточку» — она принадлежит Британскому королевскому военно-морскому флоту, с которого он когда-то дезертировал. Поднимается паника, пираты спешно готовят «Королевскую удачу» к выходу в море.

Примерно в 10:30 парусник с полутора сотнями разбойников на борту снимается с якоря. Флагманский фрегат Робертса может дать бой любому торговому судну, но с «Ласточкой» вряд ли справится: этот плавучий бастион оснащен 18-фунтовыми пушками, способными пробить борта «Королевской удачи». К тому же половина команды фрегата пьяна в стельку.

Но у предводителя пиратов созрел смелый план: он хочет направить свой трехмачтовый парусник прямиком на судно противника — и проскочить мимо него. От пирата-дезертира он узнал, что «Ласточка» отлично идет против ветра, но по ветру ее скорость сравнительно мала. Так что если «Королевская удача» выдержит первый залп, то есть шанс улизнуть.

Парусники скользят по волнам навстречу друг другу. Робертс стоит на капитанском мостике, одетый в роскошный алый камзол. За шелковый кушак заткнуты четыре пистолета, на голове — треуголка с красным пером. Внезапно тишину разрывает оглушительный грохот: «Ласточка» дает залп по «Королевской удаче», разрывая в клочья ее паруса и разнося в щепки рангоут. Раненные картечью пираты корчатся на палубе, залитой кровью. Многие убиты. Робертс дает ответный залп. Все вокруг заволакивает дымом, экипажи палят друг в друга из мушкетов и пистолетов. Когда дым рассеивается, на «Ласточке» видят, что пиратскому фрегату, у которого разбита бизань-мачта, все же удается проскользнуть мимо. Впереди — Атлантический океан. Свобода!

Что именно происходило в последующие несколько минут, доподлинно неизвестно. Возможно, шкипер «Королевской удачи», запаниковав под пулями, сорвал руль. А может, резко изменилось направление ветра. Как бы там ни было, «Королевской удаче» не удается удержать курс, и ее паруса безжизненно обвисают. Мощь пиратского фрегата сыграла с ним злую шутку: тяжелому кораблю нужно время, чтобы развернуться и вновь поймать ветер, а времени у Робертса нет. Разбойники в отчаянии наблюдают, как «Ласточка» медленно приближается к ним. Расстояние сокращается ярд за ярдом, и вот уже военный корабль бьет из носовых орудий, затем разворачивается и дает залп из бортовых.

Один из пиратов видит, как Робертс падает на колени возле пушки. Подскочив к нему, разбойник кричит: «Капитан, вставай! Ты должен сражаться!» И только тут замечает, что алый камзол предводителя залит кровью. Осколок снаряда разорвал ему горло. Соратники подхватывают на руки убитого капитана и... бросают его тело за борт. Потому что когда-то он распорядился, что не должен попасть в руки врага ни живым, ни мертвым.

Около 13:30 очередной залп орудий «Ласточки» разрубает грот-мачту «Королевской удачи». Спустя полчаса пираты капитулируют и спускают флаг.

Со смертью Бартоломью Робертса заканчивается «золотая эпоха» пиратства, начавшаяся в конце XVII века, когда морские разбойники хозяйничали во всей Атлантике. Эти жадные и жестокие люди больше всего ценили свободу и сражались за нее с невероятной отвагой. Порой ими двигали авантюризм и воинственность, а порой — отчаяние. Их имена произносили со страхом и восхищением на палубах торговых кораблей. И с проклятьями — в купеческих конторах.

Постепенный закат пиратства начинается в 1714 году, после завершения войны за испанское наследство. До этого почти пятнадцать лет коалиция сил Великобритании, Нидерландов и Священной Римской империи сражалась против Франции, стремившейся к господству — в том числе и на море. Но гегемонии Франции положен конец, и Утрехтский мирный договор устанавливает в Европе новый «баланс сил». Из Королевского военно-морского флота Великобритании увольняются более тридцати тысяч человек. Теряют силу каперские свидетельства, по которым капитаны имеют право от имени воюющей стороны легально охотиться на вражеские суда. Портовые города стремительно нищают; моряки, которых еще не списали на берег, зачастую получают лишь половину прежнего жалованья, хотя в те времена морское ремесло считается одним из самых сложных и опасных.

Мореходы умирают от болезней, гибнут во время штормов, падают с рей, устанавливая паруса, — недаром на улицах портовых городов столько нищих калек. Судовладельцы экономят на всем и выпускают суда в море с малочисленными экипажами и скудным запасом провианта. Капитаны, пользуясь своей безраздельной властью, кормят команду испорченными продуктами и задерживают выплату жалованья. Тех, кто вздумает роптать, жестоко наказывают: непокорных матросов хлещут «девятихвостой кошкой» — плетью из девяти ремней, бьют палками, канатами, молотками, подвешивают за руки на корабельных снастях; поливают раны истерзанных матросов соленой водой или на несколько дней приковывают их к палубе, оставляя лежать под обжигающим солнцем, ледяным дождем или пронизывающим ветром.

Неудивительно, что многие из обнищавших моряков подаются в пираты. Бывшие корсары теперь захватывают и грабят корабли самовольно, не подчиняясь никому. Свою основную базу бандиты устраивают на багамском острове Нью-Провиденс. Когда-то здесь было большое английское поселение, но его трижды сжигали испанцы и французы, и теперь обезлюдевший остров облюбовали авантюристы всех мастей. Здесь нет ни власти, ни закона. Продав награбленное добро контрабандистам, пираты прожигают жизнь в кабаках и борделях. Они наряжаются в бархат, атлас и кружева, носят краденые башмаки на высоких каблуках и с пряжками, драгоценные кольца, дорогие серьги, бусы и тяжелые золотые цепи, а некоторые франты даже щеголяют в напудренных париках.

Однако в июле 1718 года к острову подходит британская военная эскадра. На борту одного из кораблей — Вудс Роджерс, первый королевский губернатор Багамских островов, которому поручено восстановить закон и порядок. Он предъявляет разбойникам ультиматум: если до пятого сентября они отрекутся от преступных действий и сдадутся властям, то их помилуют; если же будут по-прежнему нарушать закон, то пощады не жди. Многие пираты соглашаются с условиями, остальные бегут с острова.

Королевский военно-морской флот Британии преследует пиратов по всей Атлантике. Лейтенанту Роберту Мэйнарду, нанятому губернатором Вирджинии, удается выследить самого отъявленного морского разбойника тех времен, которого многие считают дьявольским отродьем, — пиратского капитана Эдварда Тича по прозвищу Черная Борода. Своей кличкой этот вояка обязан густым, заплетенным в косички бороде и волосам, в которые он, по легенде, во время атаки вставляет горящие фитили. 22 ноября 1718 года команды Мэйнарда и Тича сходятся в ожесточенном абордажном бою. Черная Борода погибает, получив пять пулевых и множество колотых ранений. Убитому капитану отрубают голову и подвешивают ее на бушприте военного корабля. Труп летит за борт.

Вскоре в портах на американском побережье появляются штатные палачи: пиратов отправляют на виселицу целыми экипажами. Но океанские просторы необъятны, а соблазн мгновенного обогащения слишком велик, поэтому ряды разбойников пополняются все новыми «джентльменами удачи».

В сентябре 1718 года Вудс Роджерс отправляет два шлюпа на закупку провианта для колонистов. Среди членов экипажей есть и бывшие пираты. Один из них, валлиец Хауэлл Дэвис, вступает в сговор с несколькими матросами и подбивает их на бунт. Едва корабли выходят в море, как Дэвис с сообщниками связывает капитана и берет управление на себя. Многие примыкают к заговорщикам, остальным разрешают вернуться домой на втором судне.

Мятеж — один из возможных способов разжиться кораблем. Нередко пираты похищают подходящее судно прямо с рейда, внезапно напав на него. Потом на нем можно отправляться на охоту за парусниками покрупнее.

Впрочем, пиратов обычно интересуют небольшие маневренные парусники, стоящие на якоре в мелководных бухтах. Да и грабят они, как правило, маленькие суденышки, довольствуясь скромной добычей.

Однако Хауэлл Дэвис более амбициозен и удачлив. Когда в начале июня 1719-го мятежник появляется у бухты Аномабу на побережье современной Ганы, он уже командует 32-пушечным фрегатом «Королевский разбойник». Устрашившись его мощи, экипажи трех парусников, стоящих в тот день в порту, сдаются без сопротивления.

Аномабу — главный перевалочный пункт работорговли и одна из вершин так называемого «атлантического торгового треугольника»: сюда из Европы приходят корабли, груженные тканями, алкоголем или огнестрельным оружием, которые обменивают на рабов. Из Африки «живой товар» отправляют в Америку, где плантаторам, выращивающим табак и сахарный трост­ник, нужно регулярно обновлять «изнашивающуюся» рабочую силу. А из Америки в Европу торговые суда везут тот самый табак и сахар. Этот бизнес манит морских разбойников, как запах крови — акул.

Дэвис, маневрируя возле одного из кораблей, приглашает к себе на борт часть его экипажа. Один из гостей, которые поднимаются на палубу «Королевского разбойника», — валлиец Бартоломью Робертс, опытный унтер-офицер флота, третий помощник капитана. На вид ему около 35, и половину жизни он провел в море.

Хауэлл Дэвис охотится не только за деньгами, но и за опытными мореходами. Несмотря на грошовое жалованье, далеко не все моряки, плавающие на торговых судах, переходят к пиратам по доброй воле: одни не хотят идти на преступления, другие боятся виселицы. Набрать в команду простых матросов пиратским капитанам не составляет особого труда, но им не хватает врачей, шкиперов и других квалифицированных специалистов. Робертс — как раз такой профессионал.

Дэвис предлагает ему и еще нескольким морякам примкнуть к команде «Королевского разбойника». Тех, кто отвечает отказом, подвергают порке. Но Робертс соглашается. И вскоре пиратский капитан убеждается, что завербованный им унтер-офицер дороже мешка с золотом.

Новый член команды за годы плавания по Атлантике досконально изучил все порты, маршруты, ветра и морские течения. Он умеет по едва заметным приметам предсказывать тропический шторм и знает толк в навигации  — определяет по звездам, на какой широте находится судно. Смелый и честолюбивый, привыкший как унтер-офицер выполнять приказы, Бартоломью Робертс быстро завоевывает доверие капитана и уважение новых соратников.

Через несколько недель после нападения на Аномабу Дэвис попадает в засаду на португальском острове Принсипи в Гвинейском заливе, получает ранение в живот и умирает на берегу. Команда срочно собирается на палубе: нужно определить нового предводителя.

Поскольку многие пираты в бытность свою честными моряками пострадали от тирании капитанов, они ненавидят авторитарных лидеров. Поэтому на разбойничьих кораблях у капитанов мало привилегий. Члены команды обязаны безоговорочно повиноваться ему во время нападений, морского сражения или побега. Но все другие жизненно важные вопросы — где искать добычу, какие цели атаковать, что делать с захваченным кораблем и его капитаном, — экипаж решает сообща. У каждого члена команды есть право голоса, и принятые общим собранием решения обязательны к исполнению. Если капитан им не подчиняется, демонстрирует свою власть, или проявляет трусость, или ему просто не повезет, экипаж высаживает его на необитаемый остров.

Кроме того, капитана вне боя контролирует квартирмейстер — выборный представитель команды. Именно он составляет абордажные отряды, первым ступает на борт захваченного судна, ищет на нем добычу, хранит ее и делит, причем не по своему усмотрению, а в соответствии с записанными правилами. Иначе говоря, банды морских разбойников, будучи сообществами равноправных членов, живут по своим «демократическим конституциям». Пираты придают больше значения не статусу своего коллеги, а его деловым качествам. Но при этом совсем не ценят жизни других людей и нисколько не признают их право собст­венности.

Как и положено, первыми своих кандидатов в капитаны «Королевского разбойника» предлагают самые опытные моряки. Многие из них благоволят Уолтеру Кеннеди, ближайшему сподвижнику Дэвиса, который наверняка и сам жаждет стать капитаном. Однако затем главный канонир отваживается на необычное предложение: он выдвигает новичка Робертса. В ответ раздается всеобщий гул одобрения.

И Бартоломью Робертс становится новым капитаном «Королевского разбойника».

Бразилия, конец ноября 1719 года. «Королевский разбойник» уже девять недель тщетно рыщет вдоль берегов португальской колонии в поисках добычи. Экипаж начинает роптать, призывая Робертса попытать удачи севернее, в Карибском море. Капитан понимает, что если в ближайшее время ему не удастся добыть трофеи, то команда может взбунтоваться, — и берет курс на Карибы.

Когда «Королевский разбойник» проходит мимо крупного бразильского порта и тогдашней столицы Бразилии города Салвадор, в бухте Всех Святых, взорам команды открывается ошеломляющее зрелище: более 42 португальских парусников, на которые грузят золото, драгоценные камни, сахар, меха и табак, добытые в колонии за год. Их охраняют два крупных военных корабля. Нападать на такую флотилию — безумие. Однако Робертс решает рискнуть.

Под покровом ночи «Королевский разбойник» входит в бухту. Канониры заряжают орудия, матросы вывешивают за борт толстые канаты, которые гасят удар, когда пиратский парусник встает борт к борту с одним из торговых судов. Абордажная команда тут же перебирается на его палубу и уже через несколько минут возвращается с взятым в плен капитаном. Робертс объясняет ошарашенному португальцу, что ему сохранят жизнь и отпустят — но только в том случае, если он скажет, на каком корабле находится самый ценный груз. Перепуганный капитан указывает на парусник «Святое семейство».

«Королевский разбойник» лавирует, стараясь тихо подобраться к «Святому семейству», но его замечают на португальском судне. Тогда Робертс дает команду открыть огонь. Ночную тишину разрывает залп бортовых орудий, заряженных картечью. На палубу обороняющегося корабля обрушивается свинцовый дождь. Пираты палят из мушкетов, забрасывают португальцев бомбами и бутылками с порохом, а потом идут на абордаж. Раскачавшись на канатах, они перелетают через борт «Святого семейства» и стреляют из пистолетов, рубят португальских матросов ножами, короткими мечами и абордажными топорами. Пробравшись к носу судна, они ловят тросы, брошенные с кормы «Королевского разбойника»: Робертс берет парусник противника на буксир и направляется к выходу из бухты.

Экипажи других судов, разбуженные пальбой, зажигают огни. Один из военных кораблей поднимает паруса и бросается в погоню. Робертс приказывает стрелять. Меткий залп из пушек — и преследователь подбит. «Королевский разбойник» со «Святым семейством» на буксире выходит в открытое море.

Пираты перегружают с захваченного судна в трюмы своего корабля золото, ювелирные изделия, драгоценные камни. Теперь можно и отпраздновать успех.

Конечно, морские бандиты считаются преступниками, и во многих портах их дожидаются палачи. Но есть и такие укромные местечки, где не слишком чтят законы, зато уважают силу золота. Одно из них — Чёртов остров у северного побережья Южной Америки, где вдали от глаз начальства безраздельно правит губернатор-взяточник. По пути туда Робертс захватывает шлюп, который оставляет себе и, воодушевленный триумфом, переименовывает в «Удачу».

Прибыв на Чёртов остров, он дарит губернатору золотой крест с бриллиантами, вероятно, предназначавшийся королю Португалии. И губернатора тут же перестает интересовать происхождение сокровищ, которые пираты хотят продать на острове, чтобы на вырученные деньги купить провиант, порох и снасти.

Даже когда Робертс вместе с четырьмя десятками своих лучших моряков поднимается на борт трофейной «Удачи» и снимается с якоря, чтобы напасть на приближающийся парусник, губернатор закрывает на это глаза.

Именно такие внезапные и решительные налеты прославили Бартоломью Робертса на всю Атлантику. Но на этот раз фортуна отворачивается от него. Морское течение и неблагоприятный ветер сносят пиратский шлюп в сторону. Робертс с командой проводят в открытом море одну ночь, другую, третью... Лишь на восьмые сутки, когда запасы пресной воды на исходе, «Удача» бросает якорь у безлюдного острова. Робертс отбирает нескольких матросов, которым можно доверить шлюпку: они должны немедленно отправляться назад и привести на подмогу «Королевского разбойника», который оставлен под командованием Уолтера Кеннеди. Остальные будут дожидаться на острове — к счастью, здесь есть родник и фруктовые деревья.

До Чёртова острова добрых сто миль, и грести предстоит против ветра. Но шлюпка преодолевает этот путь, причем дважды. Гребцы возвращаются на остров с плохой вестью: Кеннеди сбежал на «Королевском разбойнике», прихватив с собой все трофеи. Бартоломью Робертс в ярости. С трудом справляясь с неблагоприятным ветром, он плывет на «Удаче» к северу. Укрывшись на Гренаде, команда восстанавливает силы, а ее предводитель разрабатывает новую боевую стратегию.

Обычно пираты нападают на корабли в открытом море. Но есть и более рискованный вариант, сулящий гораздо больше трофеев: налет на порты. И Робертс уже знает, куда он отправится: «Удача» берет курс на север, к острову Ньюфаундленд, прибрежные воды которого богаты рыбой.

Лето 1720 года, бухта Трепасси на острове Ньюфаундленд. На деревянных помостах сушится треска. Рабочие солят рыбу, готовя ее к отправке в Европу. Море у здешних берегов суровое, здесь не добыть экзотических сокровищ. Но в портах полно торговцев с кубышками, набитыми деньгами, а у кораблестроителей есть склады, запасы продовольствия и спиртное — и вряд ли там стоят боевые корабли.

Для начала Робертс атакует рыбацкое поселение и суда в окрестностях бухты. Затем средь бела дня заходит в порт Трепасси. На мачте вьется черный флаг, пираты трубят в фанфары и с диким гиканьем палят в воздух из пистолетов. Не встретив сопротивления, бандиты захватывают порт. Они грабят один за другим все корабли в гавани, спиливают с них мачты и хлещут плетьми захваченных капитанов. Сойдя на берег, разоряют артели, отнимая у рыбаков снасти, одежду, еду, женщин…

Дурная слава о Робертсе разносится по всей Атлантике. Его отчаянную удаль признают и губернаторы, которые пишут в своих донесениях, что «этот знаменитый пират Робертс — самый ужасный из всех».

Сам Робертс тем временем орудует не только в портах Ньюфаундленда, но и в открытом море, где захватывает для себя более мощный корабль, вооруженный 26 пушками. Хитрость позволяет ему побеждать даже самых сильных и быстроходных противников. Порой его пираты приближаются к цели под чужим флагом. Или притворяются терпящими бедствие. Подвешивают к корме связанные бочки, которые, болтаясь на волнах, замедляют ход корабля: в нужный момент тросы обрубаются и казавшийся неуклюжим парусник, мгновенно набрав ход, налетает на жертву.

Когда Робертсу удается достаточно близко подойти к торговым кораблям, у тех не остается шансов на спасение. Большинство экипажей сдаются в плен без боя. Захваченных моряков обязательно расспрашивают об их капитане. Если тот жесток, несправедлив или скуп, пираты пытают его, калечат или убивают. Но когда команда отзывается о своем лидере хорошо, Робертс проявляют великодушие: он велит своим людям отбирать у побежденного только то, что необходимо, а самого капитана приглашает к себе отобедать.

В 1720 году у берегов Северной и Южной Америки, Африки и атлантических островов появляются около двух дюжин пиратских парусников. Под черными флагами ходят около пяти тысяч морских разбойников. Для ремонта своих кораблей им то и дело приходится искать укромные мелководные бухты, где во время прилива они подходят как можно ближе к берегу, чтобы при отливе судно оказалось на суше. Или перекатывают все пушки и тяжелые грузы сначала к одному борту, а затем к другому, чтобы судно накренялось, обнажая корпус ниже ватерлинии. Затем команда очищает обшивку от ракушек и водорослей, заменяет гнилые доски, конопатит швы и трещины, заделывая их смолой и замазывая дегтем — в теплых морях это нужно проделывать каждые несколько месяцев, потому что всевозможные паразиты здесь растут особенно быстро и 20-сантиметровые корабельные черви прогрызают обшивку насквозь.

Когда пиратский корабль встает на ремонт, для морских разбойников наступает пора благоденствия. Им удалось уйти от преследователей, позабыт скудный походный рацион. Расположившись под пальмами, они объедаются и беспробудно пьют.

Робертс в пирушках обычно не участвует — крепкому алкоголю он предпочитает чай. Команду это забавляет, но уважения к капитану не становится меньше. Они охотно выделяют ему из добычи изысканный фарфор, к которому Робертс питает такую же слабость, как и к драгоценностям.

Но в море он преображается, превращаясь в беспощадного пирата. Робертс грабит и порты, и торговые суда, и военные корабли. Один из его морских боев — с нидерландским 40-пушечным фрегатом — длится несколько часов. Противники беспрерывно обстреливают друг друга из пушек, и наконец в пороховом чаду Робертсу удается подойти к голландцам вплотную. Летят абордажные крюки, пираты перебираются на борт вражеского корабля и рубят топорами и саблями всех, кто сопротивляется. Взятых в плен моряков секут плетьми, а капитану отрезают уши.

Робертс прекрасно понимает, что нужно создавать себе славу жестокого пирата, расправляясь с теми, кто посмеет противоборствовать, — тогда большинство капитанов будут сдаваться без боя. У него в подчинении четыре хорошо вооруженных парусника и несколько сотен человек. Своим меняющимся флагманам Робертс всегда дает одно и то же имя: «Королевская удача». Он становится настоящей угрозой для английской короны.

В феврале 1721 года из Портсмута в Африку выходит караван торговых судов. Его сопровождают два корабля Королевского военно-морского флота. Один из них —двухпалубная «Ласточка», вооруженная 50 орудиями, которой командует капитан Шалонер Огл. В его подчинении — 250 членов экипажа.

Английское адмиралтейство намерено предельно жестко противодействовать пиратам. Военные корабли теперь лучше оснащены, а больным и раненым морякам обеспечен надлежащий уход в госпиталях. Губернаторы заморских территорий настроены решительно.

Осенью 1720 года у берегов Ямайки удается арестовать пиратского капитана Джека Рэкхема по прозвищу Калико и его соратниц по морскому разбою Энн Бонни и Мэри Рид. Спустя несколько месяцев повешен Чарльз Вейн. В Шотландии и Англии схвачены многие члены прежней команды Робертса, сбежавшие вместе с Уолтером Кеннеди. Арестован и сам Кеннеди, который якобы переквалифицировался во владельца борделя в одной из лондонских трущоб.

У арестованных есть лишь один шанс избежать смертной казни: свидетельствовать под присягой, что к пиратству их принудили силой, что они не стреляли из орудий и не участвовали в дележе добычи. Английская корона гарантирует им честный суд, и тем, кто не запятнал себя убийствами и разбоем, действительно удается спастись от виселицы.

Всех остальных отправляют на эшафот. К месту казни пиратов стекаются толпы зевак. Чтобы ни у кого из обитателей портовых городов даже мысли не возникало заняться пиратским ремеслом, тела казненных выставляют на берегу на всеобщее обозрение.

Капитан Робертс в это время разбойничает в Карибском море. Он заманивает в ловушку 14 шлюпов с Мартиники. Некоторых из взятых в плен моряков он приказывает засечь до полусмерти, другим отрезают уши. Остальных вешают на реях и палят по ним из пистолетов как по мишеням.

Робертс становится все более заносчивым, своенравным и нетерпимым даже к членам своей команды. Особенно к алкоголикам. Когда один из пьяных матросов говорит вожаку какие-то обидные слова, тот вонзает в него меч. Приятель убитого проклинает капитана — и Робертс ранит и его. На чрезвычайном сходе команда большинством голосов признает правоту главаря и приговаривает раненого моряка к двум ударам плеткой от каждого члена экипажа. Но раскол неизбежен. Вскоре недовольные сбегают на ранее захваченной бригантине. Робертс позволяет им уйти и поворачивает в сторону Африки.

В июне 1721 года он достигает Сьерра-Леоне. И там узнает, что два британских военных корабля только что ушли отсюда на юг  — им приказано патрулировать побережье до восточной оконечности Гвинейского залива и вернуться назад. Один из кораблей — «Ласточка» под командованием Шалонера Огла.

Робертс идет на обман: он хитроумно пристраивается в тыл британского патруля и неделями безнаказанно грабит торговые суда. Осенью, когда «Ласточка» ложится на обратный курс, пират уходит подальше от берега, укрывается на одном из тихих островов и вновь оказывается в тылу военных.

В январе 1722 года он нападает на порт Уида (современный Бенин) и вымогает у капитанов судов десятки килограммов золотого песка. Когда один из них отказывается платить, Робертс приказывает поджечь и затопить его корабль, в трюмах которого томятся восемьдесят закованных в кандалы рабов. Выжить не удается никому.

Но пират не подозревает, что он ошибся в расчетах, полагая, будто «Ласточка» находится за сотни миль от Уиды. На самом деле она совсем недалеко: Огл заходит в порт всего через 36 часов после Робертса.

Узнав о том, что разбойники захватили корабль, Огл сразу догадывается, где нужно искать врага: чтобы переоснастить трофей, пираты укроются в какой-нибудь отдаленной бухте или в устье реки. Огл поворачивает на юг, к мысу Лопес, который находится на территории современного Габона.

На рассвете 5 февраля 1722 года Огл достигает мыса и видит два парусника с 32 и 42 пушками на борту и небольшое десятипушечное судно, стоящие на якоре в заливе за отмелью. Он уверен, что это морские разбойники. Сражаться сразу с тремя пиратскими парусниками смертельно опасно, но Огл все же решает дать им бой. Чтобы обойти коварную мель возле бухты, «Ласточка» вынуждена отвернуть от берега — и тут происходит нечто странное: один из пиратских кораблей поднимает паруса и направляется к выходу из гавани. Огл, сообразив, что пираты приняли его судно за торговое, решает имитировать спешное бегство и велит идти в открытое море.

Миля за милей он заманивает за собой преследователя, чтобы оказаться вне зоны видимости и слышимости пиратов, оставшихся в бухте. Отойдя от берега на достаточное расстояние, «Ласточка» внезапно разворачивается бортом к пиратскому «Бродяге» и бьет по нему из всех орудий. У «Бродяги» нет шанса на спасение. Уцелевших бандитов заковывают в кандалы.

Через пять дней «Ласточка» снова подходит к мысу Лопес. И вновь обнаруживает в бухте три парусника: Робертс уже успел захватить еще одно торговое судно. На этот раз Огл обходит мель. «Королевская удача» снимается с якоря и идет навстречу военным. На «Ласточке» поднимают британский флаг, на пиратском корабле — черный.

Шалонер Огл приказывает открыть огонь.

Через несколько недель, в конце марта 1722 года, в крепости Кейп-Кост (нынешняя Гана) начинается крупнейший в истории судебный процесс над пиратами. Почти месяц судьи заслушивают свидетельские показания и признания морских разбойников, арестованных Шалонером Оглом.

В итоге 75 чернокожих арестантов продают в рабство, 74 пирата отпускают на свободу: суд верит показаниям их подельников, подтвердивших, что к пиратству тех принудили силой. Еще 17 человек отправлены в тюрьму «Маршалси» под Лондоном. Двадцать преступников получают возможность отсрочить свою гибель на несколько лет: им разрешают наняться на работу в Королевскую африканскую компанию, и они становятся ее законтрактованными работниками. Но 52 разбойникам суд выносит смертный приговор. Их заковывают в кандалы, мажут дегтем и вздергивают на виселице.

К 1726 году Британская империя отправляет на казнь более 500 пиратов. «Золотой век» разбоя на море заканчивается.

Чтобы вскоре после этого ожить в легендах, книгах и журнальных статьях.

05.07.2014