Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


У всех на ветру

Дожди, холодные океанские волны, суровый характер, великое литературное наследие, много пива и музыки, а также гастрономическая революция — за всем этим стоит ехать в Дублин прямо сейчас
текст: Виктория Базоева
mady70 Shutterstock

Первое, что встречается путешественнику в зимнем Дублине, — человек с обветренным лицом, закутанный в шарф и вощеную куртку, верхом на велосипеде и с доской для серфинга под мышкой. А потом еще один — но уже пеший. А потом — пожилой и седой, но тоже с доской. Дублинцы (да и вообще ирландцы) славятся своим характером. Суровый климат близ моря, вечная сырость, зелень, скалы, годы гражданской войны и терактов ИРА, бедности, экономического кризиса и голода приучили ирландцев не жаловаться ни при каких обстоятельствах, а отраду находить в простых вещах: пляже, доске для серфинга, алкоголе, долгих прогулках по зеленым полям и возвышенной меланхолии, которая разлита здесь в пейзаже.

Графтон-стрит — главная торговая улица Дублина. Здесь всегда шумно, на каждом шагу продаются цветы, играют уличные музыканты и находятся главные универмаги города — Thomas Brown и демократичный Marks & Spencer. Здесь же снимались культовые эпизоды фильма-мюзикла «Однажды» (Once), за который музыкант Глен Хансард, исполнитель главной роли и автор всей музыки, получил статуэтку «Оскар» в 2007 году. Сама Графтон-стрит недлинная, и пройти ее можно целиком минут за двадцать, но удержаться от соблазна нырнуть в отходящие от нее переулки, разглядывать старинные барбершопы, где суровых бородачей бреют опасными бритвами, а затем сделать привал в одном из многочисленных пабов, чтобы пропустить пинту пива или стакан виски, сложно — да и не нужно.

На Графтон-стрит поспокойнее и пореспектабельней, чем на Темпл-Бар, другой главной улице города, куда, в сущности, ведут все дороги и набережная реки Лиффи — центральной артерии Дублина. Темпл-Бар славится ночными гуляниями молодежи, на ней всегда кипит жизнь, не протолкнуться от туристов, и она ведет к набережной, по которой так хорошо гулять. Зайти можно далеко: мимо моста Полпенни (называющегося так из-за того, что в XIX веке здесь брали плату за переход размером в полпенни) до моста Сэмюэля Бэккета у самых доков. Последний сложно не заметить даже по дороге из аэропорта: он имеет форму лиры, традиционного символа Ирландии. На пути встречаются мрачные пабы с сидящими в них мрачными мужчинами, запах легких наркотиков (это юные ирландцы разгоняют зимнюю тоску у реки), городские сумасшедшие. Однако все это не оставляет мрачного впечатления, напротив — город кажется только живее и «настоящее». Ирландия долгое время оставалась нетуристическим направлением — сюда приезжало в разы меньше туристов, чем в соседнюю Британию. Поэтому жизнь здесь не напоказ: ирландцы справедливо считают: либо вам нравится, либо — проваливайте.

До эпохи «кельтских тигров» (до периода неожиданного расцвета страны в 1990-2000 годах) Ирландия была и вовсе почти закрытой страной — а потом стала потихоньку открываться. Особенно хорошо ее путь к воссоединению с остальным миром виден на примере гастрономической революции. Раньше Ирландия славилась только картошкой, свежим мясом и молочными продуктами. Кухня была незатейливая, но очень, как это теперь принято говорить, органическая. Зато в период расцвета появилось множество молодых рестораторов и предпринимателей, готовых и желающих развивать гастрономию в стране. Особое «спасибо» (вот так сюрприз!) ирландцы говорят владельцу авиакомпании «Райанэйр», Тони Райану: он позволил островитянам бюджетно выбираться на континент, а то и больше — учиться там кулинарии, привозить специи и набираться опыта. Поэтому после «кельтских тигров» в одном только центре Дублина маленьких кафе и магазинов, предлагающих фермерские продукты, стало очень много. Правда, ирландцы по-прежнему предпочитают заказывать «рыбу дня» — она всегда сезонная и свежая. В качестве напитков, разумеется, виски, пиво или сидр — крафтовых сортов немало, и большинство из них очень достойные.  

История Ирландии — сложная, кровавая, не всегда счастливая — отражается почти в каждом здании в Дублине. Куда ни кинь взгляд — что-то разбомбили. Вот площадь, на которой случались восстания, а доки помнят немало великих кораблей. Даже самые скромные маршруты по центру города выявляют мириады забавных историй: к примеру, Королевский колледж врачей Ирландии. Туда известные жулики и мародеры Берк и Хэйр, главные похитители тел викторианской Британии, сдавали награбленное — здание внушает жителям священный трепет. Даже самые никудышные пабы — и те с историей: в них непременно выпивала какая-нибудь местная знаменитость. К примеру, в O’Donoghue’s Pub любят пропустить по пинте-другой «Гиннесса» музыканты группы The Dubliners. Каждый уважающий себя дублинец прекрасно знает, что нет двух пабов, где этот напиток будет одинаков, а значит, выбирает «свой» раз и навсегда. Дорожки у каналов (а ими и мостами город буквально изрезан) — и те с историей. Вдоль каналов почти всегда идут две тропинки: одна исторически сохранилась для лошадей, которые тянули баржи, а вторая — для пешеходов.

Культура — одна из основных статей туристического импорта страны: Джойс, Уайльд, Беккет, Джордж Бернард Шоу, Брэм Стокер, да и в конце концов, Боно — ради памятных мест, названных в их честь, в Ирландию едут со всего мира. Местные, впрочем, относятся к этому с иронией, но не без гордости. Например, когда туристу показывают доки — не забывают упомянуть и про U2, кивая на здание их студии, раписанное веселыми мультгероями. «Видите здание? Когда Боно надоедают пробки, он оставляет машину на этом берегу и просто идет по воде!» — шутят местные жители. С особым трепетом здесь относятся к писателям: когда целый год холодно, но у тебя есть кресло-качалка и камин, не почитать книги собственных литературных знаменитостей нельзя. Посреди утопающего в зелени и нарциссах небольшого парка притаился памятник Оскару Уайльду: поэт вальяжно раскинулся на камне в пиджаке с зеленой гвоздикой в петлице и с ироничным прищуром на лице. Через дорогу до сих пор стоит дом, в котором он жил. В доме номер 82 по соседству обитал Уильям Йейтс. Джойс — еще одна «звезда»: его медитативное, меланхоличное повествование и сюжеты как нельзя лучше отражают дух Ирландии: с бесцельными шатаниями, пьянством и экзистенциальными вопросами. В Дублине можно даже целиком повторить маршрут из «Улисса»: ирландцы и сочувствующие регулярно проделывают это в Блумсдэй (день Леопольда Блума). Почти все места из книги отмечены на туристических картах города — маршрут пользуется большой популярностью. Однако его главный недостаток в том, что большинство мест расположены довольно далеко друг от друга, поэтому на осмотр придется выделить целый день. В некоторые, впрочем, можно заглянуть по дороге с вокзала — например, в аптеку Sweny’s. Она фигурировала в романе как «худшая аптека в городе», в которой тем не менее до сих пор продается то самое лимонное мыло, а по полкам расставлены старинные склянки. Аптека работает как маленький импровизированный музей: группа волонтеров каждый день устраивает джойсовские чтения и всегда готова рассказать о других местах писателя — с утроенным энтузиазмом они встречают людей, владеющих необычными иностранными языками. Их просят прочитать любимые отрывки из книги и снимают на камеру, таким образом соз­давая галерею джойсовских фанатов.

Дублин, расположенный на берегу океана и продуваемый ветрами, — неплохое место, чтобы в черте города научиться стоять на доске или хотя бы полюбоваться спортсменами. Лучшие пляжи — в окрестностях районов Дан-Лири и Килайни. Чтобы попасть туда, нужно прыгнуть в вагон легкого метро DART, а затем 20 минут ехать по кромке моря и любоваться, как во время отлива одинокие люди  — с пинтой сидра каждый — гуляют со своими собаками, а последние, одурев от счастья, носятся по мокрому песку.

В Килайни, кроме серфингистов, собак и бескрайних просторов, особенно ничего и нет, зато в Дан-Лири замечательно гулять по набережной. На восточном пирсе стоит симпатичный маяк — по пути к нему путников сдувает прямо в океан (такие здесь сильные ветра), зато часто видны двойные радуги прямо над морем — и открывается вид на город, океан, корабли и залив разом. На набережной продается классическое мороженое 99p: огромное, в рожке и с шоколадкой внутри. Можно дойти до башни Джойса — того самого «Омфала» из «Улисса». Башня Джойса совсем небольшая: на первом этаже музей с мелкими реликвиями. А если удаст­ся протиснуться по узкой винтовой лестнице на второй — можно оказаться в комнате писателя, больше похожей на аскетичную келью. Чуть выше — выход на крышу башни, откуда открывается отличный вид на город.

Башня стоит у «Бухты 40 футов». Пляж — отдельное развлечение и любимое место местных жителей в любую погоду. Здесь регулярно проходят рождественские заплывы. Строго говоря, купаться нельзя (о чем красноречиво предупреждает огромный знак), но ирландский характер это не останавливает — жители города прыгают прямо со скал «рыбкой». Говорят, заходить в воду с берега тяжело, а вылезать еще труднее — сильное течение. Это и есть квинтэс­сенция ирландского характера: как бы ни было тяжело, какой бы скверной ни была погода, каким бы сильным течением ни относило тебя от берега, — никогда не сдавайся. «В конце концов, вся жизнь состоит из таких вот маленьких радостей — а если не радоваться пиву, соленому морю с водорослями и двойным радугам  — так и жизнь пройдет», — говорит пожилой мужчина на берегу, скидывает свою вощеную куртку, забирается на скалу и без малейших колебаний прыгает в ледяные волны.

Поездка организована совместно с авиакомпанией «Финнэйр».

17.11.2015