Первое, что встречается путешественнику в зимнем Дублине, — человек с обветренным лицом, закутанный в шарф и вощеную куртку, верхом на велосипеде и с доской для серфинга под мышкой. А потом еще один — но уже пеший. А потом — пожилой и седой, но тоже с доской. Дублинцы (да и вообще ирландцы) славятся своим характером. Суровый климат близ моря, вечная сырость, зелень, скалы, годы гражданской войны и терактов ИРА, бедности, экономического кризиса и голода приучили ирландцев не жаловаться ни при каких обстоятельствах, а отраду находить в простых вещах: пляже, доске для серфинга, алкоголе, долгих прогулках по зеленым полям и возвышенной меланхолии, которая разлита здесь в пейзаже.

Графтон-стрит — главная торговая улица Дублина. Здесь всегда шумно, на каждом шагу продаются цветы, играют уличные музыканты и находятся главные универмаги города — Thomas Brown и демократичный Marks & Spencer. Здесь же снимались культовые эпизоды фильма-мюзикла «Однажды» (Once), за который музыкант Глен Хансард, исполнитель главной роли и автор всей музыки, получил статуэтку «Оскар» в 2007 году. Сама Графтон-стрит недлинная, и пройти ее можно целиком минут за двадцать, но удержаться от соблазна нырнуть в отходящие от нее переулки, разглядывать старинные барбершопы, где суровых бородачей бреют опасными бритвами, а затем сделать привал в одном из многочисленных пабов, чтобы пропустить пинту пива или стакан виски, сложно — да и не нужно.

На Графтон-стрит поспокойнее и пореспектабельней, чем на Темпл-Бар, другой главной улице города, куда, в сущности, ведут все дороги и набережная реки Лиффи — центральной артерии Дублина. Темпл-Бар славится ночными гуляниями молодежи, на ней всегда кипит жизнь, не протолкнуться от туристов, и она ведет к набережной, по которой так хорошо гулять. Зайти можно далеко: мимо моста Полпенни (называющегося так из-за того, что в XIX веке здесь брали плату за переход размером в полпенни) до моста Сэмюэля Бэккета у самых доков. Последний сложно не заметить даже по дороге из аэропорта: он имеет форму лиры, традиционного символа Ирландии. На пути встречаются мрачные пабы с сидящими в них мрачными мужчинами, запах легких наркотиков (это юные ирландцы разгоняют зимнюю тоску у реки), городские сумасшедшие. Однако все это не оставляет мрачного впечатления, напротив — город кажется только живее и «настоящее». Ирландия долгое время оставалась нетуристическим направлением — сюда приезжало в разы меньше туристов, чем в соседнюю Британию. Поэтому жизнь здесь не напоказ: ирландцы справедливо считают: либо вам нравится, либо — проваливайте.

До эпохи «кельтских тигров» (до периода неожиданного расцвета страны в 1990-2000 годах) Ирландия была и вовсе почти закрытой страной — а потом стала потихоньку открываться. Особенно хорошо ее путь к воссоединению с остальным миром виден на примере гастрономической революции. Раньше Ирландия славилась только картошкой, свежим мясом и молочными продуктами. Кухня была незатейливая, но очень, как это теперь принято говорить, органическая. Зато в период расцвета появилось множество молодых рестораторов и предпринимателей, готовых и желающих развивать гастрономию в стране. Особое «спасибо» (вот так сюрприз!) ирландцы говорят владельцу авиакомпании «Райанэйр», Тони Райану: он позволил островитянам бюджетно выбираться на континент, а то и больше — учиться там кулинарии, привозить специи и набираться опыта. Поэтому после «кельтских тигров» в одном только центре Дублина маленьких кафе и магазинов, предлагающих фермерские продукты, стало очень много. Правда, ирландцы по-прежнему предпочитают заказывать «рыбу дня» — она всегда сезонная и свежая. В качестве напитков, разумеется, виски, пиво или сидр — крафтовых сортов немало, и большинство из них очень достойные.  Читать дальше >>>