Мальчик радостно смеется, глядя прямо в объектив. Зритель где-нибудь в Германии, увидев его плохие зубы, первым делом подумает о том, в какой ужасной нищете живет мальчуган, как плохо он питается и почему у него в деревне нет стоматолога. Но автор этого фотопроекта, 37-летний иранский фотограф Мохаммад Голчин, хочет сказать совсем другое. «Посмотрите, как счастлив этот мальчишка. Дети  в горных селах не стыдятся своей внешности: она не так важна для них, как для городских детей».

Чтобы запечатлеть эту естественность, фотограф из города Талеш уже пять лет ездит в окрестные горные селения. С 2008 года он побывал в более чем 40 школах в селах, до которых порой можно добраться только пешком. Осенью и зимой люди живут в деревнях, а весной уходят на пастбища на высоте до 1500 метров над уровнем моря. Школы расположены посередине. Есть дети, которым нужно тратить на дорогу до школы по два часа в день или переходить через бурные горные речки по «мостам» из одного бревна. «Однажды один мальчик поскользнулся на таком бревне — и его нашли в километре ниже по течению», — рассказывает Голчин.

В пути часто встречаются дети, пасущие ягнят. На вопрос, почему они не в школе,  отвечают: «Мы уже закончили». Типичное выражение студентов, сдавших последний экзамен. Но в горах нет средних школ, и вряд ли местные подростки после пятилетнего начального обучения  отправятся в городскую школу-интернат. Поэтому здесь много своеобразных «второгодников»: даже закончив учебу, они продолжают приходить в школу — иначе им будет скучно.

В горах на севере Ирана дети растут без телевизора, компьютера и комиксов. У них весьма скромные мечты: им хочется когда-нибудь увидеть городские парки. И стать учителями. «Они никогда не видели людей других профессий, — говорит Мохаммад Голчин. — Они знают только своего учителя. И очень зависят от него эмоционально. Лишь один мальчик хотел стать полицейским».

Нередко в школе всего одна комната и один учитель. Первым делом он учит детей персидскому — государственному языку, на котором изданы все учебники. Дома они говорят только на талышском или азери. По утрам учитель раздает детям молоко и сушеные финики, чтобы те могли подкрепиться. Фотограф рассказывает, что одна из учениц никогда не пила это  молоко, хотя ее семья жила очень бедно: девочка относила его осиротевшему ягненку.

В отличие от городских школ, где введено раздельное обучение, в горах девочки и мальчики ходят в класс  вместе, но сидят за разными партами. Когда ученицам исполняется девять лет, учитель организует  для них «Яшне таклиф»  —  шиитскую церемонию, во время которой девочек облачают в белую чадру и они читают свою первую молитву. С этого дня они считаются женщинами и их всегда должен сопровождать кто-то из членов семьи. Но в горах это правило соблюдают редко.

Снова и снова Мохаммад Голчин отправляется в горные школы, прихватив с собой детскую одежду, шоколад, продукты питания и сделанные им снимки: «На память, чтобы потом они могли их показать своим детям». Во время таких визитов Мохаммад видит, как строятся новые школьные здания, как в горные села проводят электричество, а больные дети получают медицинскую помощь.

Для него это лучшая награда за труд, ведь об этих отрезанных от мира горных школах и их учениках люди узнали благодаря его выставкам. Мохаммад Голчин зарабатывает себе на жизнь как профессиональный фотограф  на свадьбах и корпоративных мероприятиях. В такие моменты люди специально готовятся к съемке и старательно позируют. В горах все совсем по-другому: многие дети видят фотоаппарат впервые. geo_icon