Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Moser Mobile Shaver с легкостью удаляет щетину до 2 мм и обеспечивает суперблизкое чистое бритье, что позволяет найти время на поддержание внешнего вида даже в самом напряженном графике


Новости партнеров

Цюрихское озеро: солнце и вода

Швейцарцам есть, чем гордиться: здесь съели первые мюсли, собирают самые точные часы в мире, варят самый вкусный грюйер, готовят эталонный шоколад и, разумеется, строят идеальные железные дороги. А еще в Швейцарии самые чистые озера в мире
текст: Наталья Думко
фото: Наталья Думко

Сидя в ресторане городка Рапперсвиль с видом на озеро Цюрих, то и дело наблюдаешь пролетающих мимо людей на велосипедах. «Это, между прочим, вовсе не праздные гуляки, — объясняет наш гид Альфонсо Лопард. — Это путешественники. Велосипедные маршруты опутывают всю страну, варьируются от сложнейших до семейных».

И не только велосипедные. На сайте myswitzerland.com бесплатно доступны любые карты. Можно составить комбинированный маршрут — начать на велосипеде, оставить его на любой станции и потом подхватить где-то еще после прогулки пешком или сплава на каяке.

Когда дело доходит до путешествий, швейцарцы превращаются в участников удивительного культа. Им мало трех с половиной тысяч километров железных дорог, миллионов пассажиров автобусов ежегодно — абсолютно все виды транспорта объединены в одну гигантскую цепь, звенья которой идеально прилажены и работают, как утверждают педантичные швейцарцы, с погрешностью 13 процентов. Менее дотошные народы эту погрешность с легкостью не замечают вовсе.

При всей любви к железной дороге, швейцарцы не забывают и об озерах. У воды живет большое количество человек, и иногда паром — самое естественное средство добраться из дома на работу, как у нас метро или автобус. Паромы пересекаются с прогулочными корабликами, пассажиры машут друг другу руками: кто плывет на работу, а кто лениво, как можно только в отпуске, попивает чашку ароматного кофе, любуясь на сменяющие друг друга соборы и ратуши Цюриха.

По озеру гуляет старинный колесный пароход — «Город Цюрих». На его борту есть ресторан. А в середине, словно в музее, за стеклом крутятся колеса. На скамеечке сидят две пожилые леди, они смотрят на колеса и хихикают, как девчонки, под их мерное жужжание. Кто знает, что вспоминают эти дамы. Но, судя по их лицам, кажется, какую-то свою веселую юношескую проказу.

А в Цюрихе стоит нежданная жара. Люди плавятся на пляжах вдоль берегов озера, жадно впитывая водную прохладу. С лебедей окончательно слетел весь налет чопорности и важности: большую часть времени из воды торчат лишь красные лапки, предлагая окружающим лебединый филей вместо эталонной шеи. Берега озера, не занятые пляжами, занимают элитные районы и частные территории: их можно узнать по явно дорогим, хоть и внешне скромным, домам, у причалов которых порхают на легких волнах ухоженные лодочки и яхты.

«Я постоянно хожу летом на пляж. Это как клуб, мы друг друга знаем много лет. Познакомились здесь же и продолжаем знакомиться с новыми людьми. Моя жизнь очень связана с озером», — рассказывает Улисс Циклер, владелец магазинчика Limited-Stock: на месте кузницы Улис и его друзья десять лет назад организовали продажу металлических поделок для дома, их отбирают по всему миру.

Цюрих издалека кажется городом банков и клерков, формальный и холодный. В последнее особенно трудно поверить в эти солнечные деньки. С приходом солнца город забивается толпами людей, туристов и местных жителей. Их жужжание оживляет строгие улицы Цюриха.

Впрочем, лицо города меняется с каждым годом. Конечно, 350 банков никуда не исчезают, но им приходится все больше и больше соседствовать с заведениями вроде клуба Hive (Улей) в Западном Цюрихе. «Мы тут были одним из первых нелегальных ночных клубов, столько всего пришлось за эти двадцать три года пережить — не представляете! Но сейчас это уже история, — рассказывает Себастьян «Волло» Волошановски, администратор клуба. — У нас теперь все по-взрослому, каждый месяц перестановки, приходит звукорежиссер, проверяет аппаратуру, настройки». Днем в клубе тихо, лишь кое-где стучат молотки, позвякивают серебристые диско-шары да солнечные зайчики носятся по барной стойке и бокалам. Однако по ночам Западный Цюрих спасает только хорошая звукоизоляция — этот «улей» не спит до самого утра.

Западному Цюриху не привыкать: за последние годы он превратился в отдельный район города со своей жизнью, богемной и жадной до перемен.

Фактически, все началось с акведука: долгое время этот исторический объект был лишь напоминанием о прошлом, но затем его переделали в бесконечно-длинный торговый центр, с кафешками, бутиками и хипстерскими магазинчиками с бородачами, обсуждающими последние тенденции тримминга.
На лужайках, когда-то бесхозных пустырях, теперь жарят семейные барбекю, дети купаются в фонтанах, солидные дамы и господа, позабыв парадную форму, весело пьют пиво за длинными столами ресторанчика.

Тут же неподалеку беззаботно расположилась экологическая ярмарка. Улыбчивая Сюзанн сосредоточенно мнет мятные листы в стаканчике и составляет коктейли. Ей 25, и на ярмарке она проводит половину рабочего дня. «Моя первая работа скучная, в офисе, а тут я набираюсь опыта, чтобы начать карьеру в гастрономии. Ярмарка поменяла мою жизнь на сто процентов: здесь я познакомилась со своим парнем, нашла друзей, цель в жизни. Летом мы работаем на свежем воздухе, зимой перемещаемся в рестораны». Для Сюзанн Цюрих — идеальное место, где городская жизнь переплетается с жизнью на природе. «В любой момент я могу сесть на велосипед, проехать сквозь центр города и оказаться где-то посреди полей, на берегу озера. Цюрих вообще-то совсем небольшой город», — смеется Сюзанн.

В двух шагах от шумной ярмарки чинно звенят бокалы с выдержанным вином, и беззвучно летают накрахмаленные официанты. Андреас Хирсигер, одетый в идеально сидящий на нем костюм, уже восемь лет осуществляет свою мечту — владеет самым харизматичным рестораном города. «Это не работа, это моя жизнь, — краснея от восторга говорит Андреас. — Я мечтал об этом месте годами, пока управлял чужими ресторанами и плавал по озеру Цюрих официантом».Андреас превратил металлургический завод в утонченный ресторан Gnüsserei. Место, где посетителям предлагают сочное мясо бычков и моцареллу собственного производства. При этом интерьер тонкими намеками в виде аксессуаров, металлических балок высоко над головой и гигантских заклепок на столбах не дает вам забыть, что вы находитесь на бывшем заводе.

Именно на Цюрихе Хирсигер остановился потому, что город сделал резкий скачок в развитии. Еще каких-то пять лет назад он выглядел однообразно, сейчас же становится более космополитичным, открытым для новых идей. И причины, как это часто бывает, экономические.

Пять лет назад поменяли законы, согласно которым владелец ресторана должен был пройти семь бюрократических кругов, доказывая право своего заведения на существование. Еще недавно, вспоминают старожилы, на Пасху все прекращало работать с полудня. «Теперь иметь свое место именно таким, каким ты хочешь его видеть, стало очень просто, — делится Криста Хесс, управляющая кондитерской Peclard. — Открылось много школ, обучающих ресторанному бизнесу. У нас тут самый настоящий бум». Конечно, перемены приводят к тому, что все больше туристов приезжает в Цюрих. А «новая кровь» добавляет в большой плавильный котел новых ароматов и вкусов.

«Вот только аренда стоит очень дорого», — жалуется Криста. Кондитерская Peclard была семейным бизнесом с 1842-ого года. Теперь владельцы сдают помещение — так проще. В Цюрихе это распространенное решение вопроса непосильной арендной платы. Впрочем, у Peclard полностью сохранилось лицо и традиции, по договоренности между владельцами и арендаторами.

Хорошим выходом из положения также является аренда вскладчину. «Если арендовать в одиночку — это очень-очень дорого. Если на двоих, как у нас, то просто дорого», — смеется Патрик Занини, один из владельцев магазина Rrrevolve. Магазин Патрик делит с парикмахерами Патрицией и Крисом. Владельцы Rrrevolve собирают дизайнерские вещи по всему миру. Главное условие — чтобы это была ручная работа, уникальная вещь, сделанная из экологических материалов, тканей, дерева и кожи. «К нам иногда приходят дизайнеры прямо с улицы, и если нам нравится, мы берем вещи на реализацию. Наш магазин — очень необычная история для Цюриха. Это все-таки пока не Берлин. Особенно, когда разговор заходит о ценах, — качает головой Патрик. — Но что касается ночной жизни, тут мы совсем не отстаем!» На входе в Rrrevolve на столике — щедрая россыпь арт-площадок.

Да, в Цюрихе по банку на каждую тысячу человек, но крупных клубов не меньше пятидесяти. Они закрываются и открываются, популярные местечки мигрируют из района в район: там, где когда-то было дешево и сердито, сегодня не по карману студентам, и наоборот.

В магазине Луки Кавиджелли на одной из кривых улочек Старого Города — стойки с классическими туфлями, три застывших в изысканных позах кота породы сфинкс и мебель с замысловатой резьбой: так обувная лавка соседствует с мебельной. «Делим даже котов», — усмехается Лука. Кожу для своих туфель Кавиджелли заказывает в Англии, шьют обувь в Испании, а продают в Цюрихе. Лука живет в Люцерне и переезжать в Цюрих не собирается. «Здесь озеро — большой бассейн для туристов, — признается Лука. — И лодку держать очень дорого. А в Люцерне я всегда чувствую дыхание воды, озеро рядом, рукой коснись»

Хасан Эрмис готов поспорить с подобным мнением. Летом он несколько раз в день оставляет своей магазин ковров и ходит к озеру — поплавать или просто посидеть на берегу. «Вода — это жизнь! Без озера Цюрих я человек без сердца», — утверждает Хасан. Девятнадцать лет назад он приехал сюда из Курдистана, и теперь к нему за коврами ездят люди со всей Европы. «Люди со вкусом и образованием», как он их называет. «Русских немало, между прочим. Я много работаю с армянскими, турецкими, иранскими коврами. Магазин популярный. Но вот из троих детей лишь младший планирует продолжать мое дело», — качает головой Эрмис.

Вокруг города

Бытует мнение, что стремительно улучшающийся Цюрих все еще не очень уютен — к окрестностям города такую претензию уж точно не предъявишь. Всего в часе езды от Цюриха шумит и пенится Рейнский водопад. Лучшее время для его посещения — лето. Зимой воды почти нет, а весной в полноводье она скрывает живописные скалы, сквозь арки которых пробивает себе путь. На водопад от берега плавает туристический катер, и все желающие могут вскарабкаться по крутой лестнице до смотровой площадки на скале посреди бушующих потоков. Стоя здесь можно сполна ощутить мощь водопада. Деннис Танрикут уже восемь лет восемь крутит штурвал катера. «За день обычно плаваю туда и обратно 60-70 раз», — рассказыает Деннис, но его радостная улыбка говорит о том, что в каждом заплыве он находит что-то новое.
Смотровую площадку давно облюбовали романтично настроенные парочки. Кто-то предпочитает сделать там предложение, кто-то — провести романтический ужин, а самые смелые — и вовсе заказывают свадебную церемонию.

Вдоль реки Рейн тут и там растут городки вроде Штайн-ам-Рейн, состоящие из разрисованных пряничных домиков, сонных площадей и японских туристов. До XIX века эти города не имели никаких иных способов транспортировки, кроме водных. Поэтому когда-то отдыхать приезжали на долгие сроки.

Старинные отели — свидетели тех времен — стоят здесь до сих пор, блистая вывесками. Теперь есть прекрасная дорога, автобусы, такси и личные автомобили, и заехать в Штайн-ам-Райн можно на несколько часов, чтобы посмотреть городок и арендовать лодку для прогулки по реке.

На другой стороне озера Цюрих расположился Рапперсвилль — «город Роз», главная достопримечательность которого — средневековый замок. От своих собратьев он отличается гостеприимностью: встречает посетителей нековаными воротами и решетками, а широкой лестницей, украшенной розами. Впрочем, Рапперсвилль богат не только замком: здесь же располагается самый длинный (814 метров) швейцарский деревянный мост. Его построили давным-давно для паломников, желающих перебраться через озеро.

«Тут неподалеку живет Хворостовский, вот только недавно его видел!», — утверждает Кристиан Бэрлочер. Как владелец крупной риэлторской компании, он, конечно же, обязан знать почти каждого жильца города. И уж точно ему известны все самые интересные дома в Рапперсвилле. Например, это здание такое старое, что у него на крыше установлена лебедка – по-другому по этим узким лесенкам мебель на третий этаж не загрузить. А сквозь этот дом, прямиком через квартиры, проходит городская стена — кому-то очень повезло.

Сидя в ресторане городка Рапперсвилль, спокойном, как и положено быть истинно швейцарскому городку, выращивающему по пятнадцать тысяч роз за сезон, любуешься синевой озера Цюрих, посреди которого качается крошечная лодка с торчащими из нее гитарой и чьими-то пятками, и понимаешь, что у Швейцарии гораздо больше лиц, чем можно увидеть в любом путеводителе. Даже если он толщиной с большущий кусок грюйера.

12.10.2015