Встречный ветер обдает наш «Форд» пылью.  Путешествие началось в городе Эль-Калафате у озера Лаго-Архентино, что примерно в 2000 километрах к юго-западу от Буэнос-Айреса. Оттуда мы взяли курс на север — на знаменитую трассу 40, пересекающую степи Патагонии. Затем к Атлантическому побережью. Снова на север. А потом еще раз через всю страну. Общая протяженность маршрута — более четырех тысяч километров. Владелец пункта проката машин недоумевал: «Но ведь там ничего нет!»

Ну и прекрасно. Вскоре после поворота в сторону Эль-Чальтена асфальтовая дорога превращается в песчаную колею. Вокруг — необозримые дали. И бесконечные цепи «месетас» — источенных ветром нагорий, похожих на слоеный пирог из горных пород. Каждый пласт — отдельная геологическая эра. Вылетающие из-под колес камни стучат по бортам. Но уже не до осторожности. Главное — удержать машину на дороге. А когда едешь против шквального ветра, это не так-то просто.

Пампа вокруг похожа на огромный торт с песочной крошкой. Куда ни глянь, повсюду кочки, ощетинившиеся жесткой травой, острой как игла. Если одна из них неожиданно встает на длинные тонкие ноги и перебегает дорогу, ничего страшного. Это просто нанду — большая нелетающая птица, похожая на страуса. А если с дороги вдруг вспорхнет россыпь бурых камешков, значит, это птицы поменьше. Темные комочки шерсти вдали — пасущиеся гуанако, нечто среднее между ламой и верблюдом. Белые пятна — овцы. Встречных машин очень мало. Вокруг нет ни линий электропередач, ни столбов, ни заборов.

Единственные островки цивилизации в этом океане пустоты — «эстансии», ранчо местных фермеров-скотоводов. Да еще стройплощадки и бензоколонки. Одна из них — Трес-Лагос. Не зальешь здесь полный бак — встанешь посреди степи. Потому что до следующей АЗС в Бахо-Караколес — 400 километров.

В сумерках трудно различить, где кончается дорога и начинается пампа. Мы едем, едем, едем. Ни знаков, ни указателей, ни ориентиров. Разве что Анды, которые высятся белой зубчатой стеной на горизонте. И когда уже начинаешь опасаться, что пропустил нужный поворот, впереди возникает белая стрелка с надписью «Перито-Морено». То есть мы на правильном пути.

А потом на небе начинается что-то невероятное. Солнце на пару с облаками устраивает грандиозный фейерверк. Небосвод объят пламенем. На фоне синевы вздуваются и лопаются оранжевые, красные и фиолетовые клубы. Шоу продолжается целый час. А потом огни разом гаснут. И все погружается во тьму.

Уже глубокой ночью выезжаем на щебенку, ведущую к ранчо Телькен, близ городка Перито-Морено. Нам помогают отнести вещи в дом. После долгой тишины и одиночества гомон, раздающийся из ярко освещенной столовой, кажется оглушительным. Только эти оазисы и помогают сохранить чувство реальности. И не раствориться в бескрайних просторах. Таких мест, где можно остановиться на ночлег, здесь наперечет. И чтобы их найти, нужно знать, где искать.

Четыреста километров на восток. Держим курс на бухту Баия-Бустаманте на атлантическом побережье. На дорогу уходит два дня. Море похоже на голубой волнистый ковер с круглыми коричневыми узорами из водорослей. Бухту обрамляет ракушечный пляж с рядом скромных белых коттеджей. «Когда я еще был мальчишкой, тут жили рабочие», — рассказывает Матиас Сориано. Здесь все построил его дед. У него был небольшой завод по переработке водорослей в агар-агар — растительный желатин, используемый в косметической и пищевой промышленности. Тогда там работали 500 человек.

Еще сохранилась старая церковь, заброшенная школа, детская площадка. И осталось всего 20 рабочих кроме самого Матиаса. У него стадо овец в 20 тысяч голов. Он продолжает добывать водоросли, сдает в аренду коттеджи и проводит для туристов экскурсии по своим живописным владениям.

Здесь можно покататься на велосипедах. Нырнуть со скалы в холодные приливные заводи. Объехать на моторной лодке безымянные острова со множеством магеллановых пингвинов, диких уток и сивучей. Погулять среди окаменелых стволов — остатков леса, стоявшего здесь 60 миллионов лет назад. Выглядят они так, словно их повалили только вчера.Читать дальше >>>