Новости партнеров




GEO приглашает

В День всех влюбленных, 14-го февраля, на экраны выходит серия итальянских короткометражек «Italian Best Shorts 2: любовь в Вечном городе». Семь романтических мелодрам и комедий об отношениях с миром, друг с другом и с самим собой


GEO рекомендует

Greenfield запускает коллекцию чайных капсул для машины Nespresso. Сорта черного, зеленого и травяного чая с фруктовыми нотками, вкусом лесной земляники или малины со сливками, или гранатом для индивидуального заваривания


Таиланд: в поисках покоя

Пустынные пляжи, неторопливые рыбаки, никакой суеты и шума. Как ни странно, в одной из самых популярных среди туристов стран Азии все еще можно найти места, сохранившие первозданную красоту. Надо лишь присмотреться к южным островам
текст: Вольфганг Рель
Iakov Kalinin Shutterstock

Нос лодки с хрустом врезается в усыпанный ракушником пляж, обрамленный кокосовыми пальмами, кустами и раскидистыми баньянами. За спиной — бирюзовые волны. Впереди плещется прибой. Над головой — башни из облаков. Вдали сквозь дымку над морем проступают силуэты скал с шапками леса. Едва спрыгиваешь с борта в теплую воду, как служащие отеля уже кричат «Савасди!» — «Добро пожаловать!» Все настолько прекрасно, что даже подозрительно.

Никаких кусачих насекомых. Никаких змей, медуз или акул. Спустя сутки в этом раю обнаруживается лишь один-единственный изъян: вечернее нашествие комаров. Но и оно продолжается недолго, к тому же отлично помогают обычные репелленты.

Все остальные минусы местной жизни на поверку оказываются плюсами. Электричество с материка на остров не проведено. И ничто не заглушает звуки природы.

Вместо грохота дискотек — шуршание пальм, шум прибоя, пощелкивание гекконов и клекот птиц, доносящийся из джунглей. Вместо телевизора — ежевечернее дефиле моторных лодок, с которых рыбаки забрасывают сети и расставляют ловушки на крабов. До террасы доносится лишь отдаленное тарахтение двигателей. И видны сверкающие гирлянды лампочек над морем.

Здесь рано ложишься и рано встаешь. Начинаешь жить так, как в те давние времена, когда распорядок дня определялся восходами и закатами. Наверное, измученные стрессами обитатели больших городов отдали бы за такой отдых целое состояние.

Слово «Ко» означает по-тайски просто «остров». Ко-Булон-Ле расположен в Андаманском море, к югу от основных туристических центров — Пхукета и Ко-Ланта. Кроме него в состав архипелага входит еще три больших острова. Но размещать туристов разрешено только здесь. Своей первозданной атмосферой этот уединенный, лесистый клочок суши особенно привлекает тех, кто путешествует «дикарем».

На веранде бара «Кокосовый орех» расселись туристы из Европы, Южной Азии и Австралии. В воздухе витают ароматы пряного тайского супа из кокосового молока, сладковато-приторных духов из красного жасмина и даже марихуаны. Когда-то точно так же пахло на острове Самуи в Сиамском заливе. Пока его не застроили коробками отелей, грохочущими дискотеками и стрип-клубами. Острову Булон-Ле в этом отношении повезло: он слишком мал для больших инвестиций. К тому же это часть национального парка Ко-Петра. Так что никаких гостиниц здесь быть не должно. Лицензия есть только у владельцев «Пансанд ресорт», а еще десяток кемпингов и отелей работает «на птичьих правах». Что добавляет им шарма дешевизны и доступности, который давно уже исчез в других местах.

И неважно, что ради этого надо ехать на самый юг Таиланда, почти до границы с Малайзией. А потом плыть с острова на остров в поисках последних жемчужин Андаманского моря. Главное — они еще есть, эти места, сохранившие простоту и очарование старого Сиама.

На карте остров Булон-Ле похож по форме на морского ската. Только без жала. Кругом маленькие бухточки, дикие пляжи, скалы с подводными гротами и пещерами. На северо-востоке возвышаются холмы. Чтобы добраться до вершины, нужно пробираться через заросли мокрых от дождя папоротников. И обливаясь потом, преодолевать крутой подъем. Зато наверху ожидает награда: шикарный вид на непроходимые мангровые леса и полосу пенистого прибоя вдали на рифах.

Весь этот остров легко обойти за пару часов. И если бы не его маленькие размеры, то можно было бы решить, что именно он послужил прототипом легендарного «Острова сокровищ» Стивенсона.

На архипелаге Булон — всего два десятка постоянных жителей. Это не пираты, а мирные рыбаки из народности мокен. В Таиланде их называют «чауле», то есть «морские кочевники». Откуда приплыли сюда их предки, точно неизвестно. Здесь у них пара поселков с хижинами. Когда в новогодние каникулы страну наводняют иностранцы, «чауле» подрабатывают поставками рыбы, яиц и овощей в отели и рестораны. И возят туристов на своих лодках к Белой скале. Такой цвет придает вздымающемуся из моря камню покрывающий его птичий помет. Там, надев трубку и ласты, можно парить в теплой воде над коралловыми зарослями.

Вместо такси здесь — «длиннохвостые» рыбацкие лодки. Своим названием они обязаны трубе с валом, установленной на корме и приводящей в движение гребной винт.

Каждый остров архипелага по-своему уникален. У берегов близлежащего Булон-Ранга простирается целый сад кораллов со множеством экзотических рыб. Булон-Май-Пай знаменит своими белыми песчаными пляжами и биостанцией, с которой открывается живописный вид на весь архипелаг.

В получасе хода на рыбацкой лодке — остров Булон-Дон с деревней «морских кочевников». Это не этнографический аттракцион для туристов с народными танцами и сувенирными лавками. Здесь все по-настоящему. Живут скромно — в хижинах из досок и листов жести. Но не бедствуют. На крытых террасах женщины чинят рыболовные снасти и обтягивают сетками ловушки для крабов, которыми загромождена половина острова. На берегу мужчины копаются в лодочных моторах. Здесь есть футбольное поле, начальная школа, мечеть. И вышка оповещения об угрозе цунами с репродукторами, направленными во все четыре стороны.

На этом клочке суши уживаются 200 человек и уйма кошек. Собак нет, мусульмане их не держат. В трех крошечных лавках продают продукты, бытовые товары и игрушки. Магазинчиками заведуют женщины. Трудолюбивые, неунывающие. Они успевают все: и вести домашнее хозяйство, и воспитывать детей, и работать. Вот на ком держится тайское общество.

В Таиланде этот архипелаг в Андаманском море еще называют островами Транг — по имени столицы провинции, центра по производству каучука. В ней есть аэродром, железнодорожная станция и автовокзал, где продаются билеты на отдельные экскурсии и большие обзорные туры по островам.

Снова в путь: сначала обратно в Транг, а оттуда дальше — на остров Сукорн. Паром проплывает мимо маленьких островков, возвышающихся из воды как грибы на ножках. На одном из них вполне могла бы разыграться знаменитая сцена дуэли между Джеймсом Бондом и злодеем Скарамангой из фильма 1974 года «Человек с золотым пистолетом». Но она снималась на острове Тапу, недалеко от Пхукета.

Голландец по имени Дик со своей тайской подругой Ди владеет на Сукорне одним из трех местных кемпингов — «Сукорн-Бич Бунгалоус». Два года назад на остров провели по морскому дну линию электропередач и водопровод. Казалось бы, самое время расширять бизнес. Но это не входит в его планы.

«Когда мы только начинали 15 лет назад, то владели большим количеством бунгало, — рассказывает Дик. — Но и хлопот с ними было слишком много». Им хватает и тех клиентов, которые у них есть. В основном это европейцы, приезжающие сюда в поисках покоя. На утопающей в зелени территории кемпинга, посреди ухоженного сада, расположились 18 бунгало. Три стоят прямо на пляже. Между пальмами покачивается гамак. Такая фотография, полученная по электронной почте, явно вызовет зависть у родственников, оставшихся дома.

К вечеру небо на горизонте вспыхивает. И на фоне тонущего солнца четко вырисовываются темные силуэты расположенных перед Сукорном островов Петра и Лао-Лиен.

Сукорн — это не только рай для туристов, но и родной дом примерно для 2800 тайцев, ведущих размеренный традиционный образ жизни. Три деревни, рисовые, арбузные и каучуковые плантации, рыбное хозяйство. Тарахтящая моторикша катится мимо залитых солнечным светом полей, через тенистые и прохладные рощи каучуковых деревьев. Молодые островитяне с ловкостью цирковых акробатов подцепляют многометровыми шестами кокосовые орехи с верхушек пальм.

Здесь можно купаться на диком песчаном пляже в северо-западной части острова. Рядом — заброшенные бунгало, зарастающие джунглями.

Или же можно прохлаждаться на пристани в главном островном порту — Сиаммай. И потягивать ледяную кока-колу вприкуску с печеными бананами. Глазеть на приплывающие и отплывающие лодки. Пытаться угадать, откуда и куда они плывут. Что за грузы перевозят.

А как не удивляться мастерству водителей грузовых мотороллеров, которые умудряются удерживать равновесие с нагруженными доверху кузовом?

На Сукорне царит раскрепощенная атмосфера. Почти все местные жители — мусульмане. Друг к другу и к иностранцам относятся очень дружелюбно.

Проносящаяся на мотоцикле девушка в платке одной рукой держит руль, а другой — прижимает к уху мобильный телефон. Но даже на ходу улыбается встречным и, кивая головой, кричит: «Хеллоу!»

О соседнем острове Петра, который выглядит с Сукорна, как упавший в море великан, ходит много слухов. Говорят, однажды там обстреляли экскурсионную лодку при попытке пристать к берегу. Там на закрытой территории заповедника якобы организовали себе базу контрабандисты. Чем они торгуют: бензином, алкоголем, наркотиками? Атмосфера напоминает голливудский фильм «Пляж» с Леонардо ДиКаприо.

Конечно, на юге Таиланда тоже есть преступность. А на материке в преимущественно мусульманских провинциях Сонгхла, Яла, Паттани и Наратхиват у границы с Малайзией уже несколько десятков лет тлеет конфликт. С 2004 года он унес более пяти тысяч жизней. Вооруженные повстанцы борются за независимость султаната Паттани, аннексированного в 1909 году тогдашним королевством Сиам. И за отделение от буддийского севера. Но есть среди сепаратистов и умеренные. Их, судя по всему, вполне устроил бы и статус автономии в составе Таиланда.

С острова Сукорн все эти проблемы кажутся далекими. Через пару дней, вдоволь расслабившись, хочешь сменить обстановку. Пора к новой цели — на остров Ко-Липе. Он находится в трех часах хода на лодке. В акватории морского национального парка Тарутао. Практически на границе с Малайзией.

Капитан, как и все местные моряки, умеет предсказывать погоду. Завтра после полудня на море будет неспокойно, уверяет он накануне вечером, изображая руками волны. Надо отплыть пораньше, чтобы на обратном пути не попасть в шторм.

В полшестого утра, с первыми лучами солнца, мы выходим в гладкое, как зеркало, море. В небе собираются грозные тучи.

Вскоре стихия показывает свой настоящий характер. Лодку начинает подбрасывать на гребнях волн. Ее нос с головой дракона высоко задирается и с треском обрушивается вниз. От ударов клацают зубы. Через борт летят брызги. Одежда промокла насквозь. Наконец на горизонте появляются очертания острова Липе. На востоке у пляжа Санрайз-Бич стоит на якоре целая флотилия «длиннохвосток» и пассажирских катеров. Остров маленький. А гостей на нем всегда много.

Даже не верится, что на таком крошечном клочке суши можно уместить столько гостиниц, магазинов, дайвинг-центров, экскурсионных офисов, баров, пекарен, кафе, массажных и маникюрных салонов! И вдобавок — три отеля класса люкс! Содержать и обеспечивать их всем необходимым — профессиональный подвиг. Даже в мае и июне, когда на остальных островах сообщение с материком прерывается из-за муссонов, сюда прибывают туристы. В основном с близлежащего малайзийского курортного острова Лангкави. На Липе и пляжи красивее. И еда вкуснее. И алкоголь дешевле.

На пляже Паттайя-Бич мелькают отсветы цветомузыки. Молодежь в баре «Барракуда» возлежит на коврах. Под головой — подушки, в руках — бокалы с коктейлями. Из мощных колонок звучит регги.

Знающие люди целыми днями нежатся на белом песке в отлогих бухтах у элитного отеля «Серендипити». Или на менее многолюдном пляже Сансет-Бич в северной части острова, в окружении скал, которые придают этому месту сходство с Сейшелами. Наряду с красотами на Липе немало и уродств. Чего стоят хотя бы горы мусора. Или беспорядочные нагромождения разных построек.

Но на какие только жертвы не пойдешь ради сохранения национального парка Тарутао! Миссия Липе — оттянуть на себя основную массу туристов, чтобы на остальных островах архипелага можно было сохранить более или менее нетронутую природу.

Чтобы погулять, поплавать или заняться дайвингом, отсюда отправляются на соседние острова. Например, на красавец Ко-Аданг, с его густыми джунглями, дикими пляжами, водопадами и горами, с которых открываются потрясающие виды. Там при желании можно переночевать в бунгало или в совсем простой бамбуковой хижине. Или в своей палатке.

Есть острова и поменьше, например Хин-Нгам, усыпанный галькой самых причудливых форм. На нем остановиться на ночлег негде. Обычно к вечеру туристы возвращаются оттуда на Липе, где есть водопровод, электричество, пиво, поп-музыка и развлечения.

Но оказавшись в переполненном ресторане «Рак Лэй Тай Фуд» перед дюжиной тигровых креветок в гриле, внезапно чувствуешь, что устал от цивилизации. И сразу тянет обратно. Туда, где встаешь с восходом солнца, а в девять вечера уже начинаешь сладко зевать от здоровой усталости.

Какой остров пожелаете, спрашивает агент в местном турбюро. Тарутао? Либонг? Крадан? Мук? Или, может, Хай?

Трудно выбрать. Но и ошибиться среди таких красот тоже сложно.

Потому что любой новый остров подойдет.

02.09.2015
Связанные по тегам статьи:
первозданность
В начале мироздания