Ноябрь, Венесуэла. Верхнее плато столовой горы Рорайма словно остров парит в небе на высоте более 600 метров над джунглями и тропическими саваннами.

«Куда идти дальше?»

Тропа, по которой двигалась группа, внезапно обрывается. Впереди — лишь дикие темные скалы, поросшие лишайниками. Мрачный каменный лабиринт, похожий на растрескавшийся ледник.

В неглубоких ложбинах притаились ярко-розовые лужи и торфяные болотца с кочками, покрытыми эндемичными растениями. Повсюду — причудливые нагромождения скал: ряды гигантских каменных грибов, развалины старинных замков и храмов, фигуры великанов, охраняющих вершину. Хищные растения с клейкими, свернутыми в воронку листьями-ловушками подстерегают добычу в расщелинах под пеленой тумана, который поднимается наверх из тропических лесов у подножия.

Плато на вершине столовой горы Рорайма окутано легендами. По одной из них, здешние пейзажи, описанные в отчете английской экспедиции, вдохновили Артура Конан Дойла на создание знаменитого фантастического романа «Затерянный мир».

Словно неприступная крепость, высится 2810-метровая Рорайма над джунглями на стыке границ Гвианы, Бразилии и Венесуэлы. Это самая высокая из 115 столовых гор Тепуи. Их мощные скальные массивы с обрывистыми склонами и плоскими вершинами — все, что осталось от некогда единого плато из песчаника, простиравшегося от побережья Атлантики до границы бассейна Амазонки. Оно было разрушено в результате эрозии около 70 миллионов лет назад. И с тех пор на изолированных от окружающего мира каменных островах сформировалась своя, особая экосистема.

В переводе с языка местных индейцев пемон «тепуи» означает «дом богов». Столетиями столовые горы Южной Америки влекли к себе многих искателей приключений.

Каждый находит здесь что-то свое. Для биологов — это уникальный и пока еще малоизученный музей эволюции под открытым небом. Заповедник эндемичных животных и растений, которых не встретишь больше нигде в мире. Для спелеологов — интереснейшая система пещер и туннелей, промытых в недрах скал дождевой водой. А для скалолазов вроде Штефана Гловача и Хольгера Хойбера — непокоренные отвесные склоны. Новые высоты.

Сейчас они скидывают с плеч рюкзаки. Перекидываются парой коротких фраз, делают глоток из фляжки. Стоят, прислонившись к скальному выступу. И смотрят в пустоту. В глазах — усталость. В ногах — свинцовая тяжесть. Кажется, даже эти закаленные спортсмены, за спиной у которых сложнейшие альпинистские маршруты мира, выбились из сил. Здесь наверху каждый шаг дается им с трудом.

«Стоило ли возвращаться?»

Хойбер и Гловач уже два дня в пути. С ними два молодых проводника из племени пемон, венесуэльский скалолаз Карлос Соса, фотограф Клаус Фенглер и репортер GEO. Еще засветло они поднялись на верхнее плато по южному склону, который называют «рампа». Он изрезан уступами, а потому подъем по нему сравнительно прост. Но вершина горы для них — лишь промежуточный этап. Они должны пересечь все плато вплоть до северного края Рораймы. Спуститься с него на тросе. И потом вскарабкаться обратно по отвесной стене, которую еще никто не покорил.

Рискованный план. На севере плато заканчивается узким выступом «Ла Проа» («нос корабля») с гладкими 800-метровыми отвесными стенами. Трещины и выступы на них так малы, что зацепиться почти не за что. А мощные северо-западные ветры круглый год гонят из Гвианы грозовые тучи. Полгода назад Хойбер и Гловач уже пытались покорить северный склон. Но вынуждены были повернуть обратно на полпути.

И вот они снова здесь, чтобы взять реванш. Сейчас от заветного края плато их отделяют каких-то 10 километров. Оттуда они спустятся по отвесной стене к последней точке, достигнутой в прошлый раз. И пройдут маршрут до конца.

Откуда же эта тяжесть в ногах? Не от головокружительной высоты. Не от страха снова потерпеть поражение. Проблема в другом. Они не знают, правильно ли сделали, что вернулись. Удастся ли им справиться с тяжелыми воспоминаниями, которые навевает им это место?

Ведь в прошлый раз они были здесь втроем.

Примерно двумя годами ранее, БаварияЧитать дальше >>>