Из тени под акацией на пыльную дорогу выходит военный и, передернув затвор, наводит автомат на лобовое стекло. Наш водитель Ларо глушит мотор. Испуганно выбираемся из машины. Солдат вздергивает дуло автомата вверх. «Рубашку подними, — поясняет наш гид Али-Баба. — Он хочет убедиться, что на нас нет поясов шахида!»

Слушаем и повинуемся. Похоже, наша поездка по Мали, в которую мы отправились две недели назад, закончится прямо сейчас.

С моего последнего приезда в Мали прошло не так уж много времени. В январе 2013 года я сопровождал миссию «Сервал» — операцию французских вооруженных сил, которые по просьбе правительства Мали прибыли в страну, чтобы подавить восстание туарегов и поддержавших их исламистских группировок. Тогда столица страны Бамако могла в любой момент пасть под натиском джихадистов. Лишь в последний момент французским войскам удалось оттеснить их обратно на север страны.

Неужели «воины Аллаха» всерьез планировали захватить двухмиллионный мегаполис на берегах Нигера? Вряд ли. Скорее всего, их целью был захват заложников. В Бамако работают шесть тысяч «тубабу» — так в Мали называют экспатов из Европы и Америки. Вот лакомая добыча для террористов. Если бы тогда в их руках оказались белые, они могли бы шантажом добиться международного признания своего «халифата». Что изменилось в Мали с тех пор? Чтобы выяснить это, я снова прилетел в Бамако и отправился в путешествие по стране.

Первые 250 километров пути из Бамако в сторону города Сегу, расположенного на севере — самые скучные. Здесь власти Мали строят первое скоростное шоссе. Вернее, строят его... китайцы. Типичная картина для современной Африки: потные лица чернокожих рабочих и китайский инженер, бесстрастно взирающий на них.

Но сразу за Сегу пейзаж меняется: залитые водой рисовые плантации, поля проса с колосьями выше человеческого роста. Луга с сочной травой, на которых пасутся коровы и козы. Как совместить эту идиллию с нашими представлениями о бедной африканской стране? Ведь в мировом рейтинге человеческого развития Мали занимает 182 место, уступая даже Афганистану.

Главный источник богатства в Мали — река Нигер. А она протекает только на юге страны. Много поколений назад в Мали существовала особая «оккультная география», рассказывает самый известный малийский писатель Амаду Хампате Ба. В ней реальные объекты соседствовали с мифологическими. И самым богатым местом на Земле, раем для хлебопашцев, скотоводов, рыбаков, охотников и торговцев, считался «верблюжий горб». Такова форма изгиба главного русла Нигера на территории Мали.

Держим путь на Дженне. Этот город на берегу реки Бани, впадающей в Нигер, считается колыбелью малийской цивилизации. Здесь добывается главный строительный материал в стране — глина. Из чего Аллах создал первого человека? Конечно, из глины. Рецепт творца прост: смешать глину с водой, коровьим навозом, соломой из проса, добавить немного масла из семян дерева ши. И готово.

Судя по всему, состав, из которого Всевышний слепил человека, универсален. Во всяком случае, из точно такого же стройматериала в Дженне возводили городскую мечеть Джингеребер — символ Мали. Два минарета и множество башен высятся над глинобитными стенами толщиной до 60 сантиметров. «Есть одна тайна, которую знаем только мы, каменщики, — уверяет Большой Йону, который считается самым опытным зодчим своего поколения. — Кто выдаст эту тайну, умрет на месте». Но тут же сам едва не проговаривается, спохватившись лишь в последний момент: «Секрет, о котором я толкую, заключается в том, что в кладке есть особые кирпичи — камни-обереги. Но где они находятся, я вам ни за что не скажу!»

А если мы сами поищем? «Неверным в мечеть вход воспрещен. Таблички что ли не видели?» Видел, конечно. Но Дженне не похож на оплот религиозных фанатиков. Живое доказательство тому — Гельфе Траоре. Он сын имама, но ходит в джинсах и футболке и занимается бизнесом «по милости Аллаха». Траоре говорит мне шепотом: «Я проведу тебя внутрь за 25 франков. Жди у черного хода».Читать дальше >>>