Глухой удар о стенку хорошо слышен в абсолютной тишине зала. Второй номер, с разбега подпрыгнув и оттолкнувшись от вертикальной стены, перехватывает мяч и тут же коротким замахом отправляет его в стенку противника. Четверо мужчин, два на два, в белых одеждах и красных шейных платках легко передвигаются по площадке, методично осаждая друг друга ударами маленького тяжелого мяча. В зале — абсолютная тишина, зрители молча следят за «спектаклем».

Судья — словно дирижер. Он даже не смотрит на площадку. Он ее слышит. Вот удар — и мяч принят. А этот удар и металлический звон — мяч ушел в аут. Очко нападающим. Снова удар — подача. Игроки совершают акробатические пируэты и прыжки, метая пращами мяч со скоростью до 300 километров в час. «Самый быстрый спорт с мире», — шутит сосед по ложе.

Имя этому спорту — цеста-пунта, игра пастухов, которые так же, но только в далеком прошлом, защищали свои стада от волков камнями и пращами. Дело происходит в Сен-Жан-де-Люза, небольшом приграничном городке на юго-западе Франции.

Это — земля Басков. Вернее, одна из семи ее исторических провинций — Лапурди. Люди появились здесь еще во времена палеолита. Они называли себя тарбелы. Видимо, с ними баски и имеют общие корни. Хотя наверняка этого никто не знает, ведь современная Европа говорит на языках, пришедших с востока. Впрочем, то же можно сказать и о письменности. А в то время, когда римляне завоевывали Иберийский полуостров, местные племена искусством письма еще не владели. Потому о прошлом басков нам ничего не известно. Ясно только одно: баски — коренные жители этих мест.

Почему римляне не ассимилировали их так же, как они поступали со всеми покоренными народами, насаждая латынь? Вероятнее всего места, где те жили — Кантабрийские Кордильеры и Пиренеи — оказались просто труднодоступными для римских легионов. Так, на долгие века баски оказались отрезанными от внешнего мира, сохранив тем самым единственный в своем роде, не похожий ни на один из существующих, оригинальный язык.

Действительно ли баски, в отличие от испанцев или французов, такие особенные? Да, уверяют медики, на генетическом уровне. 25 процентов населения имеет отрицательный резус-фактор, и 55 процентов — редкую для европейцев первую группу крови.

На улицах Сен-Жан-де-Люза горожане гуляют целыми семействами. Все мужчины — в черных беретах, национальном головном уборе. Береты, береты... Они повсюду. В сувенирных лавках, на посетителях кафе, на картинах, выставленных тут же на улице. Даже на девушке в окне небольшой лавочки, торгующей chorros — длинными обжаренными ломтиками заварного теста.

Говорят, это лакомство придумали пастухи в баскских горах. Однако португальцы утверждают, что этот рецепт привезли они. А точнее выкрали его у китайского императора, еще тогда, когда они держали юг Африки от всех на надежном замке. «Зачем же для этого надо было так далеко плавать?» — с юмором спрашивает пожилой мужчина, стоящий рядом со мной в лавкe: «Спросили бы у нас. Нам рецептом поделиться не жалко».

На пирсе, прямо у рыбацкого причала, готовится Праздник тунца. Город существует в основном за счет рыбной ловли. Мои соседи по пирсу регулярно, раз в два дня, выходят в Бискайский залив, а вечером возвращаются с уловом сардин и тунца. От этого пирс пахнет рыбой еще два часа после ее разгрузки. Интересно, как они раньше разгружали тут туши китов? Баски всегда славились своими умениям в ловле рыбы: уже в первой половине XVI века они охотятся на китов и ведут рыбный промысел у берегов Ньюфаундленда!

С Бискайским заливом и басками связана одна забавная история, произошедшая с немцем-мореплавателем. Проходя залив в одиночку, он попадает в сильный шторм, что совсем не редкость для здешних мест даже летом. Находящийся рядом сухогруз, который он просит о помощи, после нескольких попыток взять его на буксир, оставляет эту затею. Уж слишком высоки волны — не подойти: можно разбить яхту в щепки. Капитан сухогруза предлагает на выбор: либо мореплаватель перебирается на судно, либо они уходят. Немец выбирает второе. Но тут в радиоразговор вмешивается французская береговая охрана. Прослушивая эфир, она, пригрозив личной ответственностью, требует от капитана сухогруза снять немца с яхты. Чему капитан, впрочем, вынужден подчиниться, а яхта в шторм остается без шкипера.Читать дальше >>>