Новости партнеров


GEO приглашает

Летний фестиваль комедий «Итальянские истории» — продолжается в новом сезоне. Откроется он премьерой комедийного блокбастера — «Захочу и соскочу. Мастер-класс» Сиднея Сибилии с Эдоардо Лео и Гретой Скарано в главных ролях


GEO рекомендует

Чайник VITEK VT-7051 прозрачный, как вода, поэтому будет гармонично смотреться на любой кухне. Дополнительное преимущество модели — сертифицированный английский контроллер Strix. Благодаря ему чайник проходит не менее 3 000 циклов закипания и может прослужить в пять раз дольше обычного


Новости партнеров

Смутьян

Уроки геополитики: в начале XIX века бывший уличный бандит Мухаммед Али становится губернатором Египта — одной из провинций Османской империи. Спустя тридцать лет он объявит войну своему правителю и разобьет его армию. Египетские войска нацелятся на Стамбул, но тут в дело вмешаются европейские страны, которым не выгоден крах империи
текст: Ральф Берхорст
Everett Historical Shutterstock

Летом 1839-го у правителя Османской империи, султана Махмуда II, заканчивается терпение. Он решает наконец поставить на место зарвавшегося главу одной из своих провинций — губернатора Египта Мухаммеда Али, который уже три десятка лет безгранично правит регионом и за это время стал самым опасным противником султана. 24 июня в битве при Незибе, небольшом городке на границе сегодняшних Турции и Сирии, сходятся 40-тысячная османская армия и 50-тысячная египетская.

Турки терпят сокрушительное поражение: солдаты султана плохо обучены, а командиры трусливы. Получив приказ к отступлению, турки бросают оружие, срывают с себя униформу и бегут с поля боя. Османскому султану не суждено узнать об этом позоре: спустя несколько дней 53-летний Махмуд II умрет — предположительно от туберкулеза.

Османская империя стоит на краю пропасти. Командующий турецким флотом направляет армаду в Александрию и передает командование кораблями губернатору Египта Мухаммеду Али.

У 70-летнего наместника Османской империи в Египте немалые аппетиты: он требует для своего клана вечного господства над Египтом и Сирией. Хуже того: своими интригами он подталкивает европейские державы к войне на Ближнем Востоке.

Закат Османской империи начинается еще в конце XVIII века. Две проигранные войны против России ослабляют Стамбул. В 1783 году турки теряют полуостров Крым и другие области на черноморском побережье, которыми они владели веками. В Египет, один из самых процветающих регионов Османской империи, в 1798-м вторгаются французские войска под командованием Наполеона. А во многих других провинциях — Албании и Болгарии, например — командуют местные военачальники с собственными вооруженными отрядами.

В 1789 году на османский престол восходит султан Селим III. Он пытается укрепить вертикаль власти с помощью реформ, в том числе и в военной сфере. Но его план по модернизации войск по европейскому образцу заканчивается путчем янычар — пехотинцев «старой школы». В 1807-м восставшие берут Селима III под стражу, а год спустя убивают его. Теперь Османской империей правит его двоюродный брат Мустафа IV. В европейских столицах в обиход входит выражение «больной человек Европы» — кажется, дни Османской империи сочтены.

В годы этой смуты начинает свое восхождение к вершинам власти человек, который станет главной внутренней угрозой империи. Мухаммед Али родился в 1769 году на севере современной Греции — в городе Кавала на берегу Эгейского моря. О его семье известно мало: отец Мухаммеда командовал охранниками, которые по ночам дежурили на подъездах к городу. Позднее Мухаммед Али будет скрывать свое происхождение: «Своими успехами я не обязан никому, кроме себя самого».

Впрочем, в этих словах не было лукавства. Когда Мухаммеду исполняется 15 лет, он решает, что родители слишком балуют его — и составляет программу закалки. Юноша голодает, не спит и не успокаивается, пока не станет лучшим «во всех видах физических упражнений» среди сверстников. Так он стремится закалить тело и дух.

В школу он не ходит, читать научится лишь к сорока годам. Сначала он помогает отцу торговать табаком, потом находит занятие поинтереснее: сколотив уличную банду, Мухаммед начинает «решать проблемы» — например, по поручению властей «вышибает» долги из неплательщиков. В какой-то момент его банда перегибает палку, забив до смерти пойманного убийцу.

ЭТОТ БАНДИТИЗМ так досаждает дяде Мухаммеда, управляющему Кавалой, что тот ищет любой способ сослать своего племянника подальше. В конце концов он отправляет его в Египет заместителем командира отряда из 300 человек. Им предстоит на стороне османских войск воевать против французских оккупантов. Здесь-то и пригождаются бойцовские качества Мухаммеда Али — он быстро вырастает в должности до заместителя командира всего экспедиционного корпуса.
В его подчинении четыре тысячи солдат, в основном албанцы.

В 1801 году британские и османские войска выгоняют французов из Египта. Вскоре после этого иностранные армии покидают регион. Но в стране неспокойно: мамлюки — военная каста, созданная некогда из рабов — не желают подчиняться указаниям из Стамбула.

Мухаммед Али остается в Египте. В 1803 году командира албанского отряда убивают янычары, и Мухаммед занимает его пост, став одним из самых влиятельных военачальников на берегах Нила.

Он наотрез отказывается помогать новому губернатору в борьбе против мамлюков. Наоборот: объединившись с мамлюкскими князьями, Мухаммед Али арестовывает наместника султана. Растет его популярность среди религиозных сановников, купцов и простых горожан. В нем видят сильного человека, способного защитить египтян от произвола турок, обложивших Каир грабительскими налогами.

В конце концов правители Османской империи не могут больше игнорировать авторитет Мухаммеда Али: в июле 1805 года этот 35-летний чужак становится губернатором Египта в ранге паши — а ведь всего четыре года назад он приехал сюда, почти не зная арабского языка.

Возможно, в Стамбуле его рассматривают как временного наместника. Но когда через год решено перевести Мухаммеда Али на службу в Македонию, он просто-напросто отказывается покидать свой пост. И султан уступает.

А бывший уличный рэкетир тем временем методично укрепляет вертикаль власти. Для начала он отменяет налоговые льготы для религиозных ученых, которые помогли ему прийти к власти. Стоит им начать протестовать, как он тут же изгоняет из Каира их лидера.

Затем приходит черед мамлюков. В 1811 году губернатор приглашает мамлюкских князей с их свитами на торжества в свою резиденцию в Каирской цитадели — и расстреливает более четырехсот гостей. После чего солдаты Мухаммеда Али отправляются убивать мамлюков и грабить их дома по всему Египту. Жертвами чудовищной резни становятся четыре тысячи человек.

Стамбул терпит и это. У султана Махмуда II, правящего слабеющей империей с 1808 года, попросту нет войск, чтобы сместить с должности Мухаммеда Али. Господство султана вообще неустойчиво: на Балканах восстают сербы. Их поддерживает Россия, с которой Османская империя ведет войны в 1806-м и 1812-м годах. Султану удается на какое-то время подавить мятеж, но в 1817 году он вынужден признать автономию Сербского княжества.

Мухаммед Али назначает сыновей и родственников на ключевые посты. Говорят, что уже в 1808 году он начинает строить в Каире семейный мавзолей — явный признак того, что он считает себя не временщиком, а основателем новой правящей династии.

Губернатор реформирует всю страну. Цель изменений — укрепить власть семьи. Он приказывает обмерять земельные участки и регистрировать результаты в кадастровых книгах. Аннулирует права прежних землевладельцев — и вводит прямой контроль над всеми доходами с наделов. Облагает налогами земли, которые раньше были освобождены от дани — например, если доход шел на поддержание мечетей. Налоги отныне полагается платить напрямую государству, минуя откупщиков. Такая централизация власти позволяет губернатору Египта жестко контролировать свои владения.

Он вводит монополию на крупу, рис и сахар. Отныне крестьяне должны продавать урожай государству по ценам ниже рыночных, а сбыт товаров в стране и за границей контролируют чиновники губернатора. В результате к 1821 году доходы бюджета увеличиваются в шесть раз.

С 1822 года вводится обязательная служба в армии для крестьян. Призывников обучает ветеран наполеоновской армии. За десять лет армия пополняется 130 тысячами солдат. Офицеров набирают из турецкоговорящей элиты, египтяне служат только в качестве рядовых.

Любой бунт против призыва жестоко подавляется. Отчаявшиеся египтяне калечат себя, чтобы избежать призыва: натирают глаза крысиным ядом, теряя на время зрение, отрубают себе пальцы. В ответ всемогущий губернатор создает отдельные батальоны из увечных.

В результате реформ в Египте возникает современная армия и эффективный государственный аппарат. В казну текут огромные доходы. Обо всем этом в Стамбуле могут только мечтать. Махмуд II, султан Османской империи, несколько раз даже просит помощи у своего наместника. И тот идет навстречу — в 1812-1813 годах египетские войска отвоевывают у ваххабитов Мекку и Медину.

А когда на Пелопоннесе греки поднимают восстание с требованием независимости, султан посылает туда египетскую армию (до этого он пытался подавить мятеж собственными силами — безуспешно). В июле 1824-го египетский флот и 18 тысяч солдат отправляются в Грецию под командованием Ибрагима, старшего сына Мухаммеда Али. К их ногам падают город за городом. В 1827 году египетские войска покоряют Афины.

Этот триумф вызывает серьезное беспокойство в Европе, где многие сочувствуют грекам, считая их восстание борьбой христиан против господства мусульман. Правительства Великобритании и Франции думают о том, как использовать греческий мятеж в своих геополитических интересах.

У Мухаммеда Али прекрасно развито дипломатическое чутье. По своим каналам он узнает о том, что европейские державы готовы поддержать греков, вступив в войну с Османской империей и предупреждает правителей в Стамбуле об изменении настроений в Европе, но султан настроен решительно. Он не отказывается от намерения подавить восстание греков, даже когда в Эгейском море появляется франко-британо-русская флотилия. 20 октября 1827 года европейские союзники уничтожают османский и египетский флот.

Тогда Мухаммед Али начинает переговоры с британско-французско-российским альянсом и выводит свои войска из Греции. Махмуд II продолжает войну. Россия переходит в наступление на позиции Османской империи на Кавказе и на Балканах. Султан снова просит Мухаммеда Али о помощи, но получает отказ. В 1832 году Османской империи не остается ничего другого, как признать независимость Королевства Греция.

В самом Египте Мухаммед Али готовится к новым сражениям: он приказывает строить военные корабли, укреплять побережье, отливать пушки, ковать мечи, заполнять склады боеприпасами.

К 1831 году египетский губернатор уже готов к войне со своим правителем. В конце октября он отправляет своего сына Ибрагима с армией и флотом на северо-восток.

Хорошо вооруженные египтяне одерживают победу за победой. В мае 1832 года Ибрагим захватывает город Акко на севере Палестины, а чуть позже — Дамаск и Алеппо, оккупируя всю Сирию.

В конце июля Ибрагим вторгается в анатолийскую глубинку Османской империи. В декабре он разбивает турок в сражении при Конье. До Стамбула — примерно пятьсот километров, и у султана уже нет войск, способных сдержать египтян.

Ибрагим готов взять столицу Османской империи, сместить Махмуда II и объявить его несовершеннолетнего сына новым султаном. Но расчетливый губернатор Мухаммед Али не спешит отдавать приказ идти на Стамбул. Во-первых, результаты военной кампании уже превзошли все его ожидания: он хотел «всего лишь» завоевать Сирию. Во-вторых, он знает, что триумф его войск в Анатолии серьезно беспокоит Европу.

После Венского конгресса 1815 года Австрия, Великобритания, Россия и Франция создали неформальный альянс, решив, что впредь все геополитические конфликты должны решаться без нарушения сложившегося баланса сил. В Европе всерьез опасаются, что распад Османской империи приведет к опасному политическому вакууму.

Австрия озабочена расширением российского влияния на Балканах. Франция и Великобритания не хотят усиления России на Черном море и в средиземноморском регионе. Ведь если Османская империя рухнет, Россия может взять под контроль стратегически важные проливы Босфор и Дарданеллы, связывающие Черное и Эгейское моря.

В Российской империи, в свою очередь, боятся, что англичане и французы отрежут доступ к Средиземному морю и сами проникнут в Черное море. До сих пор соглашение с султаном обязывало османского правителя гарантировать свободное движение торговых судов, но не пускать через Босфор и Дарданеллы иностранные военные корабли. Если же падет Стамбул, то баланс сил в регионе будет нарушен.

Осознавая свое бессилие, Махмуд II обращается к бывшему врагу — России — и просит о военной поддержке в борьбе с армией египетского губернатора.

Русские согласны помочь: они ни в коем случае не хотят допустить, чтобы вместо слабого султана Босфор контролировал египетский губернатор с его мощной армией. В январе 1833 года российские дипломаты приезжают в Александрию и предостерегают Мухаммеда Али от взятия Стамбула. Параллельно с этим Великобритания тоже дает понять, что не потерпит разгрома Османской империи.

И Мухаммед Али распоряжается остановить наступление. В мае 1833 года в Стамбуле противоборствующие стороны подписывают соглашение: мятежный египетский губернатор сохраняет свой пост, его сын Ибрагим становится наместником в сирийских провинциях.

Османский правитель Махмуд II номинально остается повелителем Мухаммеда Али и его сына. Но мириться с позорным поражением султан не желает. Он планирует сначала отвоевать Сирию, а потом, если позволят обстоятельства, избавиться от дерзкого египетского наместника.

Поскольку соглашение не является международным пактом (формально это не более чем простая договоренность с противником), султан Махмуд II не намерен долго соблюдать перемирие.

Это понимает и Мухаммед Али: он может потерять все. К тому же султан заключает оборонительный союз с русским царем — Россия становится покровителем Османской империи. Этим недовольны англичане и французы. Они винят именно губернатора Египта в усилении российского влияния на Стамбул.

Проходит всего несколько лет, и Мухаммед Али снова идет на конфронтацию со Стамбулом. В мае 1838 года он дает знать европейским консулам в Александрии, что готов объявить о независимости Египта.

Губернатору уже почти 70 лет. Он хочет наконец получить абсолютную власть на Ниле — и ради этого готов рискнуть всем, что у него есть.

По дипломатическим каналам Великобритания, Франция, Австрия и Россия удерживают Мухаммеда Али от реализации этого плана. Европейские державы, несмотря на все свое соперничество и напряженные отношения, едины во мнении: ради мира на Ближнем Востоке надо сохранить статус-кво.

Мухаммед Али сначала идет на уступки. Приняв британского и российского консулов, он объявляет им, что готов отказаться от провозглашения независимости Египта. Вот только взамен турецкий султан должен своим указом гарантировать ему и его наследникам пожизненный губернаторский пост и господство не только над Египтом, но и Сирией. Эти требования беспрецедентны по своей наглости.

Султан Махмуд II окончательно решает применить силу против своего наместника. Он просит поддержки в Европе — тщетно. Европейские державы не хотят обострения на Ближнем Востоке. И тогда султан, чье здоровье уже сильно подорвано, решает действовать в одиночку.

Чтобы покорить египетского выскочку, османский правитель собирает в Анатолии армию из 70 тысяч солдат.

В середине мая 1839 года его войска форсируют Евфрат, переходят на западный берег реки и вторгаются во владения Мухаммеда Али. Как вскоре выяснится, это была роковая ошибка султана.

Египетский губернатор приказывает своему сыну Ибрагиму начать контрнаступление.

24 июня 1839 года Ибрагим наносит войскам султана сокрушительное поражение в битве при Незибе. Тремя неделями ранее там закрепился корпус османской армии, но большинство турецких солдат не имеют никакого боевого опыта, а офицеры плохо обучены. Сын Мухаммеда Али начинает сражение с массированного артиллерийского обстрела, и многие османские подразделения тут же в панике бегут с поля боя, побросав оружие. Исход битвы был решен практически сразу же, хотя в итоге потери турок составили не более четырех тысяч человек — египтянам было просто не с кем сражаться.

Сообщение о разгромном поражении сеет ужас в Стамбуле. Катастрофу усугубляет смерть султана Махмуда II. Командующий военно-морским флотом Османской империи отдает свои корабли египетскому бунтарю — возможно, из опасения, что иначе новый великий визирь передаст флот рус­скому командованию.

Новоиспеченный правитель — 16-летний сын покойного султана Абдул-Меджид, еще слишком молод, чтобы разбираться в государственных делах. Тут же помиловав Мухаммеда Али, он гарантирует ему наследственную власть в Египте, как только паша освободит все остальные оккупированные им территории, в том числе Сирию.

Но теперь Мухаммеду Али этого уже мало. Он требует дальнейших уступок от османского руководства. Ситуация грозит выйти из-под контроля: если египетский наместник не умерит свои аппетиты, то в конфликт неминуемо вмешаются Россия, Франция или Великобритания. И тогда региональный кризис перерастет в большую войну.

По инициативе австрийского правительства «великие державы» (таким неформальным статусом в первой половине XIX века обладали Великобритания, Россия, Австрия, Пруссия и Франция) 27 июля 1839 года через своих послов вручают Стамбулу ноту: отныне османский султан больше не должен принимать политические решения по «восточному вопросу» без участия пяти ведущих государств.

Де-факто это означает, что европейские державы объявляют султана недееспособным. Небывалое унижение! Однако у юного правителя Османской империи нет выбора. 22 августа 1839 года османское правительство просит «великие державы» урегулировать конфликт с Мухаммедом Али.

Совместные действия европейцев, однако, не могут скрыть глубоких разногласий между Великобританией и Францией.

Англичане, чей министр иностранных дел называет Мухаммеда Али «бандитом» и «варваром», готовы отдать ему контроль над Египтом, но не потерпят его власти над Сирией. Потому что Сирия — это не только контроль над сухопутными торговыми путями между Средиземным и Красным морями, но и дорога к Персидскому заливу, важнейший маршрут в Индию и другие британские колонии.

Французы, наоборот, в восторге от «успешного политика» и «гениального стратега» Мухаммеда Али и считают его «ближневосточным Наполеоном». Правительство в Париже видит в губернаторе Египта потенциального союзника, способного ограничить влияние Великобритании в Средиземноморье — и поэтому требует расширить его владения.

На переговоры уходит несколько месяцев — безрезультатно. Австрия, Россия, Великобритания и Пруссия больше не желают мириться с позицией Франции.

В июле 1840 года представители четырех держав встречаются в Лондоне втайне от французов. Приняв «Конвенцию об умиротворении Леванта», они делают Мухаммеду Али предложение: если он вернется в подчинение османскому султану, то получит наследственную власть над Египтом, а до конца своей жизни сможет править Южной Сирией.

На самом деле это ультиматум — европейские державы дают Мухаммеду Али десять дней, чтобы согласиться. Иначе они отзовут предложение о его пожизненном контроле над Южной Сирией, а еще через десять дней — и о правлении в Египте.

И в любом случае губернатор Египта должен вывести свои войска из других контролируемых районов (Анатолии, Сирии, Аравии и острова Крит), а также вернуть в Стамбул османский флот.

Иначе, выражаясь языком дипломатии, союзники «объединят свои усилия, чтобы заставить Мухаммеда согласиться на урегулирование».

Французов ставят в известность об этих ультиматумах позже — Париж в бешенстве. Правительство Франции объявляет мобилизацию и начинает укреплять сооружения на границах с Германским союзом. Внезапно наступает то, чего все так боялись: региональный конфликт на Ближнем Востоке может спровоцировать войну в самой Европе.

16 августа 1840 года «Лондонскую конвенцию» вручают Мухаммеду Али. Британский адмирал ждет его ответа в Александрии. Могущественный губернатор, рассчитывая на помощь французов, игнорирует ультиматумы.

Мухаммед Али не догадывается, что его позиции гораздо слабее, чем ему кажется. В Ливане с июня растет недовольство египетскими оккупантами. 11 сентября, через шесть дней после истечения срока последнего ультиматума, союзники переходят от слов к делу: британский флот при поддержке небольшой австрийской эскадры расстреливает из пушек Бейрут. После этого в Ливане высаживается османский десант. Вместе с британскими войсками они отбивают у египтян несколько городов.

Юный султан Османской империи Абдул-Меджид объявляет о том, что Мухаммед Али свергнут. В Ливане вспыхивает восстание против египетских оккупантов. Англичане раздают повстанцам двадцать две тысячи мушкетов. В октябре британско-османские войска входят в Бейрут, а еще через месяц — в Акко.

Между тем король Франции Луи-Филипп, озабоченный дипломатической изоляцией своей страны, отправляет в отставку правительство.

Это переломный момент в войне нервов. Новое правительство Франции готово на компромиссы. К тому же после поражения египтян в Сирии французская «партия войны» теряет влияние.

Мухаммед Али, трезво оценив положение, соглашается на новые переговоры. 27 ноября 1840 года он подписывает перемирие и приказывает своему сыну уйти из Сирии. Османский флот отправляется обратно в Стамбул.

7 июня 1841 года в Александрию прибывает посланник из Стамбула. В торжественной обстановке он зачитывает послание от султана Османской империи, в котором тот гарантирует Мухаммеду Али и его потомкам наследственное правление в качестве губернаторов Египта. Мечта строптивого наместника о новой ближневосточной империи рухнула. Однако этот человек, которому уже за семьдесят, достиг главной цели своей жизни: отныне на берегах Нила будет пожизненно править его династия.

При этом Мухаммед Али обязан сократить армию до 18 тысяч человек. Кроме того, он по-прежнему будет платить дань Стамбулу. И сможет строить военные корабли только с разрешения султана.

Кризис на Ближнем Востоке благополучно разрешен, Османская империя — временно — спасена. 13 июля 1841 года европейские державы подписывают соглашение, по которому иностранным военным кораблям запрещено в мирное время проходить через Дарданеллы и Босфор.

Тем самым российский флот по-прежнему отрезан от Средиземного моря, а британские и французские корабли, наоборот, не могут заходить в Черное море. Мир в Европе сохранен.

Летом 1846 года Мухаммед Али наносит визит в Стамбул — столицу Османской империи, краха которой он почти добился. Султан Абдул-Меджид принимает губернатора провинции благосклонно, словно никаких конфликтов и не было.

Через год стремительно дряхлеющий египетский правитель передает власть своему сыну Ибрагиму. Говорят, что начавший терять ясность ума Мухаммед Али в последние дни жизни грезил о вторжении в Китай. 2 августа 1849 года он умирает в своем дворце в Александ­рии.

Гроб с телом Мухаммеда Али доставляют по Нилу в Каир. Затем после поминальных молитв его переносят в мавзолей в Цитадели. На церемонию прощания с почившим основателем новой династии собирается почти весь огромный семейный клан.

Среди скорбящих нет лишь внука Мухаммеда Али Аббаса, который стал губернатором Египта после умершего годом ранее Ибрагима. У Аббаса нет никакого желания почтить память деда, он даже не объявляет траур — в день похорон в Каире работают все государственные учреждения и открыты все магазины.

Лишь немногие египтяне провожают в последний путь человека, который железной рукой правил их страной более сорока лет. Под властью этого «фараона» они, возможно, страдали даже больше, чем их предки тысячи лет назад.

Потомки Мухаммеда Али будут править Египтом вплоть до начала 1950-х годов. В 1952-м в результате путча король будет свергнут, а год спустя в стране упразднят монархию и провозгласят республику.

Правящая династия, основанная бывшим уличным бандитом, переживет Османскую империю на тридцать лет.

13.03.2015