Подобные акции летчиков стали за последние год-полтора настолько регулярными, что в Германии, вероятно, уже считают неправильным месяц, в котором не было забастовки в «Люфтганзе» или ее «дочке» — Germanwings.

Немцы, впрочем, подходят к забастовке с той же основательностью, что и ко всему прочему. За много лет в «Люфтганзе» отработан четкий механизм действий на такой случай. На авиапассажирах отмены рейсов сказываются меньше, чем в большинстве прочих компаний.

Вечером накануне забастовки на сайте «Люфтганзы» всегда можно найти список аннулированных рейсов — и при желании тут же сменить дату или время перелета. Наличие дочерних компаний в Швейцарии, Австрии и Бельгии позволяет «Люфтганзе» пересадить транзитных пассажиров на свободные места на их рейсах. Кроме того, недавно появился новый прием — пассажирам оставшихся в расписании рейсов в день забастовки тоже предлагают при желании сменить дату, что освобождает дополнительные места для тех, кто непременно хочет улететь прямо сейчас. Наконец, договор с немецкими железнодорожниками позволяет отправить пассажиров внутригерманских рейсов поездами. Сменить авиабилет на железнодорожный можно прямо на сайте «Люфтганзы» или в ее киоске самостоятельной регистрации.

Правда, забастовки теперь стали столь частыми, что кнопку «сменить билет "Люфтганзы"» впору вводить уже и в билетные автоматы «Дойче Бан» на всех железнодорожных вокзалах Германии. Нынешняя забастовка — двенадцатая по счету

В общем, развезти застрявших пассажиров у «Люфтганзы» обычно получается быстрее, чем у конкурентов. Но потери от постоянных забастовок тем не менее значительны, хотя и не делают пока компанию убыточной. Пилоты требуют сохранения высоких зарплат, а также уникальных социальных гарантий (которые позволяют им выходить на пенсию за три года до наступления пенсионного возраста). Эта роскошь - плоды времен, когда не было конкуренции со стороны бюджетных перевозчиков и богатых авиакомпаний из стран Персидского залива.

Дискаунтеры платят своим пилотам гораздо меньше и экономят на социальных гарантиях — за счет найма и размещения персонала в иных странах. Таким образом бюджетные авиалинии имеют в итоге конкурентное преимущество, которое отражается в ценах на билеты. «Люфтганза» же, как и многие другие «старые» перевозчики, стремится из-за этого вывести побольше рейсов в бюджетный сегмент — в частности, в дочерние компании Germanwings и Eurowings, где пилотам можно платить меньше. Аналогичный маневр удался не так давно австрийской «дочке»«Люфтганзы» — все рейсы Austrian Airlines формально переведены в региональную компанию Tyrolean Airways, у пилотов которой условия менее выгодные.

Профсоюзы пилотов и бортпроводников противостоят таким мерам как могут. К примеру, летчики «Эйр Франс» устроили беспрецедентную полумесячную забастовку в минувшем сентябре. Они сорвали планы по расширению бюджетного бизнеса французского национального перевозчика, ухудшив тем самым его экономическое положение. В крайних случаях подобная борьба профсоюзов за права своих членов может и вовсе кончиться крахом компании — после чего потери пилотов будут еще больше, чем при переходе в бюджетную «дочку».

Впрочем, немецкие профсоюзы, хоть и проводят забастовки длительностью от одного до трех дней почти ежемесячно, пока не достигли размаха французских коллег. Зато фантазия у них работает отменно — почти каждый забастовочный день не похож на предыдущий. Отменяются либо только европейские рейсы, либо только дальние (варианты — франкфуртские или мюнхенские, вылеты дочерней Germanwings, рейсы на самолетах «Эйрбас» и тому подобное). Бывают и комбинации — например, только европейские рейсы из Мюнхена. Эта очередность, среди прочего, служит и минимизацией ущерба для пассажиров — одни и те же маршруты не остаются надолго без сообщения.

На момент написание этого текста никакого существенного прогресса в переговорах авиакомпании и ее пилотов достигнуто не было. 

  geo_icon