Сайты партнеров




GEO приглашает

14 декабря в Концертном зале им. Чайковского Московской филармонии пройдет концерт музыкантов без дирижера — персимфанс, то есть первый симфонический ансамбль. Более 60 музыкантов из Москвы и 20 из Дюссельдорфа исполнят увертюру «Эгмонт» Бетховена, любимого композитора Ленина, и «Октябрь» Иосифа Шиллингера, официального «государственного композитора» революционного времени


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Сибирские каникулы

Корреспондент GEO отправилась в зимнее путешествие на Байкал, чтобы испытать внедорожники «Ниссан»
текст: Юлия Земцова
фото: NISSAN

Белая равнина уходит за горизонт. Ледяная поверхность озера, припорошенная снегом, блестит и переливается под ярким зимним солнцем. Вдалеке, прямо по льду, поднимая фонтаны снежной пыли, несется автомобиль. Он сильно петляет, потом резко тормозит, почти на месте разворачивается на сто восемьдесят градусов и снова уносится прочь. Здесь, на льду замерзшего Байкала, компания «Ниссан» проводит тест-драйв своих внедорожников. В таких экстремальных условиях можно в полной мере оценить все плюсы и минусы полного привода.

Мы примерно в ста метрах от берега. Выстроившись в ряд, словно на старте, стоят ниссановские бестселлеры: «Навара», «Пасфайндер», «Кашкай» и «Патрол». Под колесами автомобилей – совершенно прозрачный лед толщиной метра полтора. Кажется, что если приглядеться получше, можно увидеть дно. Но на самом деле это маловероятно: глубина озера здесь - около тридцати метров.

Небольшой кроссовер «Ниссан Джук», долго петлявший по ледяной глади, наконец, возвращается. Проверка трассы окончена – теперь я могу садиться за руль.

Езда по льду – это удивительное ощущение. Особенно когда знаешь, что на колесах автомобиля стоит летняя резина. Здесь – езда без правил. Трасса никак не обозначена, можно петлять и разворачиваться, как заблагорассудится. Единственная просьба инструктора – не налететь на торосы, торчащие вдалеке, по краям отведенной для езды площадки.

«Ниссан Джук» - новинка 2011 года. Здесь можно в действии оценить его систему курсовой устойчивости. Как только машина попадает в занос, ее электроника сразу же фиксирует несоответствие между скоростями вращения колес, притормаживает самое «быстрое» колесо, и в результате автомобиль стабилизируется. 

Когда в твоем распоряжении отлично управляемая полноприводная машина и огромная площадка зеркально гладкого льда, очень легко войти в азарт и прямо с первых секунд поездки начать хулиганить. А что если на полной скорости резко дернуть руль вправо? Сказано – сделано, и в итоге, сильно качнувшись, автомобиль летит вбок, едва ли не кружится на льду, но затем очень быстро выравнивается и продолжает путь по прямой. Раз так, то снова газ в пол, снежный фонтан из-под колес – и еще рывок рулем, удар по тормозам, «полицейский разворот». Кажется, что вот так петлять и испытывать устойчивость машины можно до бесконечности долго. Ведь уже понятно, что здесь она ни за что не перевернется.

После такого экстремального тест-драйва, пересев во внедорожник-грузовичок «Ниссан Навара», я отправляюсь в столицу Бурятии, город Улан-Удэ. От Байкала до него чуть меньше двухсот километров. Узкое заснеженное шоссе, как белая лента, вьется среди невысоких гор, то густо покрытых высоким лесом, то почти голых, с торчащими былинками сухой прошлогодней травы, прыгает по ним то вверх, то вниз, и никогда не знаешь, что ждет тебя за очередным слепым поворотом. Асфальт проглядывает сквозь снег только по центру дороги, поэтому все машины стараются ехать прямо посередине шоссе. Нередко на дороге можно встретить большие медлительные лесовозы, доверху груженые бревнами или дровами. Местные водители лихо обгоняют их по встречной полосе, умудряясь буквально за считанные метры перед идущей навстречу машиной свернуть обратно в свой ряд.

Пустой кузов «Навары» гремит и подскакивает на неровной дороге. Если бы там был хоть какой-нибудь груз, машина бы шла ровнее и управлялась гораздо легче. А так, маневрируя на плотно заснеженной трассе, автомобиль постоянно приходится «ловить», чтобы не попасть в занос. Иногда попадаются несколько километров асфальта, расчищенного от снега, и тогда я прибавляю скорость до разрешенных 90 километров в час.

Вокруг – ослепительная красота. Деревья, щедро укрытые толстыми и тяжелыми шапками из снега, искрятся на ярком солнце. На высоком голубом небе нет ни облачка, а мороз, хоть и щиплет за щеки, но совсем не пробирает до костей. Сибирская зима по-настоящему красива. Дороги здесь не посыпают реагентами, и потому нигде нет грязи и слякоти: проведя за рулем два дня, я ни разу не включала дворники.

По берегам Байкала раскиданы небольшие деревни с экзотическими названиями: Новый Энхэлук, Дулан, Оймур. Здесь мимо старых потемневших домов бегают добрые лохматые собаки. На улице минус тридцать два, но пятеро деревенских мальчишек, сдвинув шапки на затылки, резво играют в футбол на снежной поляне.

В конце февраля буряты отмечают свой главный праздник – Сагаалган, буддистский новый год. В переводе это название означает «белый месяц». Белый цвет символизирует добро, счастье, благополучие и честность, и каждый год жизнь начинается с Сагаалгана, как с чистого листа. Готовясь с празднеству, люди наводят порядок в своих жилищах, стремясь избавиться от всего старого и ненужного, стараются завершить все дела, чтобы со спокойной душой войти в новый год.

Отмечать Сагаалган принято белой пищей: продуктами, сделанными из молока, а также традиционным бурятским блюдом «буузы» - мясо, завернутое в тесто, так называемые «большие пельмени».

В этом году начало «Белого месяца» выпало на 22 февраля. Весь Улан-Удэ украшен красочными биллбордами и поздравительными растяжками. За четыре дня до этой даты в городе чувствуется предпраздничная суета. Люди торопливо снуют по магазинам, обсуждают меню и грядущие поездки в гости, а на улицах и площадях сияет новогодняя иллюминация. Кстати, посещение гостей – это обязательный ритуал Сагаалгана. По буддистским традициям, в течение этого месяца нужно посетить всех родственников и близких друзей, и каждый раз дорогого гостя будет ждать щедро накрытый стол.

Примерно в тридцати километрах от Улан-Удэ находится главный буддистский храм России – Иволгинский дацан. На фотографиях его строения выглядят монументальными, но на самом деле это - миниатюрные деревянные сооружения, расписанные яркими орнаментами, с задорно загнутыми кверху углами крыш.

Деревья вокруг храма сверху донизу увешаны цветными ленточками. Это маленькие флажки «дарцаг», которые привязывают к веткам в знак поклонения духам долин. На каждом таком флажке написаны молитвенные тексты. Говорят, что если повязать свой такой флажок, то тебе в пути будет сопутствовать удача, и все препятствия исчезнут. Вдоль дорог в Бурятии часто можно встретить такие пестрые деревья. Некоторые водители останавливаются и почтительно бросают к их подножию мелкую монету или брызгают на ветви несколько капель специально припасенного алкогольного напитка. А еще здесь постоянно тормозят многочисленные свадебные кортежи, которых в Бурятии накануне Сагаалгана особенно много. 

Как назло, у меня в кармане не оказывается кошелька: я забыла его в гостинице. Алкоголя поблизости, разумеется, тоже нет. И поэтому единственное, что я могу сделать, чтобы почтить духов, - это приветливо бибикнуть очередной свадьбе, остановившейся на обочине, рядом с деревом, украшенным ленточками. Несмотря на мороз, молодые люди стоят на улице в костюмах, без верхней одежды, а девушки – в коротких декольтированных платьях и легких курточках. Радостно расхохотавшись, они дружно машут мне в ответ. Кажется, дух дороги простил мне мою рассеянность, а значит, мой путь будет легким и приятным.

06.03.2012