Сегодня профессия полярника не в чести. О ней, нелегкой и малодоходной, не мечтают мальчишки, рассматривая карты северных широт. В конце XIX века все обстояло иначе — белые пятна на глобусе манили к себе смельчаков из разных стран. Тех, в чьей бурлящей жаждой открытий крови поселился загадочный, не дающий сидеть на месте «микроб Севера» — так назвал его Павел Виттенбург.

Он родился в феврале 1884-го в далеком Владивостоке, недавно основанном русском форпосте на Тихом океане. Его отец, прибалтийский немец Вольдемар-Карл фон Виттенбург, служил в Лодзи телеграфистом. Как участник восстания за независимость Польши, вспыхнувшего в 1863 году, он был лишен дворянства и сослан в Сибирь.  Невеста, полька Мария Тыдельская, последовала за ним. Там они и поженились. Кочуя из города в город, супруги добрались до Владивостока, где по улицам еще бродили медведи и даже тигры, но уже работал телеграф.

Владимир Иванович, как его стали называть в Приморье, занялся привычным делом, купил домик на Косой улице и обзавелся девятью детьми. Кроме немецкой и польской крови в их жилах текла еще английская и шведская, но они учились в русской школе, читали русские книги и искренне считали себя русскими.

Павел, предпоследний из детей, рос озорником, и его в наказание привязывали к столбу у крыльца. Освободившись, он бегал по окрестным сопкам и собирал красивые камушки — так зарождался интерес к геологии. Когда ему исполнилось десять лет, отец умер от чахотки, старшие братья и сестры разъехались, мать тоже решила покинуть Дальний Восток. Павла устроили в гимназию Либавы, нынешней латвийской Лиепаи, где жила одна из его сестер. Почти двухмесячное путешествие морем до Одессы через Японию, Сингапур, Суэцкий канал поразило мальчика и укрепило его мечту стать географом-исследователем.

На новом месте Павел начал усердно «грызть гранит науки», получая отличные оценки по всем предметам. Но он вовсе не был закопавшимся в книги «ботаником» — бегал в компании друзей на каток, увлекался фотографией, совершал дальние велосипедные прогулки. На велосипед он заработал сам, преподавая в рабочей школе, — и сам написал для своих воспитанников свою первую книгу, учебник арифметики.

Окончив школу, он поступил в Рижский политехникум, но тут начались студенческие беспорядки. Тогда, как и позже, Павел был равнодушен к политике. Он просто хотел учиться и для этого отправился в университет немецкого города Тюбинген. Под руководством лучших ученых он изучал географию, геологию и палеонтологию, а на полевые занятия отправился в родной Приморский край, еще не изученный геологами. На собранном там материале он защитил докторскую диссертацию под названием «Геологический очерк восточно-азиатского берега залива Петра Великого».

В 1909 году молодой специалист вернулся в Петербург, где ему предложили работу в Геологическом комитете. Ежегодно отправляясь в далекие экспедиции, он нашел время создать семью — его избранницей стала студентка-медичка Зинаида Разумихина, тоже имевшая немецкие корни. Она много читала, превосходно играла на фортепиано. Ее гуманитарные наклонности унаследовали дочери — Вероника, Валентина и Евгения. Младшая, родившаяся в 1922 году, стала преданной хранительницей памяти отца; благодаря ее воспоминаниям стали известны многие детали жизни Павла Виттенбурга.

В 1912 году он стал сотрудником Геологического музея Академии наук, а в следующем поехал с экспедицией на Шпицберген. Евгения Павловна пишет: «Первое посещение Арктики, ее суровая красота произвели на папу сильное впечатление (...). Он понял, что мысли и сердце его теперь будут принадлежать этим далеким странам с их бескрайними просторами». С тех пор он почти каждый год отправлялся туда, едва замечая происходящее вокруг — сперва мировую войну, потом революцию. Его жизнь делилась между северными экспедициями, музеем и любимым домом в Ольгино в пригороде Петербурга, который он выстроил по собственному плану.Читать дальше >>>