Механический счетчик на фасаде Нью-Йоркской биржи все ближе к судьбоносному рубежу: 144, 146, 148… 24 сентября 1869 года из кареты, стоящей на Брод-стрит перед «Золотым залом» биржи, за изменением курса внимательно следит привлекательная женщина. Прямая осанка. Дерзкий взгляд. Накануне ей исполнился 31 год, а она уже работает финансовым консультантом у Корнелиуса Вандербильта, одного из самых влиятельных бизнесменов США, судоходного и железнодорожного магната, «акулы» на рынке недвижимости. Хотя женщины на биржевые торги пока не допускаются.

И вот — 150 долларов за унцию золота. Глаза Виктории Вудхалл вспыхивают еще ярче. Теперь она богата.

Золото дорожает уже несколько дней. И кажется, не думает останавливаться. Вовремя она порекомендовала своему клиенту Корнелиусу Вандербильту: «Скупай золото…»

Сейчас это делают все инвесторы. И с каждым часом их все больше. Многие ради этого даже влезают в долги. На бирже царит настоящая «золотая лихорадка».

Но никто, кроме Вандербильта, не слышал вторую часть рекомендации Виктории Вудхалл: «И продавай, когда цена дойдет до 150 долларов за унцию».

В тот день котировки еще немного подрастают. Но к закрытию торгов обрушиваются, увлекая за собой в бездну всех, кто не успел вовремя остановиться. Наступает первая «черная пятница» в истории биржи. День полного краха для многих. К полуночи — уже 25 самоубийств. Чтобы пресечь беспорядки, правительство США вводит на Манхэттен войска.

Но для Виктории Вудхалл это — звездный час. Она не только обогатила великого Вандербильта на 1,3 миллиона долларов. Половина наживы — ее. 650 тысяч долларов — пять миллионов по нынешнему курсу.

Но как она догадалась, что роковая черта между удачей и крахом проходит по отметке 150 долларов? Может, она ясновидящая?

«Само собой, — сказала бы она. — Я получаю информацию из потустороннего мира».

Инсайдерская информация с того света? Почти. Виктория Вудхалл добывает ее не в торговых залах биржи, не в обшитых деревянными панелями гостиных крупных промышленников, не на коктейльных вечеринках и пресс-конференциях. Ее источники таятся в параллельном мире — на социальном дне, где она чувствует себя как дома.

Дитя трущоб, она выросла в этом мире. В семье, где из десяти детей трое умерли еще в младенчестве. Алкоголизм, домашнее насилие, беспризорность, жестокость — привычный фон ее детства. Ее отец Бак Клафлин, мошенник, вымогатель, шарлатан и мелкий жулик, умудряется в мгновение ока наживать себе врагов в любом городе. Семье приходится то и дело менять место жительства, спасаясь бегством от одураченных жертв и полиции.

В итоге Бак организует нечто вроде странст­вующего театра. Главные актрисы — его симпатичные дочери. Особенно блистает смышленая Виктория. У нее хорошо подвешен язык. Зрители в восторге от предсказаний, фокусов со столоверчением и спиритических сеансов в исполнении девочки-медиума.

«Чудо-ребенок» становится главным источником заработка для семьи. Виктория набирается знаний. Учится, как раздобыть еду. И как избежать отцовских тумаков. Чтобы освободиться из семейного ада, она уже в 15 лет выскакивает замуж за врача Кэннинга Вудхалла. Но он обращается с юной женой не лучше, чем вспыльчивый папаша. У Вудхаллов рождаются двое детей: умственно отсталый мальчик и девочка — здоровая и хорошенькая. Оба ребенка навсегда останутся с ней.

Вудхалл с семьей обосновываются в Сан-Франциско. Калифорния в это время охвачена золотой лихорадкой, поэтому город наводнен  авантюристами. Поначалу Виктория зарабатывает на жилье «продавщицей сигар»: торгует табаком и собой в ночных клубах. Потом становится «актрисой». В гламурном мире тогдашнего Сан-Франциско — это тоже лишь завуалированная форма проституции.

Следующая ее остановка — Миссури. Новый штат — новые перспективы. В 1865 году Виктория под псевдонимом мадам Олланд открывает там салон по экстрасенсорике, обещая дамам «чудодейственное лечение женских болезней при помощи ясновидения». Но принимает и мужчин. Своего кошмарного мужа она к тому времени уже бросила.Читать дальше >>>