Это было еще в те времена, когда в названии женевского отеля «Ле Ричмонд» на конце писалось t — Riche-Mont, а постояльцы гостиницы платили в день чуть больше двух франков за комнату и обильные завтрак, обед и ужин за огромным столом, во главе которого сидел хозяин, немец Адольф Армледер.

В 1862 году в возрасте 15 лет, не пожелав продолжать дело предков, с XVI века державших в южногерманском городке Ротвайль бондарню, Адольф отправился, как тогда говорили, «жить в людях», то есть осваивать ремесло. Сначала в Англии, затем в Ирландии и Италии он учился тому, что теперь называют гостиничным делом.

В 1873 году он дослужился до должности распорядителя пансиона Riche-Mont в Женеве, принадлежавшего известному швейцарскому художнику Франсуа Дидэ. Заведение было небольшим, всего на 25 комнат, и убыточным, хотя его хозяин, живописец романтических и патетических альпийских ландшафтов, выстроил пансион на одной из самых красивых улочек города Адемар-Фабри таким образом, чтобы из окон можно было любоваться одновременно Женевским озером и Монбланом.

Правда, о том, чтобы привлечь постояльцев, которых эти прекрасные виды из окна  интересовали бы больше, чем цена за комнату, в те годы не было и речи. Хозяин скупился не только на ремонт, но и на прислугу — тем немногим горничным, которые работали в пансионе, он не платил зарплату — считал, что они достаточно получают чаевых.

В 1875 году Франсуа Дидэ смертельно заболел и предложил Адольфу выкупить пансион. Это было время начала кризиса, в период которого, как вспоминал Адольф Армледер, все гостиницы Женевы можно было купить оптом за сотню тысяч франков. Но сбережений Адольфа хватило лишь на то, чтобы взять пансион в аренду. Следующие двадцать лет Адольф, отказывая себе во всем, копил деньги, чтобы выкупить пансион — Франсуа Дидэ завещал его, как и свои картины, городу. Адольфу приходилось лично штопать потрепанные ковры — по ночам, чтобы никто не видел, а по выходным, когда он отпускал работников, самому готовить постояльцам еду. Молодая супруга Викторина помочь ему не могла, она была слаба здоровьем. В 1885 году она умерла, оставив Адольфа с двумя детьми на руках, сыном Виктором и дочерью Валентиной.

Когда у Адольфа Армледера спрашивали, каким чудом ему удалось превратить третьеразрядный пансион в один из самых престижных отелей Женевы, он отшучивался: дело пошло, как только в названии поменяли последнюю букву. Это произошло в 1896 году, когда пансион открылся после полной реконструкции. Были проведены водопровод и канализация, спиртовые лампы сменили электрические. Изменились и постояльцы. Вместо проигравшихся в казино русских и нищих социал-демократов со всей Европы здесь все чаще стали селиться состоятельные англичане и американцы. Собственно, потому и решено было поменять название. «Ле Ричмонд» англоязычным людям привычнее, чем французское Riche-Mont, «Богатая гора».

В 1906 году Адольф Армледер, чьи дела к тому времени пошли настолько хорошо, что он купил еще несколько гостиниц в Женеве, а в Лозанне основал знаменитую сегодня на весь мир Школу отельеров, решил подарить «Ле Ричмонд» сыну. Мечтавший стать театральным актером 23-летний Виктор, не понаслышке знавший, каких жертв и усилий стоило его отцу все это «гостеприимство», от такого подарка решительно отказался. Адольфу Армледеру пришлось применить весь свой отцовский авторитет, чтобы уговорить сына заменить его в «Ле Ричмонд». Но и заполучив согласие Виктора, старший Армледер долгие годы каждое утро приезжал в отель, чтобы проверить, на месте ли сын. Виктор, не оставивший театр, отсутствовал часто — гастроли, репетиции. Но со временем отец перестал на него сердиться. Во-первых, потому, что с обязанностями директора отеля прекрасно справлялась жена Виктора, Эмилия.Читать дальше >>>