Страны международной коалиции отправляли последние двенадцать лет в Афганистан своих солдат не с пустыми руками. Ведь в месте дислокации военнослужащие строили для себя склады и госпитали, почтовые отделения и фитнес-центры, церкви и прачечные. А поэтому везли с собой танки и винтовки, музыкальные инструменты и телефоны, офисные стулья и даже стульчаки для унитазов.

Теперь все это надо отправить обратно. Причем в течение года: мандат Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF) заканчивается в декабре 2014-го. Крайне короткий срок для отступления из страны, где операция длится дольше, чем Первая и Вторая мировая, вместе взятые.

До конца следующего года Афганистан должны покинуть все боевые части ISAF, забрав с собой по меньшей мере 70 000 единиц транспорта и 120 000 контейнеров.

Один лишь германский бундесвер накопил за эти годы в Афганистане 1700 единиц транспорта и 8000 контейнеров имущества. Но все это мелочи по сравнению с масштабом задач, стоящих перед Пентагоном.

Оценить размах проблемы можно в Баграме, что в 65 километрах к северо-западу от Кабула. В годы Афганской войны здесь был советский военный аэродром. А сегодня — крупнейшая авиабаза  США и сил международной коалиции. Именно в этом месте в 2001 году высадились первые военные подразделения американской армии. Теперь тут на километры тянутся ряды разноцветных контейнеров — синих, красных,
 зеленых.

Именно сюда свозится большая часть американского вооружения, которое «подлежит передислокации». Гигантские парковки под открытым небом забиты военной техникой — с нее надо сначала снять все вооружение, а потом продезинфицировать (!), разобрать и отправить обратно в США.

Сортировщики, мойщики, инспектора, автомеханики, водители контейнерных погрузчиков — все работают круглые сутки. Потому что иначе никак. В конце концов, речь идет о крупнейшей передислокации техники и вооружения в современной военной истории.

Каждая бронемашина, оснащенная противоминной защитой, состоит из 17 компонентов — от орудийной башни до бортового компьютера. Таких отдельных узлов здесь насчитывается уже более миллиона. Все они должны пройти цикл учета, демонтажа и дезинфекции. Между тем каждый день в Баграм прибывают тысячи новых единиц вооружения с других военных баз.

Нечто похожее происходит и на военной базе в Мазари-Шарифе, что на севере Афганистана, — главном транспортном узле германского бундесвера.

На складах в Баграме работают команды специалистов из бригады Центрального командования Вооруженных сил США по восстановлению материальной части. Они на месте решают, что отправить назад за океан, что передать афганской армии, что продать местным торговцам, а что выбросить на свалку. Решения это прежде всего финансовые: все, что слишком дорого вывозить, оставят в Афганистане. Но при всем стремлении сэкономить американцам все равно придется потратить на передислокацию более шести миллиардов долларов. Впрочем, это не так уж дорого, учитывая общую стоимость вывозимого вооружения: 36 миллиардов.

Сержант Эрик Хилл из бригады по восстановлению материальной части проверяет, не осталось ли в машинах оружия и боеприпасов. Если он чего-то не заметит, то весь конвой может застрять на первом же пограничном пункте. Поэтому сержант с помощью специальной эндоскопической камеры заглядывает во все щели, освещает фонариком все углы, по несколько раз перекладывает каждый кабель. Для него эта работа — прикосновение к войне, ведь почти все машины участвовали в боевых действиях. «У каждого патрона, который мы находим, есть своя история», — говорит Хилл в интервью американскому военному телеканалу.

«В Ираке мы стали бакалаврами логистики, а в Афганистане защищаем докторскую диссертацию», — добавляет бригадный генерал Ли Леви, координирующий работу по сортировке вооружения перед отправкой.

И правда: в Афганистане задачи перед американцами стоят гораздо более сложные, чем в Ираке. Когда они уходили оттуда в 2011 году, боевые действия в стране практически прекратились. А в афганских горах до сих идут бои. «Стабильно тяжелой» назвал ситуацию в стране тогдашний министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле во время своего визита в Афганистан летом 2013-го.Читать дальше >>>