Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Рио и другие соблазны

Гости Бразилии плавятся не только от палящего солнца, но и млеют от многокилометровых песчаных пляжей, восхищаются тропическими лесами и тают от улыбок жизнерадостных местных жителей
текст: Андрей Бреннер
Marc Turcan Shutterstock

Побывать в Бразилии и не посетить Рио-де-Жанейро, конечно, можно — но только в том случае, если вы уверены, что влюбитесь в эту страну и вернетесь. А любовь эта устраивает каждый день новую проверку. Так что оказавшись в Рио, нельзя ничего откладывать на потом. Завтра вода в Атлантике станет ледяной, как в Баренцевом море, поднимутся волны — прощай, купание! Или облака заволокут статую Христа-Искупителя, и вылазка к ней окажется бессмысленной. Или отключится интернет, а когда включится, то билет на самолет в Сан-Паулу подорожает вдвое.

А еще — забудьте о тишине. От нее вы успеете оглохнуть дома. Рио-де-Жанейро и тишина — антонимы.

«Сидаде маравильоза» — волшебный, сказочный город. Так называют его сами бразильцы, так называется песня, посвященная ему. Известна она, правда, меньше, чем Garota de Ipanema, или «Девушка из Ипанемы». В 1960-х Ипанема была родным домом для творческой богемы, а сегодня — это один из самых респектабельных районов Рио. По бразильским меркам — тихий и спокойный. Да, по числу убийств на душу населения (30 на 100 тысяч) Рио превосходит Западную Европу чуть ли не в 50 раз. Перестрелки между наркобандами, полицейские спецоперации при поддержке вертолетов — это будни фавел. В Ипанеме нападения и ограбления случаются редко, хотя ночью и в этом районе лучше не прогуливаться по пустынному пляжу и избегать встреч с группами подростков.

Здесь всегда чуть прохладнее, чем в центре. В высот­ках, стоящих стеной на океанской набережной Авенида Виейра Соуту, — самые дорогие пентхаусы города.

И эта близость пляжа заставляет жителей Ипанемы постоянно держать себя в форме. Ипанема — это гигантская ярмарка тщеславия. Культ тела, царящий здесь, сравним разве что с калифорнийской Санта-Моникой. Спортивных клубов столько же, сколько баров —
и работают они до позднего вечера.

Цены в местных ресторанах и супермаркетах — иногда на треть выше, чем в других районах Рио. Но, несмотря на дороговизну, не ждите комфорта на местном пляже. Лежаков здесь нет, вместо них — видавшие виды небольшие складные стульчики.

Поспать или послушать прибой — это тоже не про Рио-де-Жанейро. Каждые 30 секунд пляжные торговцы издали или под ухо, иногда одновременно и в мегафон, предлагают купить пиво, воду, печенье, бутерброды, сигареты, солнцезащитные очки, плавки, купальники, браслеты, намного тише — кокаин или марихуану. Наркотики, конечно, запрещены и в Бразилии, и за торговлю ими — прямая дорога в тюрьму, но мелких дилеров, маскирующихся под торговцев лимонадом, это не очень-то смущает.

Читают на пляже только интуристы. Кариокас — коренные жители Рио — приходят сюда даже не позагорать или искупаться, а поболтать, познакомиться, по­флиртовать. Знаком расположения может быть улыбка или приветствие. И не надо стесняться заводить разговор первым. Хотя и не нужно обольщаться — флирт на пляже еще ни к чему не обязывает.

Ипанема — идеальный для туриста район Рио. Тем не менее мой московский друг, которого я несколько дней «продержал» здесь, прежде чем «выпустил» в соседнюю Копакабану, обругал меня: «Это все равно, что привезти человека в Москву и все время водить его только по Рублевке, скрывая главные красоты».

ПЛОТНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ в Копакабане — самая высокая в Рио. На пяти квадратных километрах живут более 30 тысяч человек. С набережной Копакабаны отлично видна гора Сахарная голова — визитная карточка города. На смотровую площадку Сахарной головы на высоте 396 метров можно доехать по скоростной канатной дороге. Эта дорога, построенная в 1912-м и полностью модернизированная 60 лет спустя, — не меньшее достижение инженерной мысли, чем Эйфелева башня. С вершины Сахарной головы сердце Рио, расположенное северо-восточнее Копакабаны, — как на ладони.

Какой огромный этот город, в котором живут 6,5 миллиона человек (а с окрестностями — в два раза больше), понимаешь, попав на вершину горы Корковаду — 710 метров, а над ними еще 38 метров статуи Христа-Искупителя. Северо-восточная часть Рио остается терра инкогнита для большинства туристов.
На многие километры — непрезентабельные малоэтажки, соседствующие с фавелами. По разным оценкам, от полутора до двух миллионов жителей Рио — обитатели трущоб.

Мэрия с переменным успехом пытается контролировать жизнь в районах бедняков. Например, до 2012 года фавела Видигал, расположенная на горе по соседству с Ипанемой, была в руках наркомафии. После того как город вернул себе контроль за Видигал, цены на жилье — кстати, не самое плохое по бразильским меркам — выросли в десять раз. И это неудивительно: с горы открывается захватывающий вид на Атлантику.

В других фавелах Рио до такой идиллии еще далеко, хотя власти всеми силами (в основном военной полиции и спецназа) пытаются обезопасить город от некоторых обитателей трущоб.

Бразилия — огромная страна, больше шести часов нужно, чтобы пролететь ее с севера на юг. А вот добраться из Рио до Сан-Паулу можно всего за шесть часов на автобусе (не забудьте взять с собой свитер — в салоне на полную мощность работает кондиционер). Но лучше вылететь в Сан-Паулу из аэропорта Сантос-Дюмон, что в центре Рио.

Фантастический вид на Сан-Паулу открывается со смотровой площадки на 43-м этаже Эдифисиу-Италия — самого высокого здания Бразилии. На террасе есть ресторан, но еда там дорогая и невкусная. Уж лучше пойти в японский квартал. В Сан-Паулу и окрестностях живет самая большая в мире диаспора японцев, до 700 тысяч человек. Центр японской культуры — район Либердади с храмами и ресторанами, рынками и вывесками на японском языке.

Нынешние японцы в Бразилии — это потомки гастарбайтеров. После того как в начале прошлого века Италия запретила эмиграцию в Бразилию, на кофейных плантациях вблизи Сан-Паулу возник острый дефицит рабочей силы. Его и восполнили обедневшие на родине японские крестьяне.

В итоге суши уже давно стали неотъемлемой частью бразильской кухни. В Сан-Паулу японцы проигрывают только итальянцам, которых здесь больше, чем в любом городе Италии. Итальянский квартал Белла-Виста, или Бишига, знаменит не только пастой и пиццериями, но клубами и барами с живой музыкой самых разных направлений.

Тем, кому надоест грохочущий Сан-Паулу, — прямая дорога на пляж. Этих пляжей на Атлантическом побережье не счесть. В числе фаворитов — пляжи Прайя-ду-Футуру в пригороде Форталезы на северо-востоке страны. Близость к экватору гарантирует хорошую погоду, а вода несравненно чище, чем в Рио-де-Жанейро. Если вдруг окажетесь в этом городе, сходите на рыбный рынок на набережной. Здесь можно купить роскошных омаров или креветок — и тут же отнести в любой из соседних ресторанчиков, которые специализируются на приготовлении морепродуктов, купленных на рынке самими посетителями.

Бесконечно длинными песчаными пляжами зазывает туристов и Салвадор. Хотя, наверное, главное богатство этого города, бывшего до 1763 года столицей Бразилии, — культурное наследие: многочисленные церкви и исторические постройки Старого города, появившиеся в районе Пелоринью между XVII и XIX веками. Безнаказанной прогулка по улицам с раскрашенными в разные цвета домами не останется. В жару сойдет десять потов, и вряд ли удастся избежать соблазна не купить продающиеся здесь на каждом углу ленточки фитиньяс.

Колоритная маман в белой блузке, широкой юбке и своего рода тюрбане на голове — традиционной одежде жителей штата Баия, столицей которого является Салвадор, — за пару реалов не только сфотографируется с вами, но и охотно повяжет эту ленточку на запястье. Три желания — по одному на каждый из узлов — нужно загадывать, когда эти узлы завязываются. Желания обязательно сбудутся, если носить ленточку до тех пор, пока она сама не порвется. А это значит, что по возвращении домой вам как минимум год придется отвечать на вопросы о происхождении странной повязки.

Карнавал в Салвадоре не менее популярен в Бразилии, чем карнавал в Рио-де-Жанейро, и даже бьет его по числу участников. Слиться с танцующей толпой здесь гораздо легче. Вот, правда, выбраться из нее, оказавшись зажатым в плотном кольце веселящихся, бывает проблематично.

Но это все издержки, ведь не надо требовать перфекционизма от Бразилии. Да, здешний «Макдоналдс» — самый медленный в мире, понятие времени у большинства бразильцев условное. Они, как дети, которые твердо верят в то, что говорят и делают сегодня. Завтра они об этом совершенно честно могут забыть, так как живут здесь и сейчас.

А побывавших в Бразилии можно разделить на тех, кто не принял ее очарования, и тех, кто, однажды оказавшись здесь, полюбил ее раз и навсегда, не предъявляя к ней уже особых претензий.

28.10.2015