Побывать в Бразилии и не посетить Рио-де-Жанейро, конечно, можно — но только в том случае, если вы уверены, что влюбитесь в эту страну и вернетесь. А любовь эта устраивает каждый день новую проверку. Так что оказавшись в Рио, нельзя ничего откладывать на потом. Завтра вода в Атлантике станет ледяной, как в Баренцевом море, поднимутся волны — прощай, купание! Или облака заволокут статую Христа-Искупителя, и вылазка к ней окажется бессмысленной. Или отключится интернет, а когда включится, то билет на самолет в Сан-Паулу подорожает вдвое.

А еще — забудьте о тишине. От нее вы успеете оглохнуть дома. Рио-де-Жанейро и тишина — антонимы.

«Сидаде маравильоза» — волшебный, сказочный город. Так называют его сами бразильцы, так называется песня, посвященная ему. Известна она, правда, меньше, чем Garota de Ipanema, или «Девушка из Ипанемы». В 1960-х Ипанема была родным домом для творческой богемы, а сегодня — это один из самых респектабельных районов Рио. По бразильским меркам — тихий и спокойный. Да, по числу убийств на душу населения (30 на 100 тысяч) Рио превосходит Западную Европу чуть ли не в 50 раз. Перестрелки между наркобандами, полицейские спецоперации при поддержке вертолетов — это будни фавел. В Ипанеме нападения и ограбления случаются редко, хотя ночью и в этом районе лучше не прогуливаться по пустынному пляжу и избегать встреч с группами подростков.

Здесь всегда чуть прохладнее, чем в центре. В высот­ках, стоящих стеной на океанской набережной Авенида Виейра Соуту, — самые дорогие пентхаусы города.

И эта близость пляжа заставляет жителей Ипанемы постоянно держать себя в форме. Ипанема — это гигантская ярмарка тщеславия. Культ тела, царящий здесь, сравним разве что с калифорнийской Санта-Моникой. Спортивных клубов столько же, сколько баров —
и работают они до позднего вечера.

Цены в местных ресторанах и супермаркетах — иногда на треть выше, чем в других районах Рио. Но, несмотря на дороговизну, не ждите комфорта на местном пляже. Лежаков здесь нет, вместо них — видавшие виды небольшие складные стульчики.

Поспать или послушать прибой — это тоже не про Рио-де-Жанейро. Каждые 30 секунд пляжные торговцы издали или под ухо, иногда одновременно и в мегафон, предлагают купить пиво, воду, печенье, бутерброды, сигареты, солнцезащитные очки, плавки, купальники, браслеты, намного тише — кокаин или марихуану. Наркотики, конечно, запрещены и в Бразилии, и за торговлю ими — прямая дорога в тюрьму, но мелких дилеров, маскирующихся под торговцев лимонадом, это не очень-то смущает.

Читают на пляже только интуристы. Кариокас — коренные жители Рио — приходят сюда даже не позагорать или искупаться, а поболтать, познакомиться, по­флиртовать. Знаком расположения может быть улыбка или приветствие. И не надо стесняться заводить разговор первым. Хотя и не нужно обольщаться — флирт на пляже еще ни к чему не обязывает.

Ипанема — идеальный для туриста район Рио. Тем не менее мой московский друг, которого я несколько дней «продержал» здесь, прежде чем «выпустил» в соседнюю Копакабану, обругал меня: «Это все равно, что привезти человека в Москву и все время водить его только по Рублевке, скрывая главные красоты».

ПЛОТНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ в Копакабане — самая высокая в Рио. На пяти квадратных километрах живут более 30 тысяч человек. С набережной Копакабаны отлично видна гора Сахарная голова — визитная карточка города. На смотровую площадку Сахарной головы на высоте 396 метров можно доехать по скоростной канатной дороге. Эта дорога, построенная в 1912-м и полностью модернизированная 60 лет спустя, — не меньшее достижение инженерной мысли, чем Эйфелева башня. С вершины Сахарной головы сердце Рио, расположенное северо-восточнее Копакабаны, — как на ладони.

Какой огромный этот город, в котором живут 6,5 миллиона человек (а с окрестностями — в два раза больше), понимаешь, попав на вершину горы Корковаду — 710 метров, а над ними еще 38 метров статуи Христа-Искупителя. Северо-восточная часть Рио остается терра инкогнита для большинства туристов.
На многие километры — непрезентабельные малоэтажки, соседствующие с фавелами. По разным оценкам, от полутора до двух миллионов жителей Рио — обитатели трущоб.Читать дальше >>>