Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Рим наш

В Италии более пяти миллионов мигрантов, и это только официальных. Еще несколько сотен тысяч тех, кто приехали на заработки нелегально — кто-то затерялся после законного пребывания в стране по турвизе, кто-то приплыл с Балкан или из Африки, кого-то уволили с работы, а денег на возвращение домой не осталось. Десятую часть населения столицы тоже составляют приезжие — их в Риме более 250 тысяч
текст: Татьяна Щербакова
Samot / Shutterstock

Но «Ассоциация иммигрантов и беженцев», которая расположилась в трех минутах от Колизея, в пугающем для многих «новобранцев» интерьере католической церкви, не различает законно прибывших и нелегалов. В этом «офисе», спрятавшемся в гуще узких переулков, помогают всем — вещами, юридическими консультациями, уроками языка. У организации есть даже врачи-волонтеры, в том числе зубной. Они обеспечивают мигрантов медицинскими услугами, которые нелегалам точно не по карману.

«За вещами, медпомощью и документами к нам обращаются в основном мигранты из Африки и Сирии. А вот бесплатные курсы итальянского, особенно среднего уровня и выше, очень популярны среди выходцев из бывшего Советского Союза», — рассказывает молодой студент, активист организации Валерио. И в этом нет ничего удивительного, ведь украинцы, к примеру, даже входят в топ-10 римских мигрантов — их тут больше десяти тысяч (опять-таки только легальных). Россияне в этом плане сильно уступают своим соседям и занимают аж 33-е место в рейтинге.

Так или иначе, обилие русскоговорящих на курсах  итальянского сложно не заметить — уже с порога слышится родная речь. И предложение какой-то восторженной дамы лет сорока создать «женский клуб» и отправиться в баню.

Часть соотечественниц, которые ходят на курсы,  вышли замуж, то есть находятся в Риме на законных основаниях, остальные же приехали на заработки, и в большинстве случаев — живут в итальянской столице нелегально.

Аня из украинского города Черновцы относится ко второй категории — в Рим она приехала по венгерской визе, да так и осталась. На данный момент она живет здесь уже почти два года, а зарабатывает уборкой помещений и сидением с детьми. Полицейской проверки девушка, конечно, побаивается, но не то чтобы сильно. «Обычно чтобы тебя депортировали нужно ой как постараться», — говорит наш «одноклассник» Андрес из Камеруна. Все молча кивают.

«Недолго ей ходить в нелегалах, — задумчиво произносит украинец Сергей, когда остальные одногруппники уже утекли в метро. — Вот увидишь, не пройдет и года, как она охмурит какого-нибудь итальянского дурака и получит заветный вид на жительство».

Ни он, ни Аня на уроках больше не появлялись.

Оккупация

С короткостриженным Азаматом из Башкирии мы проучились бок о бок целых два месяца, и так ни разу не заговорили бы, но помог случай. В тот день урок был посвящен Италии — седой преподаватель Санто спрашивал учеников, что нам на новой родине нравится, а что — раздражает. Я высказалась: в принципе все тут прекрасно — и еда, и погода, но люди уж больно подозрительные, постоянно ожидают чего-нибудь плохого. Такой вывод я сделала, потому что в квартире, где я снимала комнату, простаивала еще одна, и хозяин, похоже, совсем не торопился ее сдавать, хоть и жаловался на безденежье. Он отвергал кандидатов один за другим и, когда однажды отказал моей землячке с Кубани, я возмутилась: «Да что с тобою не так, Джузеппе?». Оказалось, он боялся, что новые жители въедут, но платить не станут, то есть попросту оккупируют новое жилье. «Мы же, россияне, не способны на такую подлость!» — закончила я свою пламенную речь перед преподавателем, умолчав, что, скорее всего, большинство моих соотечественников просто не знают о возможности такого надувательства.

Учитель нацию свою ругать не стал, а вместо этого рассказал, как он два года судился с каким-то мужчиной, которому он сдал свой второй дом. Пока шел процесс, жилец не заплатил своему арендодателю ни копейки, а после вердикта еще и оставил дом в ужасном состоянии.  Класс приутих.

Через неделю после этой дискуссии ко мне подошел пристыженный Азамат и признался, что он и сам живет в оккупированном доме. Одногруппник приехал в Рим по туристической визе, но с твердым намерением остаться. В Италии его уже ждала мама, которая, как и многие другие женщины из Восточной Европы зарабатывала уборкой. В Башкирии же Азамат оставил бывшую жену и ребенка. Работу менеджера в магазине видеотехники он потерял еще раньше.

 О том, что можно получить крышу над головой даром, он впервые узнал, когда еще честно снимал квартиру: знакомые украинцы  рассказали ему о существовании специальной организации, которая помогает жильем и объяснили, где она находится. «Тогда я пошел туда и записался в очередь на оккупацию. Мне сказали, что, как появится свободная комната — сообщат». Не прошло и двух месяцев, как на мобильный Азамату пришла смска с адресом его нового жилья.

Самоуправляемая организация «Лотта пер каза», что переводится как «борьба за дом», существует уже почти 30 лет, и за эти годы оккупировала сотни домов. Заброшенные или недостроенные здания, только что возведенные, но слишком долго дожидавшиеся покупателя — каждое такое сооружение становится претендентом на оккупацию. Вообще из-за кризиса в Италии полно пустых новостроек — их просто некому покупать, а также зданий, чье  возведение заморожено на неопределенный срок: их просто не на что строить.

Азамат живет в зоне Монтаньола тор маранчья на юге Рима в офисном здании, в которое, впрочем, ни разу не ступала нога сотрудника, не считая тех, кто ее сейчас оккупирует. Да-да, не удивляйтесь: некоторые жильцы сквотов работают и иногда даже носят костюм. Еще одна неожиданность — у жильцов есть все удобства — вода, свет, электричество. Нет только интернета, но это уже мало кого заботит: в XXI веке у каждого есть смартфон, и почти любой тарифный план предоставляет выход в сеть.

У Азамата нет постоянной работы, хотя он усиленно ее ищет — в ресторанах, гостиницах, на пляжах. Пока же он перебивается временными заработками, хотя и их с каждым днем найти все сложнее. «Я помогаю на стройке, — рассказывает он. — В день платят 50 евро, но работа адская, особенно в жару». 

Еще Азамат участвует в добровольно-обязательных протестах, которые организует та самая «Лотта пер каза». Там считают, что каждый житель оккупированного дома должен включиться в борьбу за право на жилье, но это, согласитесь, куда проще, чем платить месячную ренту. «Правда, протестующим нужно быть осторожными, — замечает Азамат, — и стараться не лезть на рожон, иначе можно попасть в полицейскую участок, а оттуда и того хуже — на Родину. Как-то мы пытались оккупировать здание в центре Рима. Не чтобы жить, а просто, в знак протеста. Так вот тогда нескольких «наших» схватили менты. И все — депортировали».

«А почему же вас не разгонят власти?» — интересуюсь я. «Так на это ж деньги нужны и немалые!» — проясняет ситуацию Азамат. — Нужны разрешения, нужны кареты скорой помощи на всякий случай. В доме же полно детей». В общем, государству куда проще не вмешиваться в дела сквоттеров, заключает мой новый друг. Как и владельцу высотки — все-таки новые жители уже давно обустроили здание на свой лад, превратив офисы в жилые помещения.  На приведение высотки в божеский вид понадобятся огромные суммы и еще не факт, что потом найдется покупатель — все это играет на руку мигрантам-сквоттерам.

Наглость — второе счастье

А вот жизнь семейства Гамбони оказалась подпорчена не бездомными мигрантами, а просто наглыми соотечественниками. У супругов Донателлы и Сильвано кроме собственной квартиры был еще и трехэтажный дом, построенный предприимчивым итальянцем втайне от жены, на деньги, которые она откладывала на «достойную старость». Так он исполнил давнюю мечту о доме, построенном по собственным чертежам, а свое шестиквартирное детище стал сдавать пяти семьям и собственному сыну.

Однажды одна из съемщиц Валентина не смогла заплатить за аренду. Вероятно, кризис окончательно добил большую семью, а может, как утверждают Донателла и Сильвано, кое-кто просто был слишком ленив и кичился, не желая выполнять работу ниже собственной квалификации. С семьей Валентины поступили по-человечески — дали месяц на решение всех проблем. Когда срок вышел, арендодатели так ничего и не получили, а семьи, снимающие остальные квартиры, стали возмущаться: «Почему это Валентина не платит и живет, а мы чем хуже?». Короче, весь дом перестал платить, пенсионеры Донателла и Сильвано в одночасье лишились источника дохода, а их сын Андреа еще и был вынужден жить с людьми, которые одурачивают его родителей.

Оказалось, что в Италии полиция не имеет права выгнать таких оккупантов всего лишь по просьбе собственников — необходимо решение суда. А судебные процессы, дело нескорое, так что нерадивые съемщики могут не сходить с насиженного места месяцами, а иногда и годами.

Не дожидаясь вердикта судьи, Донателла объявила войну нахальным оккупантам. Сначала отключила свет — но ее «враги», имея на руках договор аренды, наняли другую фирму, которое вернула им это удобство. Потом отключила горячую воду — этого съемщики уже никак не могли изменить. «Самое интересное, что им хватило наглости позвонить мне и начать ругаться по этому поводу, — рассказывает Донателла, так и пылая от гнева. — Я послала их куда подальше, вероятно, не очень вежливо. А они записали наш разговор на диктофон, потом разыграли обморок, вызвали скорую — и передали все эти материалы своему адвокату».

«Судебные разбирательства — дело сложное, — жалуется ее сын Андреа. — Например, есть такое понятие как «намерение платить». Это когда съемщик каждый месяц вместо обозначенной в договоре ежемесячной платы в 500 евро, отдает хозяину только 100. В глазах судьи — это плюс пару очков  обвиняемым, потому что они, видите ли, не злостные неплательщики, а просто жертвы кризиса».

Дело было летом, так что отключение отопления и горячей воды не помогли выдворить бывших съемщиков на улицу. Тогда Сильвано пошел на крайние меры — и заселил в квартиру, которую некогда занимал его сын, местного «братка», недавно вышедшего из тюрьмы. Криминальный авторитет должен был припугнуть нерадивых арендаторов, ускорив их отъезд. Но в итоге, «браток» начал шантажировать семейство Гамбони, угрожая, что если они не заплатят ему пять тысяч евро вместо обещанных двух, то он и пальцем не пошевелит, а вдобавок останется жить в шестой квартире.

В конце концов, спустя семь месяцев мытарств, справедливость все же восторжествовала, и нерадивые жильцы выехали, оставив после себя полный разгром и, конечно же, не заплатив ни копейки. Эпопея с оккупантами наконец закончилась. К сожалению, многим другим итальянским арендодателям эта битва только предстоит.

«Государство очень печется о соблюдении базовых прав человека — в том числе права на жилье. Съемщики, которые не могут платить по уважительным причинам — из-за увольнения, сокращения, болезни или смерти кормильца — защищены законом и, по сути, это правильно, — комментирует Андреа. — Но вместо того, чтобы строить дешевые дома и выдавать бюджетные квартиры нуждающимся, правительство фактически закрывает глаза на такой вот беспредел».

09.12.2015