Как говорят в Сингапуре, у них в стране есть два национальных вида спорта — «шопинг и дайнинг», то есть магазины и еда.

Для сингапурца нет развлечения интересней обеда. Его время с двенадцати до двух дня неприкосновенно, как для мусульманина время намаза. На 13:00 никогда не назначают деловые встречи.

Зато некоторые хитрецы любят делать это около полудня: ведь, если встреча затянется, хозяин офиса не преминет перенести ее в ресторан, пригласив всех присутствующих. Не отменять же из-за какого-то бизнеса такую важную вещь как еда!

Ужин тоже четко: с шести вечера до десяти. Позже вы и в ресторан-то не попадете, он закроется. Смерть от голода, правда, все равно не грозит: к вашим услугам 11 тысяч продуктовых ларьков по всему городу. Большая часть из которых работает круглые сутки.

Еда для сингапурца — это фетиш поважнее порнографии. Может быть именно потому, что последняя в этом упорядоченном городе-государстве запрещена. Как запрещены азартные игры, нецензурная брань, курение на ходу, стихийные митинги и забастовки. И еще много чего. Зато еда — подходящая тема для светской беседы и разговора по душам. О еде говорят как минимум за час до обеда и еще час после. О том кто, где, сколько раз и как это было… Место на последних страницах печатных изданий, традиционно занятое в Америке телефонами и портретами девушек по вызову, в Сингапуре занимают фотографии еды. С глянцевых страниц к читателю призывно взывают голо-розовые креветки, соблазнительные свиные ляжки и бесстыже раскрасневшиеся омары. На десерт — лакомые ломтики бананового пудинга или обольстительного кокосового крема «чендол». Или, если хотите, неприлично огромный «айс-качанг»: горка снега, политая разноцветными сиропами. Звучит странно, но в тропическом климате это именно то, что нужно, чтобы немного «заморозить» в памяти воспоминания о кулинарном распутстве, которому вы только что предавались.

Не стоит думать, что сингапурцы — это нация неразборчивых обжор, этаких Робин-Бобинов. Индекс жирности на острове — один из самых низких в мире. Сингапурцы едят много, но тонко выбирая, что. Благо есть из чего выбирать: этническое разнообразие страны — китайцы, малайцы, индийцы и европейцы — предполагает множество кулинарных традиций. В Сингапуре можно есть две недели к ряду, ни разу не повторившись ни то что в выборе блюда, но даже и национальной кухни, которое оно представляет.

Одних только видов китайской здесь не перечесть. Кантонская, славная необычными сочетаниями ингредиентов. Фуцзянская, основанная на комбинации свежего мяса и большого количества овощей. Сычуанская, приправляющая перцем все: от цыпленка «гунбао» до соевого творога. Хайнаньская — со знаменитым «самоваром» из морепродуктов. А еще кухня полинезийского племени хакка: основой ее служит привычная русским снедь, вроде свинины, из которой можно приготовить простую, но калорийную еду. Населяющие остров малайцы свинину, напротив, совсем не едят — потому что мусульмане. Зато недостаток жира научились восполнять супом «лакса» — обжигающе пряной лапшой в кокосовом молоке со специями. Яркий вкус «лаксы» никогда не надоедает: есть ее можно на завтрак, обед и ужин. Да вот только попробовать хочется все!

Как пройти мимо малайского «реданга» — острого мясного рагу, к которому подается рис с добавлением корицы и кардамона, с обязательной приправой «сам-бал» из лайма, креветочной пасты и перца чили! Или тайского кисло-острого супа «том-ям» с тамариндом и листьями кафрского лайма. Японских суши. Вьетнамской капусты кимчи. «Тики» с севера Индии. Или карри с юга…

Комбинация блюд столь же невероятна, как и их подача. Сингапур — страна, резко шагнувшая из «третьего мира» в «первый». Так, в одном из популярных индийских ресторанов «Банана Лиф» курицу тандури и чатни из лука приносят на настоящем банановом листе. Меню там можно посмотреть на айпаде, которым оснащен столик, а официанта вызвать бесшумным пейджером.Читать дальше >>>