Начало этого путешествия напоминает эпизод из старого фильма о Джеймсе Бонде. Джип мчится на бешеной скорости по тундре, из-под колес летят камни. Вместе со мной едут  двое скромных русских парней — Андрей и Николай. Свои фамилии они не называют, «оставили их дома, в Якутске», от которого нас теперь отделяют почти 1700 километров. Петляя по  безлюдным просторам Восточной Сибири, мы третьи сутки трясемся по этой дороге, то вздымая тучи пыли, то увязая в болотистой грязи.

У места, куда мы направляемся, похоже, нет даже названия. У нас там назначена встреча, нам должны передать сокровища. Очень торопимся, поэтому едем почти без остановок.

«Притормози-ка», — вдруг говорит Николай, доставая лежащее под ногами ружье. Андрей осторожно тормозит, чтобы в нас не врезалась вторая машина, которая едет позади. Николай открывает дверь, спрыгивает на землю, прицеливается, стреляет и куда-то бежит. Неужели конкуренты? Нет, подстрелил над болотом двух уток. Торжествуя, Николай поднимает свои трофеи над головой.

Мчимся дальше. Охотники, с которыми у нас встреча, наверное, еще идут вдоль Колымы, одной из  рек, пересекающих Сибирь с юга на север по тайге и тундре и впадающих в Северный Ледовитый океан. В Якутии именно реки считаются главными «дорогами».

В 1932 году по приказу Сталина на Колыме были организованы исправительно-трудовые лагеря, где заключенные в невыносимых условиях добывали золото. На колымских приисках погибло около 140 тысяч так называемых «врагов народа».

Но нас влечет не золото — мы приехали за слоновой костью. Понятно, что речь не о бивнях слонов, никто из этих гигантов не смог бы сюда забрести. Здешняя зима, которая длится девять месяцев в году, бьет все рекорды: поселок Оймякон, расположенный примерно в 700 километрах к востоку от Якутска, считается самым холодным населенным пунктом в мире. Самая низкая зарегистрированная здесь в двадцатом веке (в 1924 году) температура была минус 71,2 градуса по Цельсию.

Именно благодаря такому климату и вечной мерзлоте якутские недра стали естественным морозильником, сохранившим останки шерстистых мамонтов, последние из которых вымерли около четырех тысяч лет назад. В течение нескольких десятилетий «морозильник» из-за изменения климата размораживается, и в тундре все чаще находят оттаявшие останки мамонтов.

Эти раритеты вызывает живой интерес не только у генетиков, но и у производителей ювелирных изделий. Одни мечтают о том, чтобы воскресить слонов ледникового периода. А другие хотят делать деньги — большие деньги.  Цена на бивни доисторических слонов резко возросла после того, как в 1989 году был введен запрет на международную торговлю слоновой костью. Николай поставляет этот драгоценный материал и в научные лаборатории, и в ювелирные мастерские. 

Наконец мы добираемся до места, где должны встретиться со знакомыми Николая. Маленькая речная пристань. Над желтовато-бурым морем тайги своеобразными «маяками» торчат два проржавевших подъемных крана. На берегу лежит такая же ржавая лодка. Николай вглядывается вдаль — туда,  где Колыма ниже по течению поворачивает и скрывается из виду за лесом. Трудно соблюсти пунктуальность, когда встреча назначена в таком месте. Николай говорит, что  Валерий с Сергеем — охотники, которые ищут для него ископаемую слоновую кость, — должны появиться как раз оттуда. «Там закрытая зона, иностранцам туда нельзя», — объясняет Николай. Четыре недели его ребята собирали там бивни мамонтов. Звучит буднично, словно речь идет о сборе урожая картошки. Только копать приходится не на одном поле, а в самых разных местах.

В основном Валерий с Сергеем ведут свои поиски вдоль русла реки. И по берегам озер — они и раньше там много всего находили. «Охотнику помогает не только зоркий глаз, но  и нюх», — говорит Николай. Ведь иногда вместе с бивнями оттаивают и оказываются на поверхности земли  и части туш мамонтов. Они начинают разлагаться, трупный запах распространяется на многие километры вокруг. Если учуял жуткий смрад — значит где-то рядом «разморозился» мамонт.  

За несколько дней до условленной встречи охотники грузят найденные трофеи в моторную лодку. По словам Николая, им обычно нужно два с половиной дня, чтобы преодолеть 600 километров вверх по течению Колымы.

«А когда вы договаривались о сегодняшней встрече?»Читать дальше >>>