Новости партнеров


GEO приглашает

В Киеве, в американском культурном центре America House проходит выставка «Шик-модерн» молодой украинской художницы Пацци Пеннелло (Pazza Pennello). На картинах, написанных акрилом в стиле поп-арт, запечатлены товары и бренды, хлынувшие на постсоветское пространство после падения железного занавеса


GEO рекомендует

Hisense — китайский бренд с почти 50-летней историей выходит на российский рынок и представляет линейку лазерных телевизоров, холодильников, стиральных машин и кондиционеров


Новости партнеров

Рандеву с подводным хищником

текст: Фредди Лангер

Первое погружение мы планировали на закате, но начался дождь и стемнело раньше времени. Под водой нас встречает мгла. На коралловый риф будто набросили маскировочную сеть, тропические рыбы превратились в бледные тени.

Серая рифовая акула выныривает прямо из черной бездны. Мы застываем, скрестив руки на груди и слегка согнув ноги в коленях. Два-три удара хвостом, и она, проплыв сквозь нашу группу, растворяется в толще воды. Серая рифовая акула — один из самых «любознательных» и активных видов акул. В коралловых рифах тропических морей именно серые, черноперые и белоперые рифовые акулы чаще других сородичей приплывают посмотреть на ныряльщиков.

<quote>Рангироа — крупнейший атолл Французской Полинезии и второй по величине в мире. Этот «венок» на воде — все, что осталось от острова, поднявшегося из моря миллионы лет назад.</quote>

Следы жизни обнаруживаешь, лишь когда самолет садится на острове Тевайохие, одном из наименее населенных в архипелаге, состоящем примерно из 240 крохотных островков. Два глубоких пролива связывают мелкую лагуну — внутреннюю часть атолла — с Тихим океаном. Вытянувшийся в длину примерно на десять километров, этот остров в самой своей широкой части едва достигает нескольких сотен метров, а местами настолько узок, что с ухабистой дороги, ведущей от одного пролива к другому, можно свалиться в воду.

На одном конце этой дороги находится деревушка Аватору с церковью и почтой, на другом — одна из двух баз подводного плавания Ива Лефевра: сарай для снаряжения, стол для пикников под крышей и пристань для надувных лодок.

Наутро мы восьмером на лодке отправляемся в пролив Аватору. Лефевр, одетый в голубой неопреновый костюм, всматривается в солнечные блики на воде. Через четверть часа он командует: «Стоп!»

Каждый из нас надевает жилет, к которому приделан баллон с дыхательной смесью, маску и засовывает в рот регулятор. Лефевр считает до трех, и мы падаем в воду спиной вперед.

<quote>Мы скользим вниз. Один из руководителей погружения вскрывает пластиковый пакет с приманкой  — тухлой рыбой. Вскоре, почуяв падаль, приплывают серебристоконечные акулы: трехметровые серо-бурые «торпеды» с белой каймой на всех плавниках. Эти акулы, которые охотятся на глубинах до 800 метров, помимо Тихого океана обитают в западной части Индийского океана и в Красном море. </quote>

Перед погружением нам объяснили, что акулы ориентируются в воде с помощью обоняния, а черные пятнышки на морде — так называемые «ампулы Лоренцини» — позволяют им улавливать электрические сигналы. Но, когда акулы, возникнув ниоткуда, начинают кружить вокруг нас, я не могу отделаться от ощущения, что они не спускают с нас глаз. От их зрачков веет смертельным холодом. Нас будто окружают не живые существа, а смертоносные машины. Страшно красивые и сказочно страшные.

От их вида леденеет кровь. Акулы уже практически задевают наши ласты, но мы не можем отвести от них взгляда.

У науки есть объяснение тому, почему акулы плавают кругами. Какими бы грациозными ни были их движения, они ограничены в своих маневрах. Акулы не могут неподвижно «зависнуть» в воде. Поэтому им приходится кружить, выясняя, что происходит вокруг, при помощи чувствительного к изменению давления органа — боковой линии, улавливающей вибрации в воде. Ученые предполагают, что акулы умеют «ощупывать» животных и людей: нагнетают на них воду хвостами, а затем засекают эхо от ударной волны. Понятно, что для этого они должны нарушить «дистанцию любопытства» и подойти к чужаку совсем близко — на «дистанцию знакомства». Затем акула толкает незваного гостя, оказавшегося в ее владениях, а в крайнем случае наносит «пробный» укус.

<quote>Далеко не каждый акулий «хоровод» заканчивается нападением. Вот только как понять, собирается нападать акула или нет? При виде зубов в пасти акулы нож в руке Лефевра кажется забавной безделушкой. При личной встрече с акулой действует лишь одно правило: забудьте все правила. </quote>

Дайвер-гид достает приманку из пакета и протягивает ее самой большой из восьми акул. Та хватает ее, и вся «эскадра» тут же исчезает в темноте. Визит акул продолжается всего несколько минут. Это противоречит распространенным представлениям о хищниках, которых долгое время считали беспощадными убийцами.

Впрочем, в Океании акул всегда почитали. В местных мифах акулы — то боги, то вожди, показавшие людям путь по морю к островам. Согласно поверьям полинезийцев, в акул переселяются души предков. Возможно, это и помогло акулам выжить в здешних морях.

Если во всем мире уже треть из 500 известных видов акул и скатов находится под угрозой исчезновения, то популяция акул у побережья Рангироа сегодня стабильна.

Ив Лефевр приехал на атолл Рангироа в 1985 году. К тому времени архипелаг уже был популярен среди дайверов. Французский пожарный Лефевр, которому тогда было 22 года, решил открыть здесь первую базу для дайвинга.

Клиентов он нашел сразу — богатые туристы только его и ждали. Сначала места для погружения Лефевру показывали рыбаки, но затем он сам отыскал живописные подводные «точки», присвоил им звучные названия и нанес на карту.

<quote>С тех пор Лефевр совершил тысячи погружений у берегов Рангироа. Каждое погружение — таков его принцип — должно шокировать клиентов. Лефевр говорит, что с помощью подводных красот он хочет сделать из туристов соратников в своей борьбе за сохранение подводного мира. И пока ему это удается. </quote>

В 2003 году эта поддержка пригодилась Лефевру. Тогда азиатские торговцы рыбой вывесили на Рангироа объявление о скупке акульих плавников. И некоторые рыбаки быстро забыли о древних преданиях. У берегов атолла начали находить мертвых акул с зияющими ранами вместо плавников.

В ужасе от этого зрелища видеооператор Петер Шнайдер, знакомый Лефевра, создал фильм о том, ради чего истребляют акул, — о модном в Китае супе из акульих плавников.

На самом деле акульи плавники абсолютно безвкусны, но добыча «деликатеса» превратилась в огромный бизнес: каждый год из-за плавников убивают 100 миллионов акул.

Фильм «Акулы Рангироа» поднял по всему Таити волну протеста. В 2006 году правительство Французской Полинезии запретило лов почти всех видов акул в пределах своих морских границ. Власти руководствовались простыми соображениями: живые акулы, на которых приезжают посмотреть туристы, приносят гораздо больше денег, чем плавники.

Впрочем, на атолле Рангироа могли бы догадаться об этом и раньше. Ведь именно здесь находится популярная среди дайверов точка погружения «Стена», где собираются сотни акул. Они приплывают в восточный канал между лагуной и морем и ждут, когда прилив принесет добычу прямо им в пасть. Приливная волна каждые шесть часов устремляется из океана в лагуну через два узких канала. При этом образуется мощная струя, которой не может противостоять мелкая живность. Нам предстоит узнать, устоит ли под этим напором человек.

<quote>Первыми на внешней границе атолла нас приветствует стая барракуд. Потом вокруг нас начинают мелькать молодые рифовые акулы. Они двигаются как-то неловко и неуверенно, будто понимают, что они еще нескоро вырастут в ловких охотников. Затем нас подхватывает течением и несет к острову, в пролив, где уже кружат родители этих акул-подростков. Сто, двести, а может, и триста хищников. </quote>

Прямо под нами риф уходит вертикально в глубину. У его края акулы сливаются в суетливую массу — уже нельзя различить их пасти, спинные и хвостовые плавники. Они кружат, как стая птиц. Меняют направление. Поднимаются ближе к поверхности и устремляются в глубину. И совершенно не замечают мощи прилива. Едва заметными ударами хвоста акулы меняют курс и плывут по направлению к морю, а навстречу им несет течением нашу группу. То раскидывая в стороны руки и ноги, как при прыжке с парашютом, то вытягиваясь в струнку, мы проплываем над дном, вылизанным приливами. Здесь не осталось ни кораллов, ни водорослей — один лишь жуткий мир призраков.

Оба пролива Рангироа возникли миллионы лет назад, когда остров еще возвышался на тысячу метров над уровнем моря, — это бывшие русла рек. Наше погружение превращается в планирующий полет над самым дном. Сначала до поверхности двадцать пять метров, потом пятнадцать и наконец — пять; мы вплываем в лагуну, где в ослабевшей приливной волне резвятся скаты, а вокруг снова бурлит жизнь. Сон закончился. Наверху ждет надувная лодка.

03.05.2011
Теги: