На улице июльская жара, под ногами вертится собака, местные жители копаются в огородах. Сегодняшний Булгар — центр Спасского района Татарстана, расположен на высоком берегу Волги в месте слияния с Камой. Летом сюда можно добраться за пару часов из Казани по Волге на «Ракете», в остальное время года — только на машине, делая большой крюк, — прямой дороги нет. Картина деревенской идиллии разворачивается на фоне средневековых минаретов, которые напоминают о былом величии Волжской Булгарии.

«Вот, смотрите: это — корейский селадон», — Айрат Губайдуллин протягивает тяжелое блюдо зеленоватого оттенка, склеенное из отдельных кусочков. 45-летний археолог демонстрирует сокровища на базе ученых. Гордым словом «база» называется простой деревенский дом, когда-то купленный Институтом истории Академии наук Татарстана у местных жителей.

Айрат выглядит как аскет: испачканные на раскопках джинсы, затертая футболка. Всю свою научную жизнь он занимается памятниками Волжской Булгарии. Из груды археологических находок он достает тарелку с восточными узорами: «А вот это уже Персия. Страшная ценность, по тем временам она стоила, как если бы была сделана из чистого золота. До XIX века такое в Европе никто не мог сделать. А здесь подобную вещь впервые находят!»

Все эти находки были созданы в доме XIV века, причем богатство принадлежало не какому-нибудь аристократу, а простому ремесленнику. «Скорее всего, это был ювелир», — говорит Айрат Губайдуллин. Ремесленник жил в большой доме в аристократической части города. Но потом дом сгорел и вся коллекция оказалась под завалами.

По истории безымянного ремесленника можно изучать судьбу всего города. Сегодня от минарета к минарету ведет обычная сельская улица: бабульки в платочках пристально разглядывают незнакомых, русые детишки на велосипедах здороваются с первым встречным, пестрые куры разбегаются, едва почуяв чужака.

А ведь когда-то здесь был средневековый мегаполис. Не без гордости в голосе Айрат сравнивает Булгар с современными Мехико и Токио. По его словам, до нашествия монголов город занимал 25 гектаров, а при монголах — 380. «Площадь Парижа того времени была 30-40 гектаров, — сравнивает Айрат Губайдуллин. Недаром в русских летописях писали: Великий город Булгарский!»

Город процветал за счет своего географического положения на перекрестке торговых путей Востока и Запада. Здесь встречались купцы из самых разных стран: с севера везли пушнину, мед и воск, с востока — серебро и драгоценности, оружие и пряности.

Сегодня мало что напоминает о былом величии, кроме нескольких полуосыпавшихся мавзолеев и минаретов. Булгар — поселок городского типа с гусями и поросятами на улицах. Местные жители занимаются сельским хозяйством, частным извозом, мелким бизнесом и ездят на работу в другие города.

В начале XVIII века было известно около 70 строений средневекового Булгара, сегодня из них осталось не меньше десятка. Это два минарета, три мавзолея, Белая и Черная палата, бани. Почти все они — характерного светло-коричневого цвета, потому что построены из песчаника и туфа. В советское время их реставрировали, поэтому они неплохо сохранились. Археологи шутят, что народ в Булгаре рождался, чтобы помыться и умереть, — вот и сохранились одни бани и мавзолеи. Деревянные жилые дома не дожили до наших дней. Сегодня в большинство из сохранившихся строений пускают туристов, но все, что можно увидеть внутри — этодеревянные настилы, по которым ходят реставраторы.

Сразу за домами начинается огромное поле, перемежаемое рощицами и уходящими к горизонту оврагами и холмами. Это остатки древних стен и рвов. Здесь-то и становятся видны масштабы древней столицы. Когда-то все эти огромные пространства были городскими улицами и кварталами, где кипела жизнь.

Теперь здесь пасет коров Игорь Мартынов. Ему 37 лет, он одет в спецовку защитного цвета. Пастух разбирается в археологии не хуже ученых: «Мы здесь часто всякие черепки находим или от ножей остатки — ржавые такие железки. Это сейчас у нас тут деревня, а когда-то был город. Не хуже вашей Москвы».Читать дальше >>>