Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Рай для любителей природы

текст: Инго Петц

Чтобы понять Новую Зеландию, надо увидеть Барни Райли. Бородач с кривыми ножками вырастает словно из-под земли посреди пустынного ландшафта Центрального Отаго, на обвеваемом всеми ветрами юге острова Южный, где мужчины едят на завтрак сырые стейки, а женщины могут остановить на скаку коня. У него хитрый взгляд и острый язык, он похож на карлика из сказки братьев Гримм. Его смех похож на звон ржавого будильника. «Хе-хе-хе».

Барни – штукатур, у него своя фирма. А по совместительству и социальный работник, помогающий детям из «неблагополучных семей» найти работу и встать на путь истинный. И, конечно, философ, ценитель житейских курь­езов и бытового абсурда. Уже шесть лет он пишет сценарий для своего собственного комеди-шоу, который когда-нибудь купит какой-нибудь телеканал. Кроме этого, 66-летний Барни мечтает о том, что туристы в Новой Зеландии будут разъезжать на велосипедах по маршруту, который разработает он лично. «Без мечты, – говорит Барни, – помрешь как овощ».

Прагматик, склонный к приключениям и чудачеству, – такой тип, как Барни, не редкость в Новой Зеландии.   Человек, в котором жив дух первопроходца, который любит мечтать и не боится жить. Человек, который берет от жизни все.

Потому что здесь так принято. Здесь никто не удивляется, если профессор кафедры «водоснабжения и канализации» вдруг станет виноделом, потом консультантом по вопросам операционных систем, а в итоге займется производством экологически чистого козьего сыра. И все это, естественно, с воодушевлением и полной самоотдачей.

Природа формирует характер так же, как вода оттачивает камни в реке. Может, поэтому причину здешней жажды жизни и приключений стоит искать в окружающей среде?

Природа щедро одарила эту маленькую страну. Где бы ты ни был – море всегда рядом. Поэтому можно без конца глядеть на горизонт, мечтая о свободе и неизведанных далях. Но при всем этом новозеландцам не свойственно витать в облаках. Они твердо стоят на ногах: привязанность к земле, унаследованная от эмигрировавших сюда предков-фермеров, не дает им отрываться от реальности.

Прототипом прагматичного, скромного, доброжелательного, отличающегося силой воли и неразговорчивого новозеландца был альпинист сэр Эдмунд Хиллари – сын пасечника, который первым в истории человечества в 1953 году покорил Эверест. Хиллари – один из немногих национальных героев этого государства в юго-западной части Тихого океана. Но вообще-то стремление выделиться здесь не в почете. Личность, выставленная напоказ, скорее, вызывает насмешку, чем уважение.

 

Новая Зеландия всегда была страной эмигрантов. Люди едут сюда не на пенсию, а  чтобы «начать новую жизнь, реализовать свои идеи», говорит Кай Шуберт, который перебрался сюда из Германии в 1998 году, чтобы выращивать в долине Вайрарапа «великолепный виноград сорта Пино Нуар».

Шотландцам, ирландцам и немцам, которые в XIX веке ехали жить в самое молодое тогда государство мира, нужны были мужество, любопытство, мечтательность, а также крепкие руки. Им нужен был здравый смысл, чтобы не потеряться на бескрайних просторах природы и противостоять опасностям, исходящим от нее.

Новозеландцы до сих пор любят померяться силами со стихией. Например, в качестве штурмана парусника. Или бегая трусцой по Тонгариро-Кроссинг, одному из известнейших новозеландских пеших маршрутов, который проходит через красно-серую вулканическую зону Северного острова. На самом верху, на высоте 1800 метров, можно встретить этих бегунов – с восторженным блеском в глазах.

Однако туристам дикая природа рекомендуется лишь в «гомеопатических» дозах и желательно в сопровождении местного жителя. Какими бы привлекательными ни казались джунгли в национальном парке Те-Уревера на Северном острове, как бы ни манили фьорды или Южные Альпы с их заснеженными вершинами.

Хотя в Новой Зеландии и не водится ядовитых или опасных зверей (они все по воле истории оказались в соседней Австралии), здешняя природа весьма капризна. Одна из моих первых попыток в одиночку разведать новозеландский буш потерпела полное фиаско. Во время моего пешего похода по горной цепи Вайтакере между Оклендом и западным побережьем Северного острова я четырежды падал в реку, а  потом заблудился в зарослях кустарников и папоротников, пока перед самым закатом не нашел спасительную дорогу. После таких приключений – если не потерять здравый рассудок – автоматически становишься более невозмутимым и менее заносчивым.

Землетрясения случаются на двух островах примерно

14 000 раз в год. Большие территории страны в буквальном смысле слова плавают в море из лавы. Кто живет лицом к лицу с такими «природными» опасностями, тот вряд ли станет воспринимать жизнь всерьез. Так что без юмора здесь не обойтись.

Впрочем, жизнь среди дикой природы хотя и прекрасна, но быстро надоедает. Поэтому новозеландцы любят придумывать все новые и новые новые виды экстремального спорта – они прыгают вниз головой с мостов, обвязавшись резиновыми жгутами; носятся на моторных лодках по горным рекам; скатываются в огромных резиновых шарах по крутым склонам. Любовь к природе и страсть к неизведанному сливаются в одну гремучую смесь.

 

Чем еще может обернуться жизнь в такой глуши? На это можно посмотреть в Веллингтоне, столице Новой Зеландии. Здесь находятся офисы студии «Вета», мирового аса спецэффектов, компьютерной анимации и кинореквизитов, основанной режиссером фильма «Властелин колец» Питером Джексоном и его коллегой Ричардом Тэйлором. Двое друзей еще в молодости начали снимать фильмы ужасов и фантастические боевики. Спецэффекты и костюмы они, конечно, тоже делали сами – из подручных материалов.

«Жизнь в Новой Зеландии такова, что ближайший магазин игрушек может оказаться в нескольких часах езды», – говорит Тэйлор во время экскурсии по своей фабрике чудес. «Но это только на пользу фантазии и творчеству – приходится обходиться тем, что есть под рукой». Сегодня студии «Вета» – один из самых крупных голливудских поставщиков спецэффектов.

До середины 1980-х годов годов Новую Зеландию даже называли «Советским Союзом в миниатюре», из-за жест­кого государственного регулирования экономики. В те времена особенно деревенская жизнь отличалась скукой и дефицитом. Из-за этого новозеландцы были вынуждены импровизировать – и очень преуспели в этом.

Талант «делать все из ничего» здесь называют «проволокой номер восемь», имея в виду материал для заграждений пастбищ для овец. Эту проволоку можно купить в любой, даже самой захолустной деревушке.

Наверное, так начинал и 39-летний Марк Рокет, который руководит самой необычной космической программой в мире. Из Новой Зеландии он запустил в космос ракету длиной шесть метров. Со временем его компания, состоящая пока из двух человек, собирается конкурировать с производителями современных ракет за счет дешевизны своей продукции.

 

Здесь живут четыре миллиона человек, и больше половины – в крупных городах. И несмотря на это, Новая Зеландия остается провинциальной страной. Здесь преобладают деревенские общины с маленькими пабами, где пьют пиво местного разлива «Лайон Ред»; с магазинчиками, в которых на восьми квадратных метрах можно купить почти все. В такие деревушки нередко можно добраться только по проселочной дороге. Эту сельскую жизнь вполне правдоподобно описывает народный поэт новозеландцев Сэм Хант в своих «дорожных песнях».

Местный менталитет формируют сельское хозяйство и близость к земле. Жажда природы особенно проявляется летом, когда города пустеют и люди устремляются на свои «бачес», дачи и бунгало на берегу моря. Некоторые граждане вообще считают городскую жизнь противоестественной. Поэтому Окленд – единственный город, в котором живет более миллиона человек.

 

Автомобильные пробки,  суета, дорогие рестораны. Жители Окленда предпочитают «латте маккиато», остальные новозеландцы пьют простой «кофе». Оклендцы модно одеваются, а провинциалы, презирая все дорогое и модное, ходят в шортах, свитерах и резиновых сапогах.

Столичных жителей считают заносчивыми и хвастливыми. Деньги, машины и виллы для них якобы главное в жизни. Если кто и сподобится на комплименты, то похвалит близость Окленда к дикой природе: от города, который живописно раположился на перешейке между Тасмановым морем и островами на юго-западе Тихого океана, совсем недалеко до моря, гор или джунглей. То есть до всего того, из чего и состоит новозеландская душа.

04.05.2011