Чтобы понять Новую Зеландию, надо увидеть Барни Райли. Бородач с кривыми ножками вырастает словно из-под земли посреди пустынного ландшафта Центрального Отаго, на обвеваемом всеми ветрами юге острова Южный, где мужчины едят на завтрак сырые стейки, а женщины могут остановить на скаку коня. У него хитрый взгляд и острый язык, он похож на карлика из сказки братьев Гримм. Его смех похож на звон ржавого будильника. «Хе-хе-хе».

Барни – штукатур, у него своя фирма. А по совместительству и социальный работник, помогающий детям из «неблагополучных семей» найти работу и встать на путь истинный. И, конечно, философ, ценитель житейских курь­езов и бытового абсурда. Уже шесть лет он пишет сценарий для своего собственного комеди-шоу, который когда-нибудь купит какой-нибудь телеканал. Кроме этого, 66-летний Барни мечтает о том, что туристы в Новой Зеландии будут разъезжать на велосипедах по маршруту, который разработает он лично. «Без мечты, – говорит Барни, – помрешь как овощ».

Прагматик, склонный к приключениям и чудачеству, – такой тип, как Барни, не редкость в Новой Зеландии.   Человек, в котором жив дух первопроходца, который любит мечтать и не боится жить. Человек, который берет от жизни все.

Потому что здесь так принято. Здесь никто не удивляется, если профессор кафедры «водоснабжения и канализации» вдруг станет виноделом, потом консультантом по вопросам операционных систем, а в итоге займется производством экологически чистого козьего сыра. И все это, естественно, с воодушевлением и полной самоотдачей.

Природа формирует характер так же, как вода оттачивает камни в реке. Может, поэтому причину здешней жажды жизни и приключений стоит искать в окружающей среде?

Природа щедро одарила эту маленькую страну. Где бы ты ни был – море всегда рядом. Поэтому можно без конца глядеть на горизонт, мечтая о свободе и неизведанных далях. Но при всем этом новозеландцам не свойственно витать в облаках. Они твердо стоят на ногах: привязанность к земле, унаследованная от эмигрировавших сюда предков-фермеров, не дает им отрываться от реальности.

Прототипом прагматичного, скромного, доброжелательного, отличающегося силой воли и неразговорчивого новозеландца был альпинист сэр Эдмунд Хиллари – сын пасечника, который первым в истории человечества в 1953 году покорил Эверест. Хиллари – один из немногих национальных героев этого государства в юго-западной части Тихого океана. Но вообще-то стремление выделиться здесь не в почете. Личность, выставленная напоказ, скорее, вызывает насмешку, чем уважение.

 

Новая Зеландия всегда была страной эмигрантов. Люди едут сюда не на пенсию, а  чтобы «начать новую жизнь, реализовать свои идеи», говорит Кай Шуберт, который перебрался сюда из Германии в 1998 году, чтобы выращивать в долине Вайрарапа «великолепный виноград сорта Пино Нуар».

Шотландцам, ирландцам и немцам, которые в XIX веке ехали жить в самое молодое тогда государство мира, нужны были мужество, любопытство, мечтательность, а также крепкие руки. Им нужен был здравый смысл, чтобы не потеряться на бескрайних просторах природы и противостоять опасностям, исходящим от нее.

Новозеландцы до сих пор любят померяться силами со стихией. Например, в качестве штурмана парусника. Или бегая трусцой по Тонгариро-Кроссинг, одному из известнейших новозеландских пеших маршрутов, который проходит через красно-серую вулканическую зону Северного острова. На самом верху, на высоте 1800 метров, можно встретить этих бегунов – с восторженным блеском в глазах.

Однако туристам дикая природа рекомендуется лишь в «гомеопатических» дозах и желательно в сопровождении местного жителя. Какими бы привлекательными ни казались джунгли в национальном парке Те-Уревера на Северном острове, как бы ни манили фьорды или Южные Альпы с их заснеженными вершинами.Читать дальше >>>