Через пару недель ей придется расстаться с сыном. На целых два месяца, а то и больше. Мальчишке всего два года, что он может понять? Она и сама в детстве не понимала, зачем отец уходит в море. Пока однажды ночью не услышала голоса дельфинов, играющих в волнах.

Жаркий октябрьский день в старинном портовом городке Лахайна на западном побережье гавайского острова Мауи. Кала Байбаян сидит на палубе сдвоенного, как катамаран, океанского каноэ. Ее черные волосы заплетены в косу. На лице сияет улыбка. Не зря в переводе с гавайского ее имя означает «солнце».

Кала закрепляет поперечные балки на верхней палубе, ловко обвязывая их белым канатом. Легкий бриз с пляжа колышет огромный парусиновый тент, защищающий 19-метровое каноэ от солнца.

Отец Калы — мужественный и спокойный человек. Из тех, кто зря не болтает. Кала в детстве даже пугалась, когда папа возвращался из долгих плаваний: исхудавший, обгоревший на солнце, заросший косматой бородой, он был похож на бродягу. Особенно жутко отец выглядел после океанского перехода на каноэ «Хокулеа» до Таити.

Чад Байбаян — из первого поколения современных гавайских каноистов, доказавших всему миру, что пересечь Тихий океан можно без компаса, секстанта и карт, ориентируясь только по звездам. Мастеров традиционной полинезийской навигации сейчас всего пятеро. И он — один из них.

В 25 лет, отучившись несколько семестров в университете, Кала решила отправиться в море с отцом, чтобы понять, почему его туда так тянет. Но не осмелилась попросить об этом сама. Слово за нее замолвила бабушка. Спустя пару недель Кала уже спешила к причалу, где качался на волнах отцовский катамаран. И только тут ей пришло в голову, что она будет единственной женщиной на борту. А ведь на лодке нет даже туалета. А если ее укачает в море?

Морская болезнь, конечно, дала о себе знать. Но измучила она не Калу, а молодых парней, которых ее отец взял в экипаж юнгами. Самой дочери морехода качка была нипочем. Калу огорчало только то, что папа назначил ей вахту с двух часов ночи до шести утра, когда все спят. Но в первое же ночное дежурство она поняла, почему отец так поступил: «Обычно мы заперты
в замкнутом пространстве — в машине, дома, в офисе. А тут нет ни стен, ни крыши. Только ты, океан и звезды над головой. Чувствуешь себя абсолютно свободным».

Отец в ту ночь тоже не спал. Проверив, все ли в порядке у Калы, он подвел ее к носу катамарана: «Слышишь?» И она уловила ритмичные звуки: «Цок-цок-цок». Это «разговаривали» дельфины, резвясь в волнах, расходящихся от каноэ.

В ту же ночь Кала решает стать навигатором, как отец.

Начинаются годы подготовки. Она учит наизусть траектории движения 220 звезд, по которым полинезийские мореплаватели ориентируются в разные времена года. Узнает, что кроме солнечных суток есть еще и звездные — в них не 24 часа, а на четыре минуты меньше. Учится, вытянув руку вперед, с помощью двух пальцев измерять на глазок длину осей созвездия Южный Крест. Если они одинаковые, значит, лодка на широте Гавайев. Запоминает приметы. Например, если в море появилась стая крачек — значит, где-то рядом земля, ведь эти птицы ловят рыбу недалеко от берега. Но если крачка одна, то это еще ничего не значит — скорее всего, она залетела далеко в море просто ради забавы.

В Лахайне Кала присоединяется к молодым энтузиастам, которые на добровольные пожертвования строят океанское каноэ «Моокиа-о-Пиилани». Корпус лодки можно изготовить из полиэстера, как доски для серфинга, решают они. На Гавайях уже не осталось больших деревьев коа, из которых их предки выдалбливали каноэ. Во всем остальном начинающие корабелы строго следуют традициям, собирая лодку без единого гвоздя. Железо попало на Гавайи лишь в 1778 году, когда острова открыл Джеймс Кук. А еще Кала и ее друзья сажают на Биг-Айленде рощу коа, чтобы через сто лет их правнуки смогли выдолбить из цельного ствола настоящее каноэ.

В сентябре 2013 года Кала сдает экзамены на «права» полинезийского морского навигатора. Основное задание — доплыть с шестью другими новичками до необитаемого островка Нихоа, расположенного в 150 морских милях к северо-западу от острова Кауаи. Они выходят в море в девять утра. Прокладывают маршрут, ориентируясь по солнцу, определяют силу ветра, корректируют курс с учетом морских течений. После заката ведут каноэ на свет самых ярких звезд.Читать дальше >>>