Трое обессиленных и истощенных европейцев 23 апреля 1861 года снимаются со стоянки в тени деревьев на берегу реки Купер-Крик, чтобы начать последний этап своей экспедиции. Река словно проложила зеленый ковер по краю пустынного пейзажа. «Погода прекрасна», – пишет в своем дневнике геодезист Уильям Джон Уиллс. Всего 250 километров отделяют путешественников от намеченной цели – полицейского участка на вершине Маунт-Хоуплес, что на востоке колонии Южная Австралия.

В последующие недели Уиллс сделает еще примерно 60 записей в своем дневнике, облекая растущую безнадежность в скупые фразы. Он опишет бесконечные блуждания между высох­ших рек и водоемов со стоячей водой; расскажет о верблюдах, тонущих в зыбучих песках; о кристально ясных ночах, когда холод проникает в их превратившиеся в лохмотья, кое-как заплатанные одежды и пронизывает истерзанные голодом тела.

И о смутном предчувствии, что участники экспедиции не достигнут цели.

Восемь месяцев назад они отправились в путешествие по дикой природе, прихватив с собой кроме всего прочего ванну, санитарные носилки с балдахином, привязанные к боку верблюда, дубовый стол, инкрустированный кедром, стулья из этого же гарнитура – и флаг Соединенного Королевства Великобритании.

Сейчас у них не осталось даже рыболовного крючка.

Уильям Джон Уиллс – главный хроникер этой безумной схватки, на которую от имени своего правительства пошли несколько европейцев из колонии Виктория. Их соперники стартовали из Южной Австралии. На кону стоят честь, слава –и маршрут телеграфной линии, которая должна пройти через весь континент и подключить Австралию к остальному миру.

Это борьба двух новых колоний друг с другом. Ее исход определят упрямство, честолюбие, отвратительное руководство – а также то, что в народе называют простыми словами «не повезло».

 

Австралия 1860-х годов: девять лет назад началась золотая лихорадка, и теперь портовые города на южном побережье континента превращаются в мегаполисы европейского типа. Больше всего везет именно Виктории, самой маленькой колонии материка. В Мельбурне, ее столице, открываются музеи и банки, строятся частные дома с колоннами.

Для жаждущих знаний есть университет и публичные библиотеки; у кого есть деньги, тот играет в крикет или идет в новый парк на берегу реки Ярра, где по выходным устраивают фейерверки и танцы. А забравшиеся по социальной лестнице совсем высоко становятся членами Философского института – элитного кружка, в котором исследователи, зажиточные господа и власть имущие рассуждают о науке.

Но в своем благополучии они одиноки. Колонисты отрезаны от остального мира, но при этом зависимы от державы на другом конце Земли, от ее политики, экономики, светской жизни.

Поэтому когда в порт Аделаиды – первого пункта прибытия европейских судов в Австралии – заходят парусники из Великобритании, им навстречу на лодках несутся журналисты, чтобы как можно скорее разузнать новости ... двухмесячной давности.

Поэтому владельцы австралийских шахт по-прежнему отправляют в Европу медь, хотя спросом давно пользуется никель; поэтому овцеводы ждут чуть ли не год, чтобы узнать, по какой цене британские фабрики купили их прошлогоднюю шерсть. Поэтому поселенцы, которые отправляются на родину навестить заболевших родственников, приезжают лишь на их могилы.

В других частях света время не стоит на месте. Вот уже несколько лет британская империя расширяет сферу своего влияния. В этом ей помогает революционное открытие – электрический телеграф. В 1850 году первый подводный медный кабель соединил английский Дувр и французский мыс Гри-Не, власть имущие отправляют депеши с помощью аппарата Морзе из Лондона в Париж, в Россию, в Турцию.

В Америке и Азии инженеры оплетают телеграфными сетями все большие территории; уже соединены Цейлон и Индия, к 1859 году связь доходит до Батавии (сегодняшняя Джакарта). Однако в Австралии медной проволокой соединены только Аделаида, Мельбурн и Сидней .

Это произошло лишь благодаря кровопролитному конфликту в далекой Европе: война, которую в 1854 году Британская корона начала против расширяющейся российской империи, заставила колонистов опасаться, что русские могут продвинуться и до Австралии.Читать дальше >>>