Новости партнеров


GEO приглашает

11-12 августа на фестивале Geek Picnic в Москве автор бестселлера «Все лгут», data scientist и колумнист The New York Times Сет Стивенс-Давидовиц впервые в России расскажет о том, что поисковики и социальные сети знают о каждом из нас. Cкидка 10% на покупку билетов по промокоду GEO


GEO рекомендует

Мороженица E801 сама смешивает ингредиенты, постепенно охлаждая их. Собственная холодильная система E801 почти не отличается от машин производственного уровня: благодаря работающему на хладагенте компрессору она замораживает равномерно, а значит, десерт сохранит нежную однородную текстуру


Новости партнеров

Птица счастья рыбака

В Китае бакланы ловят рыбу для себя и своих хозяев. Преданных человеку птиц называют здесь «китайскими собаками»
текст: Татьяна Обозова
фото: Татьяна Обозова, Илья Родионов

На прогулочных корабликах, курсирующих по реке Ли, туристы любят фотографироваться с этими большими черными птицами, которых держат рыбаки. На плечо пассажиру кладут бамбуковую палку с сидящими на ней бакланами, и экскурсовод делает снимки, которые тут же распечатываются.

По вечерам рыбаки надевают «профессиональные» национальные костюмы из кокосовых волокон и шляпу из тростника, медленно разжигают керосиновые фонари. И потом позирует часами, до наступления полной темноты. Все это время птицы терпеливо выполняют требования своих хозяев: расправляют крылья, машут ими, сидя на бамбуковой палке или сачке для рыбы. Может показаться, что их предназначение — работать фотомоделями. На самом же деле бакланы заняты в древнейшем китайском рыбном промысле.

В шесть утра, с рассветом, супруги Ким и Юи из провинции Цзянси на юго-востоке Китая приходят к своей лодке на берегу озера. Это одна из немногих деревень, в которой семьи из поколения в поколение ловят рыбу с помощью птиц. Многие живут тут же, на реке, в больших лодках с бетонным дном и деревянной надстройкой. Но супруги Ким и Юи в лодке не живут. Их моторка — плавучий насест: на каждой из толстых веток по периметру сидят по две птицы.

Здесь есть все необходимое: к крыше прикреплены зеркальце, шампуни, тазик, скороварка для риса, термос… Едва лодка отправляется в путь, хозяйка начинает готовить завтрак на газовой горелке. Как правило, это рыба с жареным луком.

Ким и Юи держат путь к узкой части озерной протоки. Плывут долго, больше часа. Их моторка тянет за собой на буксире весельную лодку, в которую Ким переберется, добравшись до нужного места. Сухой соломинкой он перевязывает каждой птице шею так, чтобы она могла проглотить только мальков.

После этого Ким отплывает с птицами подальше от лодки. А его жена направляет моторку по протоке. С помощью генераторов она «глушит» рыбу под лодкой. Та на время теряет способность ориентироваться, бакланы ныряют за рыбой — и вскоре их растянутые горловые мешки уже набиты добычей.

Быстрыми движениями Ким подставляет шест птице с наполненным зобом и переносит ее в лодку. Если баклан не слушается, рыбак подтягивает его за веревку, привязанную к лапе, крючком на конце шеста. В лодке он ловко опорожняет горловой мешок, надавив на его. И тут же отправляет баклана обратно на воду — отдыхать некогда. Передышку позволяют только молодым и неокрепшим, а также уставшим взрослым птицам. Больше всего бакланы ослабевают, когда удерживают в клюве крупную рыбу — проглотить ее они не могут. Хозяин забирает трофей сачком и в награду бросает малька.

Когда весельная лодка заполняется рыбой, бакланам развязывают горло и дают наконец наесться. Но так, чтобы они успели проголодаться к следующему утру. Сытых птиц рассаживают по местам, перенося на шесте или держа за голову. Уставшие, они на обратной дороге домой засыпают.

Тем временем хозяйка готовит обед — рыбу. Но, в отличие от утра, — свежую. Рабочий день длится уже десять часов, а конца его еще не видно. Причалив к берегу, семья разгружается, сдает улов (около трехсот килограммов) перекупщику, поит бакланов и отмывает лодку от чешуи.

И так шесть дней в неделю, с одним выходным. В такие дни бакланов пересаживают с лодки на причал, где они строят гнезда из мусора. У каждой рыбацкой семьи — по два с половиной десятка бакланов. На судне пернатые живут всю свою жизнь. Они не привязаны к нему веревкой. Они привязаны невидимой нитью к своему хозяину. Как человек этого добился?

Точно неизвестно, где в Китае зародилась традиция приручать бакланов и как она распространялась по стране. Вероятно, все началось в низовьях Янцзы.

О выращивании бакланов в Китае впервые упоминается в поэме Ду Фу (VIII век): «В каждом доме выращивают черных дьяволов / И каждый раз, во время еды, дают им желтую рыбу». Желтая рыба — это осетр, черный дьявол — баклан. Китайцы любили давать описательные имена животным. В древней и средневековой литературе Поднебесной бакланы определяются как «маленькие работники», «черноголовые сети», «китайские собаки», «морские вороны» и «старые водяные утки». Современные рыбаки тоже дают своим птицам имена. Очень простые. Например, Черная Лапка.

Описание рыбалки с бакланами встречается в источниках XII века: «Рыбаки Шу выращивали по десять бакланов и каждый день ловили по пять килограммов рыбы… Птицы очень ручные и восприимчивы ко всему, как будто у них человеческое сердце. Независимо от того, поймали они рыбу или нет, птицы получали корм на лодке и возвращались на работу. Этот метод сравним с обучением ястребов, но ограждает вас от необходимости скакать на лошади и бежать».

Уже в 1848 году в стране существовала ферма по разведению бакланов. Сегодня их немного. В провинции Шаньдун Восточного Китая есть только одна — потомственного рыбака Вайчана. Ближайший к ней городок находится в шестистах километрах от Пекина и Шанхая. Ферма Вайчана разместилась у разлива реки, прижавшись к другим дворам. Они не огорожены заборами, а соединены между собой дорожками. Дом стоит на воде, хозяйственные постройки — на суше. Курятник обнесен сетями, на крыше — грядки с салатом и кабачками.

На ферме постоянно живут и работают родители Вайчана. О птенцах заботится его мать. До полуторамесячного возраста птенцы сидят на специальном помосте. Совсем маленькие — в корзинах или коробках. Никто из них не пытается сбежать.

В природе бакланы распространены по всей Евразии. В Китае они обитают возле крупных рек и морей, их можно увидеть у озер и на болотах. Разные виды селятся и сооружают свои гнезда на деревьях, пологих островных склонах и даже скальных выступах. Через неделю с начала постройки гнезда самки откладывают яйца, которые высиживают оба партнера.

Но потомство одомашненных бакланов никогда не видит своих родителей, которым не позволяется даже высиживать отложенные яйца. Взрослые птицы должны рыбачить. Как только они построили гнездо и отложили полную кладку, хозяева забирают яйца и подкладывают их под курицу. Гнездо выбрасывают, а пернатых «работников» отправляют трудиться.

Вылупившихся птенцов сразу забирают от курицы. Потому что начальный период его жизни — очень важный этап: за это время в памяти должен сформироваться образ родителей и сородичей. Первый, кого увидит птенец баклана, открыв в пятидневном возрасте глаза, — человек. Его он и запоминает как самое важное существо на свете и за которым будет как привязанный следовать всю жизнь.

Беззаботное детство птенцов заканчивается уже через две недели. Их начинают обучать основным навыкам рыбалки.

Способность ловить рыбу дана бакланам от рождения. Но помимо этого от них требуется, во-первых, умение забираться по требованию хозяина на шест и подолгу сидеть на нем. А во-вторых, они должны знать, куда плыть за рыбой, когда доставлять ее хозяину, как садиться в лодку, ориентироваться на местности и взаимодействовать с другими крылатыми рыболовами.

Китайские рыбаки веками используют принцип, который лишь недавно начали исследовать ученые. Это «обучение путем наблюдения» за сородичами. С полумесячного возраста бакланов берут на рыбалку, сажая их в корзины на корме лодки. Оттуда малыши наблюдают за поведением взрослых птиц. Потом их пересаживают на шесты. Это длится до тех пор, пока птенцам не исполнится полгода.

Как научить птицу забираться на шест по приказу хозяина и подолгу сидеть на нем в лодке? Очень просто: лишив ее иной возможности!

Полуторамесячных птенцов с окрепшими лапками пересаживают на специальный помост из бамбуковых жердей, расположенный на высоте 20 сантиметров над водой, и привязывают его за лапку короткой веревочкой. До полугода они будут сидеть на тонких бамбуковых палках. Если баклан упадет в воду, единственная «суша», на которую он может вылезти, — неудобная палка. Постепенно ему все больше и больше нравится на ней сидеть.

Шестимесячных птенцов хозяин фермы Вайчан продает рыбакам, и «дети» начинают рыбачить вместе со взрослыми бакланами. Так, используя законы природы и манипулируя особенностями поведения пернатых, человек воспитывает себе верного помощника.

Рыбалка с бакланами в Китае продолжается круглый год. Способы ее различаются в зависимости от региона. Например, в провинции Шаньдун происходит так: полтора десятка рыбаков на своих лодках с бакланами цепляются друг за другом к моторке и вереницей направляются к месту лова. Там они разъединяются, спускают птиц на воду и все вместе двигаются по часовой стрелке, колотя веслами по воде и громко крича — для того чтобы напугать рыбу. Бакланы, перемешавшись, плывут стаей, ныряют и хватают добычу. «Обработав» один участок, рыбаки сажают птиц на лодки и перевозят на другой. 

Региональные различия на суть рыбалки не влияют. И улов тоже всегда хорош. С помощью птиц в Китае можно рыбачить там, где это не разрешается сетями и электроудочками.

Осенью, когда у бакланов полуторамесячная линька, хозяева не перевязывают им горло. Весь улов достается самим пернатым охотникам. Очень больших рыб, которых птицы не в состоянии проглотить, рыбаки забирают себе.

В девять лет бакланы начинают стареть и ловят уже значительно меньше. Добычи хватает только на то, чтобы прокормить самих себя. Иногда рыбаки продают нетрудоспособных работников фермам, а те — фотографам. Так, баклан, начав карьеру рыбаком, может закончить ее фотомоделью.

17.10.2014