С первыми лучами весеннего солнца они распахивают двухстворчатые двери своих террас. И в их лофты, мезонины, апартаменты размером 150 квадратных метров, в которых они живут с подругой и собакой, врываются ветер, крики чаек и пулеметные очереди отбойных молотков. Они опускаются в плетеные кресла, укрывают плечи серыми пледами и закрывают глаза. Их бледные, измученные сырой гамбургской зимой лица становятся по-детски беззащитными. Им все равно, что они похожи на фотомоделей, умело рассредоточенных по балконам этого нереального квартала агентами по недвижимости. Теми же агентами, давшими их домам экзотические имена, которые переводятся с английского как «Четвертый док», «Океанский район», «Портовый куб».

Эти счастливчики — обитатели нового гамбургского квартала Хафенсити, «портового города», появившегося на берегу Эльбы со скоростью, с которой в других местах растет трава. Квартала, где нет облупившейся краски на фасадах, сломанных качелей на детских площадках, бомжей под мостами. И вообще напрочь отсутствует типичная для большого города грязь. Где ни один дом не похож на другой. А под окнами проплывают корабли и пролетают чайки. Наверху возвышается айсберг из стекла и бетона  — еще не законченное здание новой городской филармонии. На ее строительство богатые и не очень горожане собрали 69 миллионов евро частных пожертвований. Только одна семейная пара отдала ни много ни мало
30 миллионов евро личных сбережений.

Новый квартал располагается почти в самом центре города, в десяти минутах ходьбы от ратушной площади. На сегодняшний день это самый грандиозный градостроительный проект во всей Европе. Директор местного департамента по строительству Йорн Вальтер называет Хафенсити «воплощением нашего представления об идеальном будущем».

Место для утопии cенат «вольного и ганзейского города Гамбург» — таково официальное название — выбрал символичное. На этих 157 гектарах земли между Эльбой и кирпичными домами складского района Шпайхерштадт как будто постоянно сходятся и расходятся будущее и прошлое, иногда и мифическое.

В 1401 году здесь вместе с 73 другими пиратами был казнен Клаус Штёртебекер, морской Робин Гуд, живший по принципу: «Враг всему миру, друг только Богу». Именно этот девиз высечен на его памятнике в Хафенсити. Гроза купцов, «перечных мешков», в наши дни в Гамбурге фигура культовая. Считается, что золотая корона на шпиле церкви Святой Екатерины была выплавлена из награбленного им золота, а его пиратский флаг — герб местного футбольного клуба «Санкт-Паули», прозябающего сейчаc во второй лиге немецкого футбола.

Легенда гласит, что уже обезглавленный Клаус Штёртебекер пробежал мимо одиннадцати морских разбойников, чтобы по поставленному бургомистром условию добиться их помилования. На этом самом пустыре в 1888 году была заложена основа благосостояния города. Здесь был открыт так называемый «вольный» порт. «Гамбург веками имел статус свободного города и пользовался привилегией беспошлинной торговли», — рассказывает историк Клаудия Вайс. Город входил в знаменитую Ганзу — союз северогерманских торговых городов для защиты от феодалов и пиратов. Однако в 1871-м он вступил в образованную Бисмарком Германскую империю, а в 1881 году под давлением Берлина — в таможенный союз. «Но гамбургские купцы добились сохранения своих традиционных привилегий и выторговали себе вольный порт — территорию, на которой не действовали таможенные пошлины».

На деньги, полученные от империи за вступление в таможенный союз, в Гамбурге и построили Шпайхерштадт, самый большой складской комплекс мира, выходящий одной стороной на улицу, а второй на канал.

В этих шести- и восьмиэтажных постройках, оборудованных лебедками для поднятия грузов (они сохранились до наших дней), купцы могли хранить и перерабатывать ввезенные товары — без уплаты таможенных пошлин. «Для строительства Шпайхерштадта были разрушены кварталы мастеровых и рабочих, десятки тысяч людей были буквально выброшены на улицу», — говорит Вайс.Читать дальше >>>