Всю первую половину лета туристы, гуляющие по Будапешту, могли видеть такую картину. На площади Свободы, возле бьющего из земли фонтана, где вечно резвятся мокрые и счастливые дети, из-за ограждения выглядывают верхушки тринадцати каменных колонн. А на земле, на каменных плитах тротуара, вдоль всего ряда колонн, по эту сторону возведенного у стройки забора — свечи, цветы в вазах, букетами и россыпью, круглые камешки, фотографии и документы в пластиковых пакетах, детские игрушки, сандалии, записки. На камешках часто звезда Давида. Среди фотографий — портреты людей из 40-х годов, мужчин и женщин. Изображения заключенных в лагере. Колонны депортируемых евреев. И чаще всего повторяется известный снимок, запечатлевший правителя Венгрии Миклоша Хорти плечом к плечу рядом с Гитлером. Книги и документы, как видно, уже не раз побывали под дождем, часть свечей прогорела, часть — свежие, добавленные сюда, как видно, прямо сегодня утром…

Что это? Это спор между правительством и гражданами о собственной истории.
В конце апреля на площади началась стройка. Появились и встали эти тринадцать колонн; две целые, с базами и капителями, остальные умышленно, в соответствии с неясным пока замыслом, обломанные. «А что это тут у нас такое?» — спросили горожане. «Ну как же, — ответило правительство, — в этом году исполняется семьдесят лет со дня оккупации Венгрии фашистской Германией в 1944 году. В память этого события и монумент. Над колоннами, наверху, будет установлен черный орел как символ Германии, а в центре — фигура ангела, символизирующего Венгрию».

И тогда горожане вышли на площадь.

Встали, взявшись за руки, в цепочку вокруг стройки и сказали: «Нет! Не была Венгрия ангелом в годы войны. Некрасиво и неправильно сваливать всю вину на Германию, когда и за Венгрией числится немало грехов. И уж совсем негоже поворачивать дело так, будто мы о своем прошлом забыли».

Тут стоить напомнить, что в 1941-м Венгрия вступила в войну на стороне Германии, не в последнюю очередь ради того, чтобы вернуть свои земли, утраченные в результате Первой мировой. После разгрома под Сталинградом пыталась перейти на сторону союзников и, как результат, 19 марта 1944 года была Германией оккупирована. С началом оккупации в Венгрии начались преследования евреев. Далее — Будапештская операция и взятие города Красной армией, о чем напоминает монумент с пятиконечной звездой, стоящий тут же, на той же площади, по одной оси с новым памятником.

Черный орел — Германия, ангел — Венгрия. «Они» — плохие, «мы» — хорошие. Почему же горожане против? Да потому, что поворачивать дело так, будто до 1944-го, до оккупации, в стране царила тишь да благодать — значит, врать. Собственная фашистская партия «Скрещенные стрелы» была основана еще в 1935 году. Еврейские законы, Первый, Второй и Третий, установившие для евреев ограничения на работы, постановляющие считать евреями и тех, кто принял христианство, и, наконец, запрещающие браки и половые контакты между евреями и венграми, приняты были в 1938-1941 годах, до всякой оккупации. И кошмар Холокоста, развернувшийся здесь с 1944 года, никак не получается списать исключительно на германских нацистов — нацисты собственные, венгерские, как говорят, взялись тогда за дело с энтузиазмом, удивившим даже немцем.

Памятник ставится по инициативе правящей партии Фидес, и чуть ли не по личной инициативе премьер-министра Виктора Орбана, и трактовку истории предлагает очень удобную: Венгрия — «жертва», Германия — «агрессор». Иными словами, все зло — «от них», а «мы» — ни при чем. На самом деле все не так просто.

С одной стороны, примерно пятьсот тысяч венгерских евреев и цыган были убиты в концентрационных лагерях, куда их оправляли при содействии тогдашних венгерских властей. Евреи Будапешта были согнаны в гетто. Начались массовые убийства. Память об этом — мемориал на набережной Дуная, где над самой водой стоят чугунные туфельки, ботинки, сапожки, сандалии — мужские, женские, детские — их приказывали снимать перед расстрелом.Читать дальше >>>