Так везде: люди хотят, чтобы рядом прыгало и ласкалось мохнатое живое существо, чтобы встречало лаем и виляло хвостом, преданно глядело в глаза и любило просто так, от всей собачьей души. Существо все желаемое исполняет без возражений, но вот беда — просится на улицу. С целью справить там нужду.

Людям это не нравится. По крайней мере, тем, что ходят по улицам сами по себе, без лохматого-пушистого на поводке, с детьми или просто так. Люди-пешеходы просят людей-собаковладельцев: уберите за своими собаками, пожалуйста, будьте так добры. А для наглядности рисуют картинку: собаку, справляющую нужду, а рядом — собаковладельца в той же позе и с тем же результатом жизнедеятельности на тротуаре.

Такая табличка прикреплена к забору одного из домов Буды, западной, холмистой, всегда несколько меланхоличной и задумчивой части Будапешта. Улицы здесь перемежаются скверами, переходящими в рощи, переходящими в окрестные леса, и если смотреть с пештской стороны, вся Буда кажется большим зеленым курчавым пледом, наброшенным на чьи-то мягкие круглые бока и прочие выпуклости.

На другом берегу, в Пеште, — сплошной камень и немножко асфальта. Ходить удобно, если не на шпильках, и здешние барышни, даже самые модные, университетские, с апреля по октябрь бегают по городу в легких тапочках. В самом-самом туристическом центре, в окрестностях улицы Ваци и особенно вокруг здания Парламента, народ ходит понимающий, всякие экскременты за своей собакой подбирающий и оставляющий тротуар таким же чистым, каким он был до прогулки. В студенческом Восьмом районе народ проще. И пешеходам рекомендуется смотреть не только на мраморных кариатид у парадного подъезда или на черноглазых девушек, потягивающих лимонад из огромных бокалов за столиками многочисленных летних кафе, а еще и просто под ноги. А то мало ли…

И тогда на чугунной кованой ограде появляется плакат: детский рисунок, изображающий город, жители которого забыли о своих обязанностях. Дома на рисунке — под красной черепичной крышей, и красный пожарный гидрант на первом плане, и ровненькая брусчатка тротуара. Но кто-то пишет граффити на стене и кидает яблочный огрызок мимо нарисованной урны. И собачки, естественно, тут же. Подпись напоминает: никто за вас не приберет, люди, никакая собака за чистоту не ответственна, только вы сами. Действует ли плакат на собаковладельцев? На автора плаката, двенадцатилетнюю Габриэллу, наверняка действует. Вырастет, заведет собаку, станет ее выгуливать там, где для того городом место предусмотрено — и содержать город в чистоте.

Но решительнее прочих высказалась мэрия Шестого района. Тут надо заметить, что город Будапешт мало того, что состоит из Буды и Пешта, так еще и делится на двадцать три отдельных района. У каждого свой номер и имя, свои совершенно четкие границы, свой ритм жизни, заметный даже туристу. В Шестом районе в воскресенье улочку перекрыли и праздник себе устроили, с котлами гуляша и народными песнями. А в Седьмом уборку территории затеяли, с мэром в первых рядах…

Шестой называется Терезварош — город Терезы. Главная церковь района носит имя святой Терезы, испанской монахини, жившей в XVI веке и известной в мире в основном по барочной алтарной скульптуре Бернини, где беломраморная Тереза в сладостной истоме возлежит на облаках у ног ангела с золотой стрелой, а в России — по диалогу Венички Ерофеева с богом: «А для чего нужны стигматы святой Терезе? Они ведь ей тоже не нужны. Но они ей желанны». При этом все понимают, что район назван как в ее честь, так и в честь императрицы Марии Терезия, правившей страной в XVIII веке: небесное и земное, божье и кесарево, духовное и государственное — все вместе. Петербуржцы поймут: так, собственно, назван и их город — одновременно в честь святого Петра-апостола и Петра Алексеевича Романова.Читать дальше >>>